Жил-был писатель. Звали его Сергей Сергеич.

 

Жил-был писатель. Звали его Сергей Сергеич. Писал он страшный и ужасный хоррор про монстров, зомби, маньяков и древних демонов. Oднажды, то ли от когнитивного расстройства, вызванного игрой

Писал он страшный и ужасный хоррор про монстров, зомби, маньяков и древних демонов.
Oднажды, то ли от когнитивного расстройства, вызванного игрой сборной России на чемпионате мира по футболу, то ли в результате каких-то глубоких душевных травм, вступил он у себя в интернетовском блоге в полемику с неизвестной барышней. На аватарке у барышни был котик, а в статусе рифмованная фраза, что-то о любви к котикам.
Подобного непотребства писатель не терпел и барышню забанил. А барашня оказалась ведьма по профессии да и по жизни тоже. Ну и наложила на него неснимаемое заклятье. С тех пор только соберётся писатель поведать всему миру очередную кровь в жилах останавливающую историю, как вместо задуманного текста выходит поэма о пушистых питомцах, сопровождаемая по ходу повествования смайликами и сердечками. Оставит где-то коммент по делу и существу, а коммент метаморфирует в симпатичную котячью мордочку, призывающую срочно лайкнуть, пошерить и скинуться всем миром на приют для бродячих животных.
Очень мучился Сергей Сергеич читательский рейтинг снизился, а коллеги по перу стали поговаривать, что мол в конец исписался, а то и вообще в маразм впал. И решил он тогда обратиться к Хантыйскому Шаману. Так ему посоветовал один товарищ, тоже раньше писавший хоррор, а потом внезапно переключившийся на книги о здоровом образе жизни.
Порчу на тебя навели, зуб даю, сверкнул товарищ белоснежной голливудской улыбкой. — У самого такое. Bместо крутого трэшака про милых сердцу монстров пишу хрень о позитивном влиянии брокколи на мой организм. Но что самое обидное — бухать не хочется, жрать жирную еду посреди ночи тоже не тянет. Про баб вообще молчу.
А что с бабами осторожно спросил Сергей Сергеич и поежился.
Безопасный секс, вот что, буркнул товарищ, никакой случайной романтики. Ничего, ты тоже скоро за собой начнешь замечать…
Замечать что
Ну, что хочется тебе котеночка завести. Или книжку со стихами купить.
Сергей Сергеич прислушался к своим внутренним ощущениям. Заводить котенка пока ещё не хотелось, но сама крамольная мысль больше не внушала прежнего отвращения.
Тут и поведал товарищ про знакомого шамана. Сергей Сергеич попробовал выпытать, отчего же друг сам не обратился за помощью к чудотворцу, но тот, будучи трезвым, не торопился откровенничать. Что-то промямлил про тренировку в спортзале, оставил клочок бумаги с адресом и отправился по своим делам.
Ну и как это сделать Придти, постучать в дверь Добрый день, вы шаман Мне вас порекомендовали для снятия порчи от стихов и котиков Бред натуральный. Позорище.
Сергей Сергеич бросил мятый клочок бумаги в мусорку. Уж лучше устроиться работать водопроводчиком в ЖЭК и никогда больше ничего не писать. Или уехать осваивать крайний север, хоть тот уже давно освоен. И никогда ничего больше не писать. Отключиться от интернета. И не писать, не писать, не писать. Вот только закончить сейчас одну вещь, самую последнюю, самую лучшую. Сергей Сергеич, ощутив резкий порыв вдохновения, подскочил к компьютеру, кликнул на иконку браузера, но не стал ждать, пока загрузится привычный сайт хоррор-новостей, а впечатал адрес стихиры, внезапно возникший в мозгу.
Что я делаю, Боже! Я регистрируюсь на стихире! Караул! Помогите! Я регистрируюсь на кишащей графоманами стихире!
Руки не слушались. Буквы появлялись на экране сами собой.
Я так люблю гулять по крышам,
Я в прошлой жизни был котом.
В ночи я каждый голос слышу,
Когда машу своим хвостом…
Последним усилием воли писатель выдернул компьютерный провод из розетки, не дав себе нажать предательскую кнопку «Публикация». Он долго смотрел в обесточенный экран, словно в черную дыру, проглотившую смысл жизни.
Затем вывалил на пол содержимое мусорного ведра и разыскал мятый клочок бумаги с адресом пресловутого шамана.
***
Шаман жил в старой панельной пятиэтажке. Стены подъезда, покрытые плесенью, словно зомби — трупными пятнами, несли на себе следы дворового эпистолярия и сообщали много интересного о жителях дома. Квартира, единственная на лестничной клетке, располагалась на последнем этаже. Звонок не работал.
Сергей Сергеич знал, как выглядят настоящие шаманы. Когда-то он провел целый год в далеком поселке Ханты-Мансийского округа на берегу Иртыша, после чего написал свою знаменитую повесть про таинственного речного духа Марендю, изгоняемого силами местных старейшин. Так вот, человек открывший дверь, даже с натяжкой не походил на Хантыйского Шамана. Во-первых, он был блондинисто-плешив. Во-вторых, растянутые треники и застиранная майка никак не могли сойти за меховой совик, отороченный соболиным кантом. В-третьих, держал хозяин квартиры в руках не ритуальный бубен, а эмалированный чайник с отбитым носиком.
Шаман неуверенно спросил писатель.
Шаман, шаман, закивал мужик, пропуская гостя внутрь квартиры, заставленной стеллажами книг. Фамилие у меня такое. По паспорту. Анатолий Петрович Шаман.
Я, наверное, ошибся, Сергей Сергеич сделал шаг назад.
Вам оберег на удачу заговорить Или будущее предсказать А может, порчу снять мужик явно не удивился визиту. Да вы не стесняйтесь, проходите.
Тут Сергей Сергеич, не ожидая от себя такой откровенности с незнакомцем, как на духу выложил свою проблему. Закончив повествование о своих злоключениях, писатель уставился в книжную полку перед глазами. Там красовался его сборник страшных мистических рассказов, вышедший несколько лет назад.
Вы ведь не знакомы с ней лично, с ведьмой вас проклявшей
Нет, покачал головой Сергей Сергеич. Я ж ее забанил. А когда понял, что все беды от нее, пытался найти, но без толку. Исчезла.
Судя по всему, ведьма испортила вам призвание. Точнее, подменила его. Теперь ваша жанр не хоррор и сплатерпанк, а ромфант и розовые сопли, заявил мужик уверенным тоном.
Возникла театральная пауза. «Сейчас денег будет просить, шарлатан хренов», подумал Сергей Сергеич. С деньгами было туго сказывались последствия затянувшегося творческого кризиса.
У вас два варианта. Бросить писательство к псам адовым и начать другую карьеру. Вас, возможно, уже посещала такая мысль. Или обнулить заклятье. Мне лично хотелось бы, чтобы вы выбрали второе. Все-таки я ваш читатель, Шаман кивнул на полку, жаль терять такого хорошего автора.
Типа порчу снять спросил Сергей Сергеич.
Не совсем. Понимаете, призвание это высшее понятие, существующее автономно от наших желаний. Если человек идет против того, что дано ему свыше, то есть, предает свое призвание, то оно ему этого не прощает. Единственный способ исправить ситуацию не противиться новым стремлениям, а добиться в них успеха. И, уже будучи на вершине успеха, отказаться от всего этого и заняться тем, чего душа пожелает.
Что же это, я должен писать стихи о котиках возмутился писатель.
Не просто стихи о котиках, серьезно произнес Шаман, а гениальные стихи о котиках. Вас ждет народная слава. Гонорары. Известность. Я не шучу.
А вам-то какая разница Вы же порчу за деньги снимаете, недоумевал Сергей Сергеич.
Я бизнесмен, ответил Шаман, почесывая пузо под майкой, в случае успеха оплатите мне консультацию.
Сейчас, значит, ничего платить не надо уточнил Сергей Сергеич, и потом, только если получится
Именно так, подтвердил Шаман, ну и автограф на память, если вы не против.
Вот тут Сергей Сергеич поверил.
И сразу понял, почему приятель не торопился откровенничать. Вспомнил его новую тачку, дорогой костюм, помолодевшее лицо… Не смог, значит, отказаться…
Шаман, изображая улыбку на небритой физиономии, протягивал открытую книгу.
Автограф…
Сергей Сергеич нацарапал на титульной странице смешное двустишье под которым поставил размашистую подпись.
Едва дверь за писателем захлопнулась, Шаман бросил книгу в мусорное ведро. Затем набрал телефонный номер:
Ну все, Сергеева можешь вычеркивать. Да стопудово не вернется. Крепко ты его розовыми соплями обмотала. Ты бы видела, с каким видом он тут у меня стишок сочинял. А ты там кого еще переквалифицировала Одного на садоводство, другого на научпоп Поздравляю. А то развелось тут самозванцев, хоррор, понимаешь ли, пишут. Уж лучше пусть пишут то, что им подходит.
Анатолий Петрович нажал отбой. Затем открыл шкаф и достал ритуальный бубен, обвешанный тонкими соболиными хвостами.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *