Ций

 

Ций Душно. Темно. Пыльно. Если бы лего-человечек мог бы выматериться вслух - он бы это сделал. Это хоть немного развлекло бы его. Сколько времени он тут лежит Два года Три Четыре Черт его знает.

Душно. Темно. Пыльно.
Если бы лего-человечек мог бы выматериться вслух — он бы это сделал. Это хоть немного развлекло бы его. Сколько времени он тут лежит Два года Три Четыре Черт его знает. Вид стального каркаса дивана порядком его задолбал. Эх, а вот раньше
Человечек помнил эти времена четко и ясно. Он помнил, как маленький мальчик открыл коробку с ним и его машинкой, аккуратно разделил детали по типам, взял инструкцию и принялся творить. Автомобиль он собирал очень аккуратно, каждый шаг перепроверял раза три. Тогда игрушка подумала, что ей очень повезло. Ага, щас, блин. Но стоит отдать пацану должное он играл с этим человечком месяцев шесть, несмотря на то, что его коллекция медленно, но верно пополнялась другими фигурками.
Как это часто бывает, судьбоносный день по началу казался самым обычным. Разве что мальчик был чуть ленивее, однако, это не помешало ему весь вечер просидеть с игрушками. Но когда пришло время их собирать, вместо того, чтобы сложить их в ящик, ребенок решил загрести их под кровать. Умно, правда
Неправда. Нифига это не умно. Ручонки у пацана были мелкие, худые, но достать каждую деталь из-под кровати он всё равно не смог.
Человечку хотелось закашлять. Хрипло, громко, чтоб слышала вся квартира. Ещё ему хотелось, чтобы тот паскудный мальчуган тоже полежал тут, хотя бы пару дней. Подышал бы этой серой пылью. Помучился бы. Поплакал. Но годы всё шли, а желания игрушки всё никак не воплощались.
Давай, двигаем!
Свет ударил человечку в глаза. Ножки старой кровати заскрипели по такому же старому линолеуму.
О, пап, смотри. Жесть. Сколько лет он тут пролежал
Юноша протёр игрушку краем футболки.
Так вот где он был. Я, вроде, разревелся, когда посеял его.
Человечек смотрел на мальчика злобными глазами. Вот мразь. Ревел он, ага. Как же.
Сейчас, Ций. Да уж. Странные я имена в детстве давал.
Поток теплой воды ударил по человечку. Юноша осторожно мыл его, стараясь не стереть краску. Ций постепенно переставал хмуриться.
Ладно. В игрушки я больше не играю, но всё же, вот. Постоишь здесь.
Ноги Ция коснулись чистой доски. Чёрт. Как же приятно.
Остаток своей игрушечной жизни человечек провёл на книжной полке. Она была приколочена достаточно высоко, и с неё было видно всю комнату. Кровать, кстати, новую поставили, чему Ций был очень рад. Хотя, даже если бы ему пришлось вечно созерцать ту сраную койку, он не был бы против.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *