Звук шипения аудиопленки

 

Звук шипения аудиопленки *щелчок* Шипение продолжается, но на фоне слышны звуки обстановки. Где-то вдалеке гавкают собаки, поскрипывает стул. Слышно, как человек делает глоток из стакана.

*щелчок*
Шипение продолжается, но на фоне слышны звуки обстановки. Где-то вдалеке гавкают собаки, поскрипывает стул. Слышно, как человек делает глоток из стакана. Мужской дрожащий голос:
— Я… Я долго решался сделать эту аудиозапись. Думаю, мне не хватит духу ее опубликовать, поэтому если ты ее слушаешь, то скорее всего я мертв. Значит, я могу сознаться…
…Это было давно. Детство. Понимаешь, чертово детство, которое и несчастливым не назовешь. Ребенком все воспринимаешь иначе. И что отца часто не было. Вообще не знал, как с ним общаться. Потом склоки, которых не должен слышать ребенок. Брат, которому, как мне казалось достается все внимание…
Звуки открывающейся бутылки или графина, звон о стакан, глоток.
…А понимаешь, я же видел всю эту дичь вокруг. Не мог не замечать, был любознательным ребенком. Как сверстники приходят в школу с фингалами. Заплаканные глаза и откровения в раздевалке от девочек: «папа ушел»…
Аудиозапись местами зажевана и ее части просто пропадают. Либо человек молчит.
…Тогда я и придумал все это. Воспитательные центры. Казалось, это хорошая идея. Я рос, а она во мне все крепла. Предательства друзей, воспитанных черт знает как. Неверный выбор, который все вокруг делали. Подруги, что несли с собой грязь, бред и заставляли ошибаться. Во всем было виновато воспитание…
Человек встает со стула и слышны его удаляющиеся шаги. Шелест открывающейся шторы, он открывает окно, и звуки улицы становятся различимыми. Пару минут ничего не происходит, но сквозь шипение еле пробивается стрекот. Шаги приближаются и стул скрипит вновь.
…Когда у моих друзей появились дети, все встало на свои места. Мы, воспитанные черт знает как, не могли вырастить достойное поколение. До сих пор помню этого мальчонку, который в мусорном пакете с прорезями для рук и головы приносил бате пиво. Все смеялись. Понимаете — это было смешно. Сын, одетый в мусорный пакет вместо дождевика, приносящий алкоголь — это смешно и правильно. Нет. Я считал, что так продолжаться не могло…
Какие-то помехи. Примерно тридцать секунд записи отсутствует.
…но посудите сами, ведь это резонно. Если исключить родителя из воспитания, то все должно встать на свои места. Центр, куда отдают всех детей! Батя больше не будет лупить за двойки, а мать в ПМС не вспылит, наделав психотравм. Только лучшие сотрудники, только современнейшие методы воспитания. Это же прекрасно…
Человек на записи говорит все громче, быстрее, иногда сбивается. Па фоне звуки глотков и ударов стакана о стол. Стрекот на фоне приближается, приносимый ветром, из открытого окна.
…Звучало прекрасно. Кто мог знать, что лишенные родительской любви, пусть и извращенной. Пусть с неверным воспитанием и хреновой тучей ошибок, но все же искренней. Неподдельной. Понимаешь! Никто не мог знать, что люди так ожесточатся. Никто, понимаешь, никто!…
Звуки глотка и всхлипывания. На фоне стрекот становится очередями выстрелов. Слышны невнятные крики. Человек высмаркивается и прочищает горло.
…Я ошибался. Теперь я могу это признать. Затаенная обида зрела в Воспитанниках. Они хранили ее за безупречными манерами, одинаковой одеждой и дежурными улыбками. Мы будто надели на них маски и теперь видели только их. Однажды все рухнуло…
Тишина, прерываемая выстрелами, взрывами и резкими выкриками. Скрип стула и шаги удаляются. Открывается дверца шкафа. Шаги. Скрип стула. Звук передернутого затвора пистолета.
…Сейчас я приму смерть от своего творения. Я готов. Ко всему прочему, теперь ты все знаешь и не повторишь моих ошибок. Скажи спасибо своим родителям. Я уже не смогу. Спасибо за все хорошее. Спасибо за их любовь, в каком бы виде она не выражалась. Не преувеличивай их ошибки и не повторяй их. Черт, не все успел сказать!…
Звук взрыва и падающей двери. Крики. Человек стреляет первым:
— Это я создал вас!
— Ты нас породил, а мы тебя убьем! Вернуть старый мир! Ура!
Выстрелы, гомон и предсмертные хрипы. Звук падающего диктофона. Запись заканчивается.
***
Археологи за круглым столом озадаченно смотрят друг на друга:
— Товарищи, об этом решительно никто не должен узнать!
— Согласен с вышесказанным — это же все изменит…
— Я протестую, получается, что сам Вождь признал свою ошибку;
— Но тогда, вся работа прошедших столетий по подавлению восстаний и реновации, получается, псу под хвост!
— Предлагаю голосовать. Кто за консервацию записи в секретном архиве
***
Звук шипения аудиопленки.
*щелчок*
— Большинство всегда совершает одни и те же ошибки…
Автор

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *