Тебе крышка!

Тебе крышка! Мама сказала, что тебе крышка - это значит ты умрёшь. Я конечно же маме не сказал, что крышка мне. Зачем её расстраивать раньше времени Тем более, мы только форму мне купили.В

Мама сказала, что «тебе крышка» — это значит «ты умрёшь». Я конечно же маме не сказал, что крышка мне. Зачем её расстраивать раньше времени Тем более, мы только форму мне купили.
В первый день я искал, где лежат деньги у Кутеповых. Но найти же я их не смог. Потому что взрослые всё время сидели в зале. Когда они выходили покурить, я быстренько вставал на стул, открывал шкатулки, смотрел между книгами и в книгах.
Мне было так страшно! Тасик сказал, что если я не найду, где у Кутеповых лежат деньги, то через три дня мне крышка. Я так боялся, когда залезал на стул. Потом на второй стул, чтоб посмотреть на шифонере. Я боялся упасть, что-нибудь разбить, уронить шкаф, боялся, что шкаф будет падать, дверца откроется и воткнется мне в горло. Я представил, как маме будет стыдно, что я умру, когда буду искать чужие деньги. Ну получается, я боялся: упасть, умереть, что маме будет стыдно, что деньги не найду.
Когда у меня не получилось, я расстроился. Мы шли домой вечером, мама спросила: «Ты из-за чего-то расстроился», а я ответил: «ну да». Потом подумал ещё чуть-чуть и договорил: «я соврал, что сделал уроки». А я и правда тогда их не сделал — мне же надо было поскорее найти, где у них там лежат эти деньги. Но, честно сказать, я совсем не из-за уроков расстроился, а из-за того, что не скажу Тасику, где лежат деньги.
А потом я ещё и узнал, что такое «через три дня крышка».
Ой. Когда я понял, что умру… Ну так же не бывает. В школе рассказывали, как дети умирали из-за фашистов. Я думал, что это только потому что война, дети могут умирать. В них стреляли из самолётов, есть им не давали. Хотя как это, умереть от того, что нет еды Я вот есть не люблю. Или ещё бывает такое, что машина сбивает. Но меня же не машина собьёт — я просто умру на третий день. Усну ещё живой, а проснусь уже мертвый.
Когда мама вышла из комнаты, я заплакал. Я пытался плакать тихо и даже ушёл потом в туалет. Мне так стало жалко свою комнату, кровать, одеяло. И игрушки. Особенно самосвал. Я, когда маленький был, мне его крестная подарила. И робота в коробочке. Я же его со дня рождения так и не открыл, боялся поломать. И форму тоже жалко, потому что она новая. И маму. Маму больше всех жалко стало. Ну и себя конечно.
Вот в этот день я не уснул. Вернее, днем я только спал. Но не много. Мама ещё спросила: «почему я уснул». А я сказал, что устал.
Я ничего не сделал в тот день. Не смог есть. Когда мама не видела, я скормил всё Жуже. Жужу тоже стало жалко, хоть я её и боялся. Ну тогда я её не боялся, потому что знал, что умру послезавтра. Получается, что сегодня она мне ничего бы и не сделала.
Очень долго тянулся этот день. Я вот подумал, что, если бы так каждый день тянулся, я бы тогда и уроки успевал делать и отличником стал. Я хотел быть отличником, но учиться мне не нравилось.
Я и потом не спал. Всю ночь смотрел в потолок и плакал. Я редко плакал. Только, когда сильно ударялся или кино про животных смотрел. Там олененка сьели и я конечно плакал, потому что его жалко было.
Я увидел, что потолок не просто белый, а раньше думал, что просто. У него было столько камушков и полосок, а раньше я их не замечал. И ещё я смотрел на тени в окне. Они были такие длинные и двигались за машинами.
Я так хотел уснуть, что уснул. Правда, уже тогда светлеть начало.
Мама меня разбудила рано и сказала, чтобы я взял себя в руки. И в комнате поубирал. Я подумал: «зачем мне убирать в комнате, если я все равно завтра умру». Но маме конечно ничего не сказал. Наверное надо было умереть в чистой комнате.
Я, пока убирал, нашёл много хорошего: робота в коробочке, любимую бабочку, которую можно было носить только на праздники (первое сентября там, день учителя) и копилку.
Мама ушла на работу, и я остался дома один. Но я вдруг подумал, что, если я завтра умру, то мне же тогда не нужна будет ни бабочка, ни деньги, ещё и робота можно поломать. Его я конечно ломать не стал — достал из коробочки, поиграл чуть-чуть и поставил на место.
Потом надел новую форму и бабочку, взял деньги и пошёл на улицу. Я уже выходил и даже был рад, что завтра мне будет крышка. Я зашёл к Славику, но я ещё не знал, зачем. Он собирался с родителями на дачу и не погулял со мной. Тогда я вспомнил, что всегда мечтал подружиться со старшим братом Кольки. Он такой крутой. У него даже есть девушка и он наркоманит.
Он с друзьями всегда сидел в гараже. У него мотоцикл. Правда, туда надо было идти через дорогу, где живут собаки. Честно сказать, я их боялся и взял с собой каменюк. Я даже как-то хотел развернуться и убежать, потом вспомнил, что мне все равно умирать только завтра.
Там музыка играла громко. Брат Кольки вышел и сказал: «Малой, ты чё тут делаешь». А! Нет! О назвал меня «шкетом».
— Шкет, ты чё тут делаешь
А я сказал, что у меня есть деньги и я тоже хочу наркоманить. Он засмеялся, но так, чтобы сигарета изо рта не выпала. Очень круто засмеялся. И сказал: «иди отсюда». Я сказал ему, что завтра умру, а он такой: «Ну как умрёшь, приходи». Очень круто ответил. Мне даже смешно стало. Хотя конечно очень жалко, что я с ним так и не успел подружиться.
Я подумал: «Деньги у меня есть, форму можно и порвать». Ну пошёл я на площадку. Там никого не было. Саша с мамой только сидели в песочнице, но Саша же маленькая, не буду же я с ней играть. Тогда я пошёл в кино. Один.
Я пересчитал ещё раз, сколько у меня было. Оказалось, там лежало 1740 рублей. Ого! Я хотел накопить, чтобы пойти на хип-хоп танцы, но зачем мне теперь Билет оказался не дорогой, потому что четверг и потому что днём. Я пошёл на мультик и первый раз в жизни купил попкорн. Нет, я его до этого ел, но только дома или на улице. А в кино мама мне на него денег не давала. И ещё кока-колу большую. Мне понравилось. Я сидел, как взрослый, один, смотрел мультик. Правда, попкорн сьел сразу, хотелось ещё, а кока-кола потом ещё осталась. Мультик был интересный, смешной. Я смеялся. Тоже, как взрослый, один.
А потом я возвращался домой и зашёл в парк. Там продавали билеты на динозавров. Мама не ходила со мной, потому что дорого. ООО! Вот в Диноленде мне больше всего понравилось! Я, как взрослый, ходил сам везде, сам прыгал на батутах, потому что рядом были только малявки. А потом сфоткался на динозавре за 150 рублей на свой телефон. Пусть маме останется после меня. И ещё на камикадзе покатался, а мама не резрешала всегда.
Когда я пришёл домой, мама уже вернулась с работы. Она так сильно ругала меня, что я её не предупредил, ушёл и даже телефон не брал. А я просто не слышал его — выключил звук в кинотеатре и забыл включить. Но я не обижался на неё и даже не злился. Она спросила: «Почему я так улыбаюсь», а я ничего не ответил. Ничего не смог придумать. Мне было смешно, что она переживает за меня сегодня, а умру я завтра.
Мне уже даже захотелось умереть. Ночью я пошёл к маме в комнату смотреть с ней кино. Показывали ужастики и неинтересные фильмы, поэтому она постоянно переключала. Потом я предложил ей поиграть во что-нибудь. Дооолго не могли придумать, во что! Мама достала нарды и научила меня играть в нарды. Мне понравилось, но, как играть, так и не понял. И потом захотелось спать. Даже не заметил, как уснул.
А потом проснулся и живой! Я ещё этот день походил, а потом к вечеру понял, что не умер и уже не умру. И даже расстроился, потому что форму я всё-таки испортил.

Тебе крышка! Мама сказала, что тебе крышка - это значит ты умрёшь. Я конечно же маме не сказал, что крышка мне. Зачем её расстраивать раньше времени Тем более, мы только форму мне купили.В

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.