Смешные они

 

Смешные они Нет, правда, смешные: все эти клоунские костюмы, яркий грим, тыквенные лица со вставленными внутрь свечками, гирлянды, «конфеты или жизнь» Кому вообще нужны конфеты Зачем спрашивать

Нет, правда, смешные: все эти клоунские костюмы, яркий грим, тыквенные лица со вставленными внутрь свечками, гирлянды, «конфеты или жизнь» Кому вообще нужны конфеты Зачем спрашивать Зачем давать выбор
Смешного много. Сначала оно становится заурядным. Потом назойливым. Даже мне сейчас больше нравятся те, кто в нашу Ночь мирно спит в своих домах. Они хотя бы не пытаются делать вид, что имеют к нам какое-то отношение. Пусть спят спокойно. Их не тронут.
А вот прочая разноцветная мошкара весьма раздражает. Особенно когда эти мотыльки-однодневки залетают на наши земли. Разожгли костер, надо же. Разожгли костер в лесу в ночь Праздника. Разожгли из Бузины Самоубийцы. Где только нашли
когда к ней пришли, дверь не открылась. Постучали, а дом возьми и загорись. А из огня
Что
Плач. И крики, вот такие а-а-а, спаси-и-и-те-е! а потом хохот. Жуткий, ведьмачий: у-ах-хах-ха-ха-а! И сама она ка-ак выскочит из трубы платье рваное, волосы горелые, глазищи сверкают! Людей перескочила да к лесу понеслась только ее и видели!
Едва сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться в голос. Идиоты. Идиоты, которые даже не озаботились масками. В свете пламени белые лица отчетливо видны: юноши улыбаются, а девушка, кажется, действительно испугалась. Чего Как такому можно поверить
К этому лесу Так она до сих пор может здесь бродить
Нет, конечно, глупая, это же Это что сейчас было
Я сдерживаюсь. А кто-то другой не сдержался. Услышал историю, заметил меня и оценил иронию сочетания Где ты
Птица, наверное, это второй оглядывается. Ночная птица. Может, сова
А вот теперь действительно смешно. Знали бы они, кого только что назвали птицей Взглядом встречаюсь с темными глазами, пока еще не горящими янтарным огнем. Пока еще темными.
«Поохотимся, сестра»
Улыбаюсь. Поохотимся.
«Рассказчик мой».
«Бери и деву. Я почти сыт, мне и знатока лесной жизни хватит».
Славная выходит ночь.
Эй, смотрите! Что там
Где
Да вот же! В траве, блестящее. И вон там, дальше
Нет, милый, светляков никто, кроме тебя, не замечает. Давай, отойди от костра: огонь вам, хоть и слабый, но защитник Давай. Шаг, еще один
Мой.
Удар, невидимый для остальных и тело выгибается над землей, яростным потоком хлещет наружу потерявшая структуру и смысл энергия. Пью его жизнь, не отрываясь, не давая даже крошечным каплям ускользнуть. Он был сильным. Сильным, бесстрашным, готовым отстаивать свое На редкость вкусная добыча! Жаль, что нельзя растягивать этот момент бесконечно
Иссохший труп падает с легким шорохом. Гораздо громче звучат шаги убегающих Убегающей. Второй уже может разве что ползти. Им так, по частям, нравится гораздо больше. Им по частям. Мне целиком, не останавливаясь.
Бежишь, глупая Бежишь прочь, к людям, в свой уютный безопасный мирок, где над этим временем можно шутить Кружит тропка под ногами, пляшут сосны в хороводе, не сойти с пути-дороги, не сбежать от моей воли Наша Ночь, наша власть, наша сила! Иди ко мне! Иди!
Есть определенное удовольствие в том, чтобы жертва тебя видела. Видела, осознавала, что вот-вот прекратит существовать, но ничего, ничего не могла изменить. Их страх в такие моменты изысканная приправа над основным вкусом
Не надо Не надо, пожалуйста, отпустите она шепчет, хотя желала бы кричать, дрожит всем телом, в широко раскрытых глазах непонимание и ужас.
Словно в раздумьях прикусываю кончик мизинца. Выжидаю, медленно качаю головой. Смеюсь чисто и звонко. Отпустить Зачем Ты пришла сама и сама решила свою судьбу
Моя.
Удар. Другой, мягкий вкус податливость, нежность-боль, вера и страх. Жизни больше, эта просуществовала бы дольше возлюбленного. Пью медленно, оцениваю каждый глоток. Нет, не возлюбленного, любви здесь нет Жаль. Хотелось бы вспомнить этот оттенок.
Еще одна мумия на ковре из опавших иголок. Энергия теплым потоком течет сквозь кровь. Я сыта. Сыта и сильна, прекрасное чувство! Прекрасная ночь! И ведь Праздник даже еще не начался
Что там со вторым
Найти легко: тягучий пряный запах усиливается с каждым шагом. Земля едва слышно чавкает. Кажется, брат и вправду не голоден, иначе бы не стал оставлять куски пищи
«Хорошая ночь».
Он облизывает морду, собирая языком темные сгустки. С улыбкой киваю и подбираю с земли почти не поврежденную голову. Удобно волосы как раз такой длины, чтобы можно было ухватиться и держать поблизости от ладони. Лицо с твердыми, узкими чертами, пустые провалы глазниц, приоткрытый рот. Красиво.
Немного зеленого огня и получится замечательный фонарь для Праздника.
Автор: София Шарагина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *