Про сантиметры

 

А вы знаете, что в мире существует два вида линеек
Одни линейки — это те, которые c правильными сантиметровыми делениями, прошли поверку, сделаны по ГОСТу, все дела. Ну, в общем, обычные такие, правильные линейки.
А вторые — это те, которыми мужчины свои пиписьки измеряют.
Огромные такие линейки, начинаются, как правило, сразу с восемнадцати сэмэ.
Спросить любого среднестатистического мужичка, а сколько, мол, дружочек, у тебя в сантиметрах
Мужичок помнётся немного (зуб даю — на лице отразится паническая работа мысли: «Сколько сказать, сколько сказать… Двадцать два! Не, дофига, не поверит! Двадцать! Чччёрт, неправдоподобно…»), и выдаст, не моргнув: «Восемнадцать!»
Ну да, я, помнится, даже как-то писала, что этими же линейками мужчины своё эго измеряют.
Эго — штука такая, меньше восемнадцати быть не может.)
У меня вот, знаете, профессиональная деформация. Уж коль так вышло, что секс — моя работа, то и говорить на рабочие темы я могу без стеснения. Ну а что — может же бухгалтер, например, не стесняясь о дебете с кредитом говорить Может.
Или сварщик какой об анодах-электродах Тоже может.
Вот и я про секс могу.
Вот, бывает, заведет разговор к околосексуальным темам — а я возьми, да и спроси, мол, сколько у тебя в сэмэ
Не то чтобы мне это интересно, просто это для меня уже давно как эксперимент такой — собираю мужские ответы.
Вот хоть бы кто честно сказал: двенадцать! Ну или тринадцать. С половиной.
Так нет же, кого ни спросишь — гиганты все.
Никто не признаётся в нормальных, человеческих, тринадцати-пятнадцати.
И хорошо ещё, если скажут «восемнадцать». Это так ещё, скромненько.
А мужчины у нас — народ массово нескромный.
Поэтому двадцать два стабильно. Или сразу двадцать пять. А вот, кстати, прямо сейчас подумала: почему-то никто и никогда не говорит, что двадцать три или двадцать четыре. Тут градация такая: восемнадцать, двадцать, двадцать два, потом сразу двадцать пять.
Не, на правильно, чё… Двадцать четыре — это как-то не звучит, вроде как сантиметр не дотянул.
Эээх, недомеееерок. Стыдно даже.)
Я вообще так понимаю, что мужчины слабо себе представляют, что такое двадцать сантиметров в реале. Я уже молчу про двадцать пять.
Вон, школьные линейки на двадцати, как правило, заканчиваются. А потому что если больше — в пенал не влезает. Да-да!
А у нас все мачо, да. С хренами наперевес.)
* * * * *
Собственно, к чему вся эта прелюдия…
Сходила моя Лика на постельное свидание. Ну а что, Лика — девушка свободная, отчего же не сходить
Случайно познакомились, вот буквально на улице. Она где-то у витрины зазевалась, а тут он, в смску завтыкал, вот и встретились два одиночества. Практически лоб в лоб, даже немного больно.
Ну там ах простите-извините, вот бывает же, да, посмеялись, а дайте телефончик, а что вы вечером..
Как обычно, в общем. И симпатичный же такой, зараза — чернявый, под два метра, глазища на пол-лица, любимым Ликиным Диором полит, благоухает. Ну прелесть же.
Впрочем, чары начали развеиваться тем же вечером. Симпатичный чернявый оказался не то чтобы совсем уж глуп, но как-то так, недалёк, что ли. Ну, внешне интересен, это да. Но вот…
В общем, в качестве потенциальной любви всей жизни Лика отмела его почти сразу. Так, разве что на пару раз, да и то… Скорее нет, чем да.
Ну потому что у женщины главная эрогенная зона — это мозг. Ежели в мозгу мужчина не засел-обосновался, то, считай, пиши пропало.
Она уж думала прощаться и идти домой, но после кафешки решили еще немного прогуляться, поболтать. И погода ещё — прелесть.
Чернявый нежно приобнимал её за плечи, и как-то незаметно разговор и перешел на интимные темы. Ну, бывает под хмельком, да и не дети ж уже.
И вот тут-то Лика и узнала, что у него — двадцать два. Ну да, он сам сказал. Мол, есть такое дело. Что выросло — то выросло.
После этой фразы Лика посмотрела на него внимательнее. Потому что была голодна — раз, и два — никогда в жизни не видела такого чуда, чтоб двадцать два.
А уж как это выглядит она себе примерно представляла — линейки в доме были, ребенок же растёт.
Собственно, именно эти «двадцать два» и стали решающим аккордом. Решающим в пользу того, чтобы уединиться где-нибудь с высоким симпатичным, и провести чудесные пару часов.
А то, поди, когда ещё доведётся на такое чудо да вживую посмотреть.
Через час они были в гостиничном номере. Перед этим зашли в магазин, где высокий симпатичный долго и с упоением выискивал презервативы размера икс-икс-эль.
Лика была в предвкушении.
В номере он сразу начал раздеваться. Рубашка… носки… брюки… последний фиговый листок — трусы…
Лика заметила неладное ещё тогда, когда к его ногам упали брюки.
В том смысле, что обитатель трусов уже явно стоял, но… на феерию рассчитывать совсем не приходилось.
Лика ещё успела понадеяться на обман зрения, но… как только трусы были сняты, стало ясно: с её-то зрением всё хорошо.
…а вот с его линейками — не очень. Высокий симпатичный оказался обладателем весьма посредственных размеров.
Да, она могла остаться. Могла. Если бы вдруг не разозлилась.
Ну это как с недобросовестной рекламой: на плакате видишь большой хрустящий чипс, а в пакетике оказывается какая-то малопонятная картофельная крошка.
Любой бы разозлился.
Лика подошла к нему, аккуратненько двумя пальчиками взяла столь неудачно разрекламированное достоинство, и сказала фразу, которую, с одной стороны, наверное, можно было не говорить из жалости к его самолюбию, а с другой — сказать было надо. Ибо нефиг врать.
Она, может, и пошла с ним именно потому, что рассчитывала на эти сантиметры, а тут такой облом.
Она сказала:
-И где здесь двадцать два! Да тут же и двенадцати не будет!..
Выпустила недомерок из рук, и, пока чернявый заливался всеми цветами радуги, спокойно натянула снятую уж было маечку, подцепила сумочку, обула босоножки и вымелась в горячий летний вечер.
Потом позвонила мне и через час мы с ней пили кофе в одном уютном заведении.
* * * * *
В общем, вышло как в том анекдоте…
Приходит мрачный муж домой, и говорит жене:
-Какая ты у меня дура — даже стыдно! Ты ж даже не умеешь пользоваться логарифмической линейкой. Или учись или у*бывай!
На следующий день приходит с работы, видит: сидит жена на кухне с линейкой и что-то считает. Спросил, что делает.
Жена, сосредоточенно:
-Значит так… Длина твоего члена — двенадцать сантиметров, так Таак! Глубина моего влагалища — четырнадцать. Итого за десять лет семейной жизни недо*б составил двадцать три километра. Или до*бывай или у*бывай…
Екатерина Безымянная

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *