«Подари воспоминания»

 

«Подари воспоминания» - Понятия не имею, что дарить Ване на Новый год, - буркнула Маринка, когда мы, найдя минутку в скрипящем от натуги рабочем графике, выбрались в любимый бар, чтобы

— Понятия не имею, что дарить Ване на Новый год, — буркнула Маринка, когда мы, найдя минутку в скрипящем от натуги рабочем графике, выбрались в любимый бар, чтобы пропустить по бокалу пенного.
— А у него всё есть спросил я и усомнился. Так не бывает, Мариш.
— Оказывается, бывает, — ответила она, задумчиво уставившись в окно и смотря на серую улицу, начисто лишенную и снега, и новогоднего настроения. Марина всегда подходила к вопросу подарков любимым людям с необычайной ответственностью еще с детства. Каждый из нашей маленькой компании сорвиголов и бузотёров знал, что если Маринку пригласить на праздник, то она обязательно раздобудет такой подарок, которым ты потом годами хвалиться будешь. Так Семену, чья семья была тихой, бедной и скромной, она подарила «Сегу» с тремя картриджами. Правда для этого ей пришлось гоняться за нами несколько месяцев и с боем отбирать деньги на подарок другу. Но стоило увидеть Сёмин дрожащий подбородок и блестящие глаза, как вся жадность тут же улетучивалась, а гордый Маринкин вид заставлял всё больше и больше восторгаться предприимчивой подругой. Но сейчас, спустя без малого двадцать пять лет, Маринка ломала голову над подарком своему мужу и, по совместительству, нашему товарищу родом из детства, Ваньке.
— У него всё есть, — снова буркнула Маринка, мрачно смотря на янтарный бокал её любимого пива. Телефон один из последних. Приставка тоже. Компьютер для работы больше, чем машина стоит. Вот кто знал, что однажды у него будет всё. Ну, из материального, само собой. А тут, как назло, вся банда наша собирается.
— Это точно, — согласился я. Впервые за долгое время в одном городе на Новый год собирались почти все мои друзья детства. Даже Сёма, теперь пузатый Семен Валерьевич, нашел время в плотном графике и взял билеты в Москву аж из далекого Китая. С минуту мы посидели молча, а потом Маринка внезапно вскинулась и, блестя от возбуждения карими глазами, повернулась ко мне, заставив неуютно поежиться.
— А может ему квадроцикл подарить
— А задница у него не слипнется ехидно спросил я. Маринка чуть подумала, вздохнула и залпом осушила половину бокала.
— Слипнется. Но я правда не знаю, что ему подарить. Веришь
— Верю, — кивнул я. Избаловала малахольного, вот и страдаешь. А всего-то надо было разумно подходить к делу. Может, наушники какие-нибудь хорошие Ваня же до сих пор гитару мучает.
— Мучает, да наушники у него и так одни из лучших. Отец из Германии привез, — кисло протянула Маринка. Она закусила губу и бухнула кулачком по барной стойке, заставив лысого бармена удивленно поднять бровь. Извините.
— Повторить или хватит улыбнулся бармен. Маринка кивнула и протянула ему пустой бокал.
— Повторить. Пока не придумаю, что дарить своему ненаглядному и зажравшемуся супругу. Его сейчас ничего не удивит, — буркнула она и замолчала, когда посмотрела на меня. Чего ты рот открыл
— Да есть тут одна идейка, — ухмыльнулся я, вспомнив далекое детство и Ванькины глаза, когда я дал ему почитать несколько своих комиксов.
— Давай, делись, — обреченно махнула рукой подруга. Я любую идею готова рассмотреть, если для этого не понадобится органы продавать.
— Не понадобится, — кивнул я и с заговорщицким видом подмигнул Маринке. Если не знаешь, что дарить, то дари воспоминания.
— Чего удивилась та, но я поманил я к себе и начал шептать на ухо, словно боялся, что мою гениальную идею кто-то украдет.
За полчаса до боя курантов все уже наелись и лениво переговаривались друг с другом. Я болтал с Ваней и Маринкой, в квартире которых все и собрались. Сёма пытал о жизни Комара, который поразил всех бронзовым загаром и неестественно белозубой улыбкой, как у голливудской кинозвезды. Марат лениво листал ленту соцсетей со смартфона, с комфортом расположившись на диване и положив одну руку на внушительный живот, вместивший в себя кулинарного гения Марины. Он наотрез отказывался присоединиться к беседе, мотивировав тем, что если встанет с дивана, то лопнет и испортит всем праздник. А в углу, рядом с дверью на лоджию, ярко и весело переливалась разноцветными искорками небольшая ёлочка, под которой лежали упакованные в красивую бумагу подарки. На улице, то и дело, слышались глухие взрывы петард и фейерверков. Город, как и вся страна, готовился встречать Новый год, который уже стучал в двери.
— Ой, ребята, — всплеснула руками Маринка, взглянув на часы. Давайте уже шампанское наливать.
— Давайте, — улыбнулся Ваня, лихо вырывая пробку из бутылки. С громким «ПУМ» пробка выскочила из бутылки под, не менее, громкие крики гостей. С тихим шипением шампанское полилось в бокалы, как раз в тот момент, когда куранты на экране телевизора возвестили о том, что Новый год наступил.
— С Новым годом! крикнула Маринка.
— С Новым годом! закричали все остальные. Кроме Марата, конечно. Его крик был тихим и осторожным, потому что Марат не сдержался и почти в одиночку уничтожил фирменный Маринкин салат «Сельдь под шубой» и половину «Оливье».
— А теперь всем открывать подарки, — снова крикнула Марина, когда все закончили звенеть бокалами и поздравлять друг друга. Было видно, как ей не терпелось увидеть реакцию гостей, потому что все подарки Маринка покупала сама, как обычно подойдя к делу со всей ответственностью.
Сёма открыл свой подарок первым и оторопело уставился на черную коробочку с цветной полиграфией под прозрачной пленкой, на которой виднелся логотип нашей любимой игры детства «Ultimate Mortal ombat 3». Сколько джойстиков было уничтожено во время ожесточенных баталий, когда Сёма таскал приставку к нам домой, если его родители запрещали приводить гостей.
На миг Сёма снова превратился в того тихого и скромного мальчугана, которому друзья, скинувшись, подарили то, о чём он и мечтать не мог. Его глаза поблескивали, а Маринка, хитро улыбнувшись, показала мне большой палец, благодаря за совет.
— XCABCZXABCZ — прошептал Сёма, прижимая к себе коробку, которую Марина нашла на какой-то барахолке почти в отличном состоянии. Но потом Сёма вдруг побледнел, когда открыл коробку и трясущимся пальцем ткнул в картридж. Подойдя, мы увидели на яркой наклейке знакомые всем инициалы «С.П», которыми Сёма клеймил особо ценные вещи. Маринка удивленно присвистнула и тихо шепнула мне на ухо:
— Так бывает
— Новый год же, — улыбнулся я. Время чудес.
— Моя кассета. Ребята — Сёма обрел дар речи, а потом, скривив лицо, сгреб Маринку в охапку и смачно поцеловал в щеку. Я так обиделся, когда родители продали приставку А тут Она же. Она. «Смертельная битва». Моя.
— Ну-ка меня пропустите, — шипя, вклинился Марат, подползая к ёлке и беря сверток со своим именем. Он зашуршал бумагой, а потом радостно засмеялся, словно не было никакого салата и никакой тяжести, держа в руках сборник кодов для «Сеги». Да ладно, Мариш! Ты помнишь до сих пор
— Все помнят, Марик, — улыбнулся Ванька. Как ты давал книжку на пару дней, чтобы мы выучили комбинации или пароли там какие-то переписали.
— А я свою потерял тогда. Дал кому-то, а кому забыл, — растеряно улыбнулся Марат, прижимая к себе книжку. Затем он открыл её, словно наугад, и радостно рассмеялся. Ха! Помню же. «С-вперед, А-назад, А-вверх. Два раза».
Комар получил в подарок перочинный нож в виде рыбки. Такой у него был когда-то, из-за чего с Комаром дружили даже старшие ребята и частенько просили нож, чтобы поиграть в «Ножички». Конечно, они запросто могли отобрать его, потому что Комар был худым и болезненным, но вот его отец, наоборот, был большим и суровым. Поэтому Комара никто не трогал, и тем более, никто не покушался на его нож. А нож был удобным. Он словно был волшебным, с удивительным изяществом вонзавшийся в землю после любого броска, но лучше всех им владел, конечно же, сам хозяин.
— С мизинчика. Со спины, — хохотнул он, после чего бережно раскрыл нож и осторожно потрогал лезвие. Острый Прям как мой когда-то. Такой же красненький.
Ваня открывал свой подарок с глупой улыбкой на лице. Он догадывался, что внутри его ждет нечто безумно дорогое и из далекого прошлого, но что именно, тогда еще не знал. Зато знали мы с Маринкой и сейчас, стоя рядом, смотрели, как Ванька шуршит бумагой, а потом вытаскивает из шуршащей кипы книжку в черной обложке, на которой горят золотым английские буквы.
— Elf Quest, — прошептал Ванька и, глухо кашлянув, взглянул на нас с Мариной блестящими глазами. Это же тот самый комикс, да Про эльфов и пустыню Рубака, Лита, Звездочет, Рейек Они же, да он словно не верил своему счастью.
— Тот самый, дружище, — улыбнулся я. Помнишь, как ты выклянчивал его у меня каждые выходные
— Помню, — всхлипнул Ваня, раскрывая книгу. Блин Тут все, как в детстве. Почти, как в детстве. Круче, чем в детстве.
Да, это была та самая «Сага о лесных всадниках» — нежно любимый всей нашей компанией комикс девяностых. Когда отец купил мне те пять выпусков, я еще не знал, насколько сильно полюблю и мир, и героев, и историю. Мои друзья тоже оценили сагу.
Всё лето мы носились душными днями на заднем дворе колледжа по соседству, играя в лесных всадников. Ванька был Рубакой, я Звездочетом, Маринка Литой. Мы придумывали свои приключения, а вечером до самой темноты раз за разом листали комиксы, которые я выносил из дома. Тогда они еще были напечатаны на плохой бумаге, а со временем истрепались и куда-то пропали.
— Помнишь, как мы дерево свое обустраивали спросил Ванька, листая глянцевые страницы «переиздания» саги.
— Помню. Ты тогда с дерева навернулся и голову разбил, — ответил я. Маринка тебе тогда своим платком кровь вытирала и домой отводила. Прямо как Лита, ей-Богу.
— Ага. А как он из дома нож для мяса украл, тоже помнишь хохотнула Марина.
— Отец потом мне знатно зад нарумянил, — хмыкнул Ваня. Лесные всадники Ну надо же Спустя столько лет.
Я открывал свой подарок вместе с Маринкой. Та очень удивилась, когда я протянул ей маленькую коробочку, в которой что-то гремело. Она разорвала бумагу, покраснела и вытащила из коробочки маленькую, блестящую фигурку акулы с сундучком. Марина с трудом сдержала слезы, а потом обняла меня и чмокнула в щеку. Именно этой фигурки в своё время ей не хватало для полной коллекции акул из шоколадных яиц Киндер. Маринка ничего не сказала, только долго рассматривала фигурку и изредка бросала взгляд на мужа, с обожанием листавшего комикс про лесных всадников. А что я Я тоже получил привет из детства в виде книги. Книги обожаемой мной и зачитанной буквально до дыр.
Открыв свой подарок, я увидел зеленую картонную обложку и буквы на ней «Республика ШКИД». Точно такая же была у меня когда-то и точно так же, как и комикс, куда-то пропала. А сейчас я снова держал её в руках, а в голове вихрем проносились далекие, но такие знакомые сюжеты Шкида, сламщики, черный хлеб с солью, ростовщик-Слаенов, журнальная лихорадка, табак японский, Янкель, Пантелеев, Цыган, Воробышек, Японец и другие. Все это снова возникло, словно никуда не исчезало. И исчезать не собиралось.
Улыбался Ванька, листая комикс. Улыбалась Марина, рассматривая маленькую фигурку акулы с сундучком. Улыбался Сёма, проводя пальцем по картриджу. Улыбался Комар, вертя в руках ножик. Улыбался Марат, вчитываясь с комбинации любимых бойцов. Улыбался и я, держа в руках книгу из детства. Улыбались все. Такое иногда случается, когда дарят воспоминания
Автор: Шульц

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *