Весеннее кунг-фу

 

Весеннее кунг-фу — Я прибыл, чтобы добыть честь прекрасной Ак-рум! — Ха! Наконец-то. Уже заждался тебя. Больше смельчаков здесь и не осталось. Кин-ча-пеп, окруженный телами поверженных

— Я прибыл, чтобы добыть честь прекрасной Ак-рум!
— Ха! Наконец-то. Уже заждался тебя. Больше смельчаков здесь и не осталось.

Кин-ча-пеп, окруженный телами поверженных противников, принял боевую стойку, черный, как сердце ночи, и столь же опасный.

Пробивающийся сквозь листву огромных деревьев солнечный свет отбрасывает под ноги бойцов мягкие тени.
Прелестная Ак-рум с презрением смотрит на двух глупцов, готовящихся к битве за ее сердце.

Гнусавый голос Мастера звучит в ушах Киз-рума, первого из воинов Страны Камня.

“Не выпускай когти своей ярости. Никогда. Это слишком опасно для тебя. Но при этом помни — настанет момент, когда тебе придется применить их. И тогда просто сделай это!”

Скорбь пополам с раздражением поглотила юного воина.
“Ты хоть раз мог дать мне понятный совет”

Он бросился вперед, к своей судьбе.

***

Любовь поразила Киз-рума, когда он возвращался после утреннего обхода своей территории. Направившись к своему дому по залитому лучами солнца скверу, он увидел Ее.

Она сидела на лавке, наслаждаясь первым теплом начинающегося дня и дыша опасностью, как кобра, греющаяся на солнце. Сердце Киз-рума оступилось: он понял — это она, женщина для вольного воина, его судьба. Но как гордый боец может подойти к незнакомой прелестнице Красная лента повязанная на ее шее дала ответ — она тоже боец, а значит…

— Я вызываю тебя! Прямо сейчас! Дуэль, чтобы определить сильнейшего!

Ответом было молчание и презрительный взгляд из-под длинных ресниц, покрывший его мурашками с ног до головы.

— Я Киз-рум! Величайший из воинов Страны Камня! Защищайся!

Бросок вперед, и он уже решил, что удалось застать ее врасплох.
Перед тем, как все вокруг обратилось в круговорот красок, Киз-рум увидел на лице своей судьбы прелестную улыбку. Боль в спине, движение прекратилось… Все еще не в силах подняться после удара, ослепший и парализованный Киз-рум услышал самый восхитительный из слышанных им голосов.

— Жив после моего удара… Ты интересный. Меня зовут Ак-рум. Через неделю битва за мою честь. Приходи, я приглашаю тебя. Ты сможешь умереть счастливым, наблюдая за мной, а не просто бессмысленно прожить…

Ее последние слова поглотила тьма.

Вечер опустился на Страну камня, когда потерпевший первое в жизни поражение очнулся. Заходящее солнце презрительно выглядывало из-за горизонта; горечь не сломила Киз-рума, он поднялся и двинулся к своему дому.

Привычно отмахнувшись от охов и ахов домоправительницы, Киз-рум отправился тренироваться со снарядом в внутренний дворик. Ожесточенное избиение деревянного столба было прервано гнусавым шепотом.

— Сегодня утром я видел твое поражение. Хочешь ли ты познать силу слабых Хочешь ли ты увидеть свет в конце тоннеля Хочешь ли ты победить Ак-рум
— Ты кто такой Что за бред ты несешь, старпер
— Я Кто я Вот молодежь пошла, совсем ничего не знает. Я Мастер, ты, тупица, мелочь безмозглая, слабак вшивый.
Взбешенный оскорблениями Киз-рум бросился на маленького серого старичка.

И второй раз за день отправился в полет.

***

“Твой внутренний зверь, твоя главная сила и твоя главная слабость.”
“Опасность — это единая грань победы и поражения.”
“Чтобы победить Ак-рум, ты должен думать как Ак-рум, быть Ак-рум, жалить как Ак-рум, летать как… подожди, это что-то не то.”

За неделю жестоких тренировок со старым воином Киз-рум понял только две вещи.

Первая — этот седой идиот совершенно не умеет учить.
Бесконечные философствования прерывались только тошнотворными полетами от дерева к дереву и указаниями на цели, которые “юный ученик” должен уничтожить во славу Мастера.

“Наши враги никогда не спят днем, только ночью”
“Внемировая сила! Вот пища для ума!”
“Ты должен быть так же силен, как слабость!”

Вторая — битва приближалась, а Киз-рум не чувствовал, что стал сильнее. После очередной тренировки Мастер, выдав новое гнусавое поучение, дал ему передышку и прикорнул под деревом.
Юный воин продолжал отрабатывать на стволе дерева изученные удары, когда услышал позади громкие голоса.

— В этот раз мы уничтожим тебя!
— Ха! Может, вам стоило собрать всех местных слабаков Тогда у вас были бы шансы!

Черная грива огромного воина блестела на солнце. Он, подобно горе, возвышался над толпой окруживших его жалких шавок.

— Ну, кто из вас самый смелый Начинайте, ха-ха-ха-ха, я жду!

Киз-рум отвлекся от своей тренировки и направился в сторону намечающегося веселья.

 

— Что-то вас многовато на одного. Может, мне взять половину на себя

Вся группа, окружившая незнакомого бойца, повернулась к Киз-руму.
— Ты вместе с Черной Смертью Тогда не жди пощады!
— Ха-ха-ха-ха! Ты, должно быть, шутишь Мне их не хватит, даже чтобы размяться!

Один из толпы решил воспользоваться тем, что внимание гиганта переключилось на новую цель; первый удар стал сигналом для общей атаки.
Общая свалка поглотила черную гриву; Киз-рум, решив опробовать обретенные навыки, бросился в атаку.
Его тело двигалось плавно и размеренно, секунды стали длиннее, все вокруг замедлилось, и каждый противник будто попал в вязкий кисель; удивленный, юный воин начал одного за другим отключать своих своих врагов, вопреки обычному сдерживая свою ярость.
Через минуту все противники мешками валялись на земле, а Киз-рум, тяжело дыша, встал напротив черного воина. Тот, похоже, даже не запыхался.

— Ха-ха-ха-ха! А ты неплох для малявки. Меня зовут Кин-ча-пеп, Черная Смерть. А тебя
— Я Киз-рум, величайший из воинов Страны Камня!
— Ха-ха-ха-ха! Прямо величайший

Гигант добродушно улыбнулся и потянулся.
— Спасибо тебе, что подсобил раскидать этих идиотов побыстрее, я сегодня тороплюсь. Мне еще нужно успеть на битву за сердце прекрасной Ак-рум!
— Ты тоже будешь бороться за нее Тогда уда…

Удар чудовищной силы прервал Киз-рума на полуслове. Привитая Мастером привычка летать сделала свое дело — приземлился он практически ровно.
Чтобы увидеть летящую прямо на него черную гору.

— В СТОРОНУ.

Еще один удар, на этот раз сзади-справа, и еще один полет. Перевернувшись прямо в воздухе, Киз-рум увидел тень, мечущуюся вокруг темного гиганта. Удары сыпались быстро, сливаясь в размытую скоростью серую волну; Мастер

— И ты тут, старик Ха-ха-ха-ха! А не староват ли ты для такой битвы

Очередной удар тьмы попал по седой тени. Ее движение прекратилось.

— Вот и все. А теперь малец…
— Нет! Остановись, если у тебя еще осталась хоть капля уважения! Он тоже мой ученик! Практически твой названный брат!
— Ха. Хорошо, старик, как дань твоей памяти. Все равно завтра он явится на битву и умрет… Если сможет подняться сегодня.

Черная Смерть скрылась с глаз Киз-рума. Тяжело поднявшись, он двинулся к Мастеру, уже понимая, что случилось худшее.

— Мастер…
— Кх… Кх… Похоже, мой пусть по граням победы и поражения окончен, мой ученик. Ты должен остановить моего сына… Я вижу твое будущее… кх-кх… ты справишься… Великая победа и огромная потеря ждут тебя… Я передам тебе секрет… Наклонись ближе…

Последнее дыхание покинуло его вместе с последними словами.

***

На следующий день Киз-рум прибыл к назначенному Ак-рум времени и месту. В солнечных лучах, пробивающихся через кроны деревьев, он увидел образ Мастера, повторяющий ему последнее напутствие.

“Ты должен остановить его. Я обучал его, как своего сына, но он бесконечные победы извратили его; он стал думать только о себе и своих желаниях.”

— Киз-рум пришел за сердцем прекрасной Ак-рум!
— Ха! Наконец-то. Я уже заждался тебя. Больше смельчаков здесь и не осталось.

Они столкнулись. Удар Черной Смерти даже в медленно текущих секундах концентрации был еле различим.

“Он всегда логичен. Чтобы достать его, тебе придется принять удар своей судьбы. Я учил тебя хорошо — ты справишься.”

Киз-рум принял удар. Очередной привычный полет, и вот он уже на земле… Кин-ча-пеп приближается, он расслаблен, он приготовился взять свою победу.

“Не выпускай свои когти своей ярости. Никогда. Это слишком опасно для тебя. Но при этом помни — настанет момент, когда тебе придется это сделать. Не упусти его.”

Последний секрет Мастера пошел в дело. Киз-рум выпустил своего зверя. Он стал стрелой ненависти, слепым орудием воздаяния.

Очнувшись, он увидел Кин-ча-пепа, лежащего на земле с разорванным животом и рассеченным горлом, через которые его покидала жизнь. Киз-рум не ощутил удовлетворения, но образ Мастера в солнечных лучах медленно растаял, одобрительно улыбаясь.
Восхитительный голос отвлек от мыслей о смерти.

— Ну что, мой герой, похоже ты заслужил мою честь…

Скорбь по мастеру ушла, уступив место желанию. Победитель забирает все… В ближайшей уединенной роще Киз-рум и Ак-рум предались горячей страсти.

Испив жизнь полной чашей, юный воин направился домой. Домоправительница как всегда вышла встретить его; чувствуя себя всесильным после победы, он не уследил за своими когтями, когда отталкивал ее…

***

…Плачущая женщина выбежала из коридора в кухню. Ее муж оторвался от телевизора и обеда.
— Что случилось
— Мурзик совсем с катушек слетел из-за весны, весь изодранный опять пришел и поцарапал меня сейчас, представляешь!
— Да я уже давно тебе твержу, пора кастрировать этого мартовского кота. Соседская Мурка вообще из дома сбежала. Гуляет теперь где-то… Котят поди притащит.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *