Часики

 

Часики Телевизор тихо бубнил: Переговоры с Акитанской стороной опять ни к чему не привели; судя по всему, в дни новогодних праздников планирует... - Мам! Мам! - Позвала маленькая девочка,

Телевизор тихо бубнил:
«Переговоры с Акитанской стороной опять ни к чему не привели; судя по всему, в дни новогодних праздников планирует…»
— Мам! Мам! — Позвала маленькая девочка, задумчиво гнущая в разные стороны голову плюшевого жирафа.
— Что — Отозвалась мама, не оборачиваясь. Она нарезала помидор.
— Мам, что такое Акитайский
Мама наклонила доску, ножом скинула кусочки помидора в тарелку, и взяла новый.
— Акитан. Это страна такая.
— Там люди как мы живут
— Нет, хуже. У них у всех часы на руках, которые говорят, что им делать.
— А откуда часы знают
— Им компьютер придумывает.
Девочку такой ответ озадачил, а потом испугал:
— Мам! Мам!
— Ну что
— У нас же часы висят в прихожей!
— И что
— Они будут говорить
Мама засмеялась:
— Нет, они механические. Еще бы часы приказывали, — Она обернулась, нахмурилась:
— Лиза!
— Что
— Хватит ногти грызть!
***
Виктор проснулся от того, что электронные часы у него на руке завибрировали и вывели на маленький дисплей пиксельную надпись:
В 7:00 ВИКТОР СТОЯЛ НА ОСТАНОВКЕ И ЖДАЛ АВТОБУС
Сейчас было ещё шесть часов утра.
Виктор толкнул в бок и жену Свету, которая, даже с вибрирующими часами на руке, дремала.
— Я чувствую, — Сонно сказала она, — Сейчас встану, секунду еще полежу…
— Ну что это такое Вставай давай! Уснешь и штрафов наберешь, — Витя ткнулся носом ей в щеку, поцеловал и вылез из кровати.
Света, наконец, поднялась тоже. Комната ожила — засвистел чайник, захлопала дверца холодильника, забубнил телевизор. Виктор встал с чашкой кофе, покуривая электронную сигарету, у заклеенного по раме скотчем окошка. Там, на улице, над однотипными домами-кубами, бушевала метель.
Шла середина зимы.
В семь утра Виктор успел на остановку. Ему пришлось даже пропустить автобус, чтобы дождаться, пока часы засчитают выполнение задания. На дисплее появилось новая надпись:
С 8:30 ПО 17:30 ВИКТОР НАХОДИЛСЯ НА СВОЕМ РАБОТЧЕМ МЕСТЕ
Виктор уже многие годы назад приметил эту опечатку в слове «рабочем», и каждый раз его внутренний голос, читая, об нее спотыкался.
РабоТчем.
Непрописанные полтора часа, затерявшиеся между первым и вторым заданием, Виктор ехал в промерзшем автобусе (ему свезло занять место рядом с печкой), толкался по подземным переходам, протискивался в забитые вагоны метро. В офисе он оказался позже на 10 минут и часы списали ему за это баллы.
— Ну ничего, ничего, — Успокаивал он сам себя, — Начал неделю со штрафа, но разве я мог его избежать Вовсе и не моя вина. Я же больше так не буду…
После работы Виктор получил от часов задание задержаться и посидеть с коллегами в баре. Все скучали и раскладывали на столе карты, потому что так им сказали часы.
— Мужики, какой у нас козырь-то хоть — Спросил вдруг один.
— Да хер его знает, — Ответил ему другой.
— Не могу больше играть в «дурака». Слышали, что его скоро заменят на покер
— Нет, на покер точно не заменят, — Вмешался Виктор, — Покера нет в реестре.
— Да, но в реестре куча других игр. Почему нам раз за разом приказывают играть в «дурака» Мы всю неделю в него играли, ну сколько можно-то
— У кого какие новости
— Черт, никаких.
— С меня штраф списали. Знаете, за что Попробуете угадать — Спросил у всех рыжий бородач, широко улыбаясь приоткрытым, ожидающим ответа ртом.
— Опять за секс
— Опять за секс! Бородач театрально хлопнул картами по столу, — В этот раз меня часы весь день гоняли, а под вечер у нас еще и должен был быть перепих с Людой. А я, ну, понимаете, устал. Лег на нее, тут же уснул и даже трусы забыл снять. И за трусы мне задание не засчитали!
Все засмеялись, но громче всех, от чего-то, заливался сам рассказчик.
— Это странно. Почему бы и не засчитать в трусах Тебя как-то слишком дрючат с проверками, — Ответили ему.
— Вот я тоже не понимаю. Нам с женой засчитывают, даже когда мы просто в обнимку лежим.
— Одеялом бы накрылся, дурень! — Влез в разговор бармен, до этого момента смотревший телевизор и ни с кем не общавшийся, — У них камеры не инфракрасные же!
— А разве они теперь засчитывают в одеяле
— Все засчитывают, — Подтвердил другой коллега.
— А у тебя как дела, Витя Как твоя любовница
Все опять засмеялись.
— Надеюсь, сегодня мне к ней не придется идти, — Сказал Виктор, — Мы друг друга убьем скоро.
— Она на тебя опять орет
— Да. Совсем сумасшедшей стала.
— А сколько стоит откупиться от нее
— Две тысячи.
— Фига они цену выставили! Ну, держись. Тебе хоть с женой повезло. А то бывает — и жена — дерьмо, и любовница, и дети-ироды.
— А у меня часы барахлят в последнее время, — Вступил в разговор худой и жутковатый парень, имени которого никто никогда не мог вспомнить, — Изображение пропадает.
— Так в бюро иди, чини быстрей, пока не полетели!
— Мне кажется, что, когда у них отключается экран, они продлевают время.
— Дурак Из-за чего им его продлевать Время у них на серверах, а у тебя просто экранчик. Никак ты на них повлиять не можешь.
— Хотя говорят, — Сказал Виктор, — Что был случай, когда у рабочего на часах появилось несколько вариантов выбора заданий. То есть он сам мог выбрать.
— Это в былые времена, — Перебил его рыжий бородач, — Иногда бывали такие задания… Так, победил Федор, перемешивай!
После бара Виктор вышел покурить и подождать, что скажут часы. Часы словно бы решили поиздеваться и приказали ехать к любовнице:
С 19:00 ДО 20:00 ВИКТОР БЫЛ ДОМА У ЛЮБОВНИЦЫ ИРИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ ДОРОЖКИНОЙ
Виктор выматерился и позвонил жене.
— Алё, Свет Я задержусь сегодня, мне к любовнице нужно. Оставишь мне ужин какой-нибудь
— Боже, надеюсь, она тебя там не убьет. — Ответила Света, — Оставлю, конечно. Держись там.
— Ага… Спасибо, давай. Целую!
И Виктор через вьюгу, огни новогодних украшений да темноту поехал к нелюбимой любовнице.
Ему было страшно жать на звонок, и потому Виктор тянул время, курил на лестнице и смотрел из окошка во внутренний дворик. Сквозь щель между домами виднелся кусочек проспекта и высокая фигура полицейского робота. Рогатая стальная голова его крутилась на длинной шее, что-то высматривая в окнах. Маленькие черные фигурки прохожих перебегали на другую сторону улицы. Суеверный Виктор тоже отошел чуть в сторону, в темноту, хоть это было и глупо — отсюда оно его не должно было увидеть.
Видно, в том доме кто-то слишком не слушался часов.
Виктор докурил и нажал на кнопку.
БЗЗЗЗЗЗ
Из квартиры послышались быстрые бодрые шаги. Захрустел ключ в замке. Дверь отворилась. К Виктору вышла невысокая девушка с круглым, мягким лицом.
— Привет, — Поздоровался Виктор и растянул рот в улыбку.
Любовница окинула его страшным взглядом и, ничего не сказав, пошла обратно, в квартиру, оставив дверь за собой открытой. Виктор вошел, разулся, заглянул в комнату.
— Ты куда поперся — Спросила любовница, оттесняя этим криком Виктора назад.
— Э… а куда мне идти — Спросил Виктор и снова насильно улыбнулся.
— В прихожей у двери сиди.
Виктор послушался — вернулся в прокуренный темный коридор и сел на табуретку. Так он провел полчаса — любовница за это время появилась только один раз. Она прошла на кухню, попила там воды, и снова вернулась в комнату, где смотрела на ноутбуке сериалы. На Виктора она даже не
С 19:40 ПО 20:00 ВИКТОР ЗАНИМАЛСЯ СЕКСОМ СО СВОЕЙ ЛЮБОВНИЦЕЙ ИРИНОЙ ВЛАДИМИРОВНОЙ ДОРОЖКИНОЙ
посмотрела.
Виктор вздрогнул. Перепрочёл сообщение. Поднялся, подошел к двери в комнату, постучал. Молча ткнул пальцем в свои часы. Любовница закатила глаза:
— И что Я должна описаться от счастья
— Часы приказывают… ну…
— Ложись, раз приказывают.
Виктор скинул одежду и лег на любовницу. Та тоже разделась, но осталась в трусах.
— Ты можешь меня не касаться — Любовница брезгливо отворачивала лицо в сторону, — На руках держись нормально!
Виктору было тяжело и неудобно так лежать. Слабые руки тряслись, ноги прогибались. Он моляще посмотрел на камеру, расположенную позади. Засчитает ли компьютер происходящее за секс Виктор долго не решался, но сказал:
— В трусах могут не засчитать! Мне не для себя, простоя сегодня слышал
— Ты моешься раз в неделю, что ли — Прошипела любовница, его просьбу проигнорировав, — Не повезло же твоей жене.
Виктор скосил голову и понюхал подмышку.
— Ничем не воняет, — Виктор неожиданно ощутил прилив смелости и добавил:
— Как же ты мне надоела!
— По-моему, тебе все нравится. Иначе бы накопил бы уже баллов и откупился бы от встреч со мной.
— А сама чего не накопишь От тебя только и слышно, что упреки и недовольство.
— Ты на меня орать будешь
— Да, буду.
— Ну тогда я одеваюсь…
— Стой.. стой! Тебе что, на баллы совсем плевать
— Как-нибудь переживу.
— Все, прости. Я не буду больше.
Больше они весь акт не говорили. Когда «секс» закончился, Витя слез с любовницы, оделся и ушел.
— Сука, сука! Когда это кончится, ну когда! Иди ты нахер, тебе самой нравится, да, нравится, знаю! Садистка! Сволочь! Уродка!
Все эти слова были произнесены уже в лифте. В самом деле он был рад, что так быстро освободился.
На улице было счастливо и легко. Хрустел под ногами снежок. Виктор закурил, успокоился, и пошел домой, к любимой жене Свете.
В 21:10 ВИКТОР ПРИЕХАЛ ДОМОЙ.
Новиков и вредоносная ссылка

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *