Просто фигура речи

 

Просто фигура речи «И с теми, кто там бывал, уже давно не справляются доктора» (с) Какого хуя, Нильсон! орал Бастер в трубку. Ты уже в курсе что ли спокойно ответил я. В курсе! Весь грёбаный

«И с теми, кто там бывал, уже давно не справляются доктора» (с)
Какого хуя, Нильсон! орал Бастер в трубку.
Ты уже в курсе что ли спокойно ответил я.
В курсе! Весь грёбаный город в курсе!
Ладно, не кричи так. Просто реши мои проблемы с полицией.
Убийство человека ты называешь проблемами с полицией! я держал телефон на некотором расстоянии от уха, чтобы не оглохнуть от его криков. Да тебя надо посадить! Изолировать от общества, ты понимаешь это!
Ну давай, да. Посади меня. А потом сам приезжай сюда и ищи своих пропавших людей. И ставлю сотку, что тебе не удастся никого не убить и не сойти с ума. К тому же, охранник сам напросился.
На том конце провода тяжело вздохнули. Вздохнули так, что будь Бастер здесь, первым, кого бы он убил был я.
Вот и договорились, сказал я, поможем друг другу.
И сбросил вызов. Ставлю ещё сотку, что Бастер с дикими криками запульнул сейчас свой телефон в стену.
Я сел на ближайшую свободную лавочку возле издательства и взялся за чтение статьи. Может, там наконец будут ответы на все мои вопросы. И надеюсь, меня за это время никто не побьёт и не помешает хотя в этом тихом дворике помешать мне могли только выбросившиеся из окон издательства сотрудники.
«В своей жизни я видела много странных и пугающих вещей. Я видела, как жестоко избивают людей за вшивый доллар, я разговаривала с отчаявшимися матерями, продавшими свои квартиры ради лечения детей, я проходила службу по контракту и на моих глазах умирали люди. Но такого ужасного места, как этот маленький городок в Южной Америке, я не видела ещё ни разу.
Впервые про Зетвилль я услышала от знакомых журналистов. Поговаривали, мол есть такой город, где количество странностей на один квадратный метр просто зашкаливает. Я могла сходу назвать несколько таких городов, но меня убедили, что такого, как в Зетвилле, я не встречу нигде.
Сначала о Зетвилле говорили, как о маленьком безумном городе, жители которого медленно, но верно сходят с ума. Но уже через несколько недель Зетвилль из безобидного городишки превратился в новую интерпретацию Дантевского Ада. Здесь начали расправляться с чужаками, здесь решали проблемы насилием, а не разговорами. Здесь не действовал ни один закон. И мне, как человеку, который на тот момент фанател от таких Лавкрафтовских местечек, немедленно захотелось там побывать и узнать причины таких резких перемен.
Под видом журналиста я приехала в Зетвилль и без особых проблем устроилась в «Zetville time». На тот момент они лишились нескольких сотрудников и спешили восполнить пробелы. Сначала моей задачей было писать о происшествиях в Зетвилле, коих было навалом. Каждый день я описывала случаи избиения, «случайных» убийств, прикрепляла фотографии самоубийц, распростертых по асфальту. Даже мне, как человеку, привыкшему ко всякого рода ужасам, всё это здорово давило на психику. Когда ты день изо дня имеешь дело со смертями и случаями просто нечеловеческого зверства, начинаешь сходить с ума. Чтобы окончательно не лишиться рассудка, я начала выпивать. Каждый вечер я приходила в местный бар и сидела там до закрытия, выпивая по несколько кружек пива или по бутылке чего-нибудь крепкого. Ночевала в дерьмовых отелях, питалась фаст-фудом, боролась с похмельем и не переставала писать о происшествиях.
Помимо того, что в Зетвилле отсутствовали понятия о морали, доброте и честности, здесь происходили разного рода странности. То по небу проплывёт, словно большое облако, летающий ламантин, то у мужчины, сидящего рядом с тобой в автобусе, в одно мгновенье вырастут шерсть и клыки, то прохожий, которого только что на полной скорости сбил автобус, вдруг встанет и пойдет дальше, как ни в чём не бывало. Я уже молчу про летающие тарелки. Сначала я списывала всё на то, что от долгого пребывания здесь у меня поехала крыша. Ежедневное распитие алкоголя дало о себе знать. Но странности продолжались. И я могла ещё отличить реальность от белочки. Хотя это было сложно назвать реальностью. И когда я уже отчаялась найти ответы на свои вопросы, когда решила уехать отсюда и больше никогда не возвращаться, в баре, после бутылки виски, пьяный журналист рассказал мне такое, что до сих пор не укладывается в моей голове.
Его откровения можно было принять за пьяный бред, но слишком много было совпадений для просто больного воображения. К тому же, будучи и сама подвыпившей, я увидела в его истории множество взаимосвязей, которые пропустила бы мимо ушей, будь я трезвой. Поверьте мне, в такие истории на трезвую голову поверить просто невозможно.
Всё началось с того, что один писатель, чудом выживший после крушения поезда, рассказывал, как, будучи в коме, побывал в городе, который он сам же и придумал. Сам построил, сам там пожил, и сам же его уничтожил. Все говорили ему, что это просто игра подсознания. Не более, чем сон. Но на его стороне была ещё одна девушка, которая тоже принимала участие в написании этой истории. Будучи полностью уверенным в том, что это не сон и не игра подсознания, писатель, кажется, его звали Майк, решил это проверить.
Он написал историю про ещё один город. Зетвилль. Описал его как тихий спокойный городок, где люди смогут жить в мире и согласии. Написал, распечатал и закинул это в стол, как черновик какой-нибудь книги. Но совсем скоро он узнал, что этот город начал своё существование. Что где-то на границе Южной Америки действительно появился Зетвилль. Он, вместе со своей подружкой, немедленно отправился туда. Каково же было его удивление, когда всё в нём было именно таким, каким он описывал в рассказе. И, дабы не повторять своих ошибок, он привёл в этот город ещё несколько своих друзей, чтобы те убедились, что в этот раз это не сон.
Возникает вопрос: а что бы вы сделали, если бы поняли, что можете ударом пальцами по клавишам создавать настоящие города, которые оживают в реальности
Для Майка и для его друзей началась игра в бога. Только вообразите, каково это падать вверх. Они строили этот город, но обходились без материалов и строителей. Единственными строителями были они сами, а материалом бумага и воображение. Реальный мир отошёл для них на второй план. Они начали создавать город, таким, каким хотели его видеть. Ведь мир должен быть сотворён, а человеку не из чего творить миры. Не из чего, кроме себя. И всё бы было хорошо, если бы не одно маленькое «но». То маленькое «но», что мешает этой планете быть раем, то маленькое «но», что заставляет даже демонов ужаснуться, то маленькое «но», из-за которого мир никогда не будет в порядке. Это человек.
Знаете про проект «Венера» Жака Фреско Кто-то считает этого старика гением, а кто-то сказочником. Он хотел построить своё общество, свободное от денег и законов. Общество, где люди смогут спокойно жить и быть счастливыми. Настоящий рай на земле. Вот только «Венера» была бы раем, если бы не человек. Человек всегда будет преисполнен завистью, злостью, обидой, местью и другими характерными качествами, которые заставят его рано или поздно всё испортить. И даже если с твоей головой всё в порядке не будь так уверен относительно своего соседа по планете. Нельзя изменить мир, не изменив свой внутренний мир.
Так и случилось с Зетвиллем. Начав за здравие, кончили они тем, что превратили свой город в ад. К тому времени он был уже достаточно заселён, там была жизнь, цивилизация и даже законы. Законы, которые никто не соблюдал. Какой смысл соблюдать законы в вымышленном городе Вы в детстве, когда играли в солдатиков, часто следовали правилам
Весь эксперимент полетел под откос. Кучка писателей, которые отвечали за порядок в Зетвилле, начали всё больше экспериментировать. Они в ответе за летающих ламантинов. Они в ответе за бессмертных людей. Они в ответе за все странности в этом городе. Они управляют всем.
И возникает ещё один вопрос: а что бы вы сделали, если бы узнали, что вы всего лишь марионетка в чьих-то руках И если это происходит в конкретно взятом городе, где уверенность, что это не происходит на всей планете
Вот вам настоящая истина всей многомерной бесконечностью Вселенной, по всей видимости, управляет кучка безумцев. Безумцев, которые и погубят этот город. Как «Z» последняя буква алфавита, так и этот город скоро будет последним их творением.
Я тогда вышла из бара, ухмыляясь. У меня было странное чувство. Чувство, что я тоже фигура речи, и не более. Чувство, что я стала лишь песчинкой в этом мире. Песчинкой, которой выпал шанс узнать закулисье божественной канцелярии. Пьяной я завалилась в отель, позвонила подруге, Салли единственной адекватной подруге, которую нашла на тот момент в городе, рассказала всё ей, и мы решили это проверить. Я посадила её за ноутбук и сказала, что теперь я её игрушка. И пусть она сделает со мной то, что я ни за что бы в жизни не сделала сама. Но только чтобы я, для чистоты эксперимента, не знала, что она задумала. А после, для надежности Не знаю, пропала без вести.
Салли сделала всё так, как я и просила. И каково было её удивление, когда на следующий же день я, следуя её сценарию, пожертвовала все свои деньги в приют, а после исчезла без следа.
Конечно, испугавшись за мою жизнь, Салли вскоре меня воскресила. Я очнулась в своём отеле, решив, что я уснула и мне всё это приснилось. Но Салли сказала, что прошло уже несколько дней. Она искала меня, но безрезультатно. Искала, пока не решила проблему точно также, как и создала её. И боюсь представить, сколько таких экспериментов по городу проводилось в тот вечер. И что было бы, если бы каждый его житель узнал о том, что любая его история может сбыться, стоит её лишь написать Страшно. Но не менее страшно и от маленькой кучки людей, которые в отдельном здании сидят за мониторами и управляют этим городом. За несколько минут создают строения, ситуации и даже… людей. Сколько из тех, кого я встретила в городе настоящие и сколько тех, кого просто придумали Тогда я решила, что найду этих горе-писателей, чего бы мне это ни стоило.
А пока перед вами живое доказательство того, что весь этот город, все его улицы, магазины, весь его быт, законы, все его странности написаны горсткой психов. А что, если и вы всего лишь плод их воображения М»
Бред, да вырвал меня из транса чей-то голос.
Я обернулся и увидел парня, который несколько минут назад психанул и покинул «Zetville time». Он встал с сигаретой за моим плечом и выдохнул дым возле моего лица.
Ты читал это спросил я, тряхнув листами в руке.
Читал, Ирина как-то показывала мне это, он сделал затяжку.
Глаза у него были красными от недосыпа, на белой рубашке виднелось маленькое грязное пятно. Волосы были растрёпаны.
Мое мнение, сказал он, пить ей надо было меньше. И слушать всяких алкоголиков в баре.
Про какой бар она говорила спросил я.
«Zet», ответил парень, даю слово, никуда она не пропадала. До сих пор, наверное, тусуется там.
Я кивнул, не удостоив клерка даже банальным «спасибо», встал с лавочки и направился в сторону бара.

 

Просто фигура речи «И с теми, кто там бывал, уже давно не справляются доктора» (с) Какого хуя, Нильсон! орал Бастер в трубку. Ты уже в курсе что ли спокойно ответил я. В курсе! Весь грёбаный

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *