Нечаянные гости

 

Нечаянные гости Хорошо сидеть в удобном кресле возле прогорающего камина. Потягивать травяной настой с капелькой бренди и смотреть. Смотреть на зарождающуюся метель за окном, на мерно

Хорошо сидеть в удобном кресле возле прогорающего камина. Потягивать травяной настой с капелькой бренди и смотреть. Смотреть на зарождающуюся метель за окном, на мерно откапывающие время стеклянные часы, на трудягу паука в углу книжного шкафа. И на Злыдня, который снова решил попытать счастья и все-таки перегрызть кочергу. Мало ему вчерашней потери зубов Ветер усиливался, первые пушистые снежинки уже начинали свой танец. Красивое зрелище. Есть что-то завораживающее в их потустороннем виде при свете убывающей луны.
Внезапно с улицы раздался то ли вопль, то ли стон. Печальный и жуткий одновременно, такой, что без труда заставит непослушные волосы подняться дыбом и даже по самой толстой коже весело пробегут мурашки. Началось
Я, с трудом поднявшись, поковылял к двери. Надоело уже. Злыдень, что характерно, проигнорировал красноречивый взгляд хозяина и дальше самозабвенно стачивал коренные о непокорную железку. Тварь.
С изрядным усилием распахнув дверь, я встретился взглядом с Нею. Высокой, худощавой, рыжеволосой. С бездонными янтарными глазами и с то ли улыбкой, то ли оскалом безупречных губ. Такой необычной, такой мертвой.
— Леди, ну сколько же можно орать под моими окнами Время, к сведенью, уже очень даже позднее. Я пытался говорить как можно учтивее, мало ли какие там насекомые в ее прекрасной головке.
— Ты. Смертный. Как ты смеешь даже обращаться ко мне! Я Bean sidhe! И я пророчу тебе скорую смерть.
— А зачем
— Как это «зачем» Я должна, — она явно начала закипать: — Неужели тебя не страшит мой крик
-Тю. Моя покойная жена вместе с тещей дуэтом такие звуки издавали, что извини, но тебе до них, как до обещанного Последнего Пришествия. А смерть она не так уж и страшна, особенно в этом мире.
Баньши задумалась. Метель тем временем набирала силу, и даже свет Вечной не пробивался через хоровод мириадов снежинок.
— Заходите в дом, леди.
— Ты в своем уме приглашать Меня Она явно была в растерянности. Люблю такие моменты(хи-хи).
— Ты женщина, и долг каждого уважающего себя мужчины помочь и обогреть, — я улыбнулся и приглашающе указал рукой туда, где теплое пламя камина и дуэт свечей создавали уют и умиротворенье. Прошу.
Она вошла. Она оглядела скромное убранство моих покоев, попыталась согреть призрачные руки над пламенем и осталась. Иногда ночами, я сопровождаю ее к ближайшему поселению и жду, когда потусторонняя песня отметит какого-то бедолагу. Иногда отправляю Злыдня, особенно когда сыро и обостряется боль в ноге. А потом мы сидим в одном кресле и пьем из одной чашки. Медные волосы змеями извиваются на моих плечах и нам хорошо. А дальше ночь. Милая моя Тиа
Как то весной, собирая первые, самые сильные травы, я услышал невдалеке от опушки громкую брань. Ну ругаются, так ругаются это верно, только вот речь мне была совершенно незнакома, да и речь ли это была Ругая себя за любопытство, я подкрался поближе. Двое здоровенный детина, в волчьем плаще и хрупкая девушка, в черной накидке с капюшоном. Наверное, красивая должна быть. Тут все понятно милые бранятся, значит и потешатся. Ан нет.
Резким точным ударом ублюдок опрокинул спутницу на заемлю, а потом еще и пнул кованым сапогом. Мразь. Жаль, конечно, что Злыдень остался дома, но что тут поделаешь, эх.
— Эй, любезный, а если попробовать башкой о сосну Как вы думаете, зазвенит или загудит
Мужчина резко повернулся ко мне, издав то ли рык, то ли хрип. Что-то мне в нем не понравилось. То есть, мне в нем абсолютно ничего е нравилось, но какая-то деталь облика мгновенно запала в мозг.
— Сейчас узнаешь, — и он, резким прыжком преодолев почти треть разделявшего нас расстояния, рынулся ко мне.
Вот оно! Глаза. А точнее зрачки. Кажется мне, что питомец не дождется своего хозяина. Хотя
Я стал в стойку: левым плечом к врагу, рука приподнята так, чтобы хоть чуток защитить лицо, а правая до боли сжата в кулак.
— Давай-давай, псина!
Я успел. Принял первый пробный удар на блок и в ответ засадил свою правую с зажатым в ней талисманом белого железа прямо в пасть недоделку. Упс и кирдык. Могу собой гордится, однако, ведь воргена с одного удара мало кто уложит.
Поднял почти невесомое тело девушки на руки и поплелся домой; а что там под накидкой да успею еще посмотреть. Если будет на то чья-то воля.
Так в моей жизни появилась Лорегга.
Все когда-нибудь да оканчивается. Рано или поздно, но всегда. По привычке вечер я коротал за чтением книги. Очередная писулька недоучившегося идиота, но главное отвлекала от ненужных мыслей. Тиа спала, Злыдень умчался по своим никому ни интересным делам, а Лорегга отправилась на прогулку к селению. В дверь постучали. Вежливо так, ненавязчиво. Я знал, что это Они, а они знали куда пришли. Шах и мат.
— Ну что же, входите
— Спасибо, — стройный и широкоплечий, с ясным благостным голубоглазым взором, ему ну уж никак не шла ряса. Черная ряса с багровой окантовкой на рукавах. Давно хотел с вами познакомиться, да все никак.
— Не отвечу вам взаимностью, — я тем временем бегло осмотрел второго, — да и поздновато для визита вежливости, не так ли
Инквизитор промолчал, а его спутник только хмыкнул. Высокий, худощавый и опасный. Одетый в кожаный доспех, с воронеными наручами. На виду только изящный эсток и широкий, угрожающего вида фальчитон, но я почему-то не сомневаюсь, что одежда скрывает массу неприятных до смертельного исхода предметов. Может даже заговоренных. Ведьмак.
— Ты угадал, травник, — голубоглазый издевательски улыбаясь, присел за стол, — самый настоящий ведьмак. Не ожидал
Риторический вопрос. Так что я промолчал.
— О арбалете забудь, да и твоя пассия, вряд ли чем поможет, — инквизитора окутало багровое сияние, — не рыпайся, травник.
Сказал как плюнул. Мысли читает, сволочь. Вот не свезло так не свезло.
— Я внимательно вас слушаю, — если не убили сразу, то значит
— А говорить не о чем. Собираешься и идешь с нами. Кстати, где твоя зверушка
— Гуляет.
— Пускай резвится, не долго уже осталось, — ведьмак искренне захохотал. Ну да, Злыдень это по его профилю.
— А Тиа мне до ужаса захотелось быть отсюда как можно дальше.
— Тоже. Ей тоже не долго осталось.
Вот юморист недоделанный.
— Зачем я вам
— А оно тебе надо, болезный инквизитор наслаждался. Хотя: проведем кое-какие опыты, расспросим хорошенько, а дальше все в руках Его. Кстати, хочу предупредить, что свиток с шаровой молнией, который лежит в правом кармане твоих штанов, я уже дезактивировал.
Вот уж
— Не поминай имя врага.
«Лоррега, милая», — я не удержался и все-таки рискнул.
«И у тебя гости»,- ответ не заставил себя ждать. «Держись, скоро буду, мой господин. И еще: что-то я соскучилась» И мысленно отправила такую картинку, что я весь покрылся испариной. Шалунья.
— Собирайся, — улыбнулся инквизитор, — нездоровится
Я вытер испарину на лбу. Потом расстегнул тугой воротник:
— Все нормально. Извини за вопрос, но ты телепат
-Да. Я Познающий нашего ордена. Гордись предоставленной тебе честью, травник.
— Спасибо, — я немного расслабился и откинулся в кресле, — а хотите смешную загадку
— Шуткани, смертник, и пошли уже время позднее.
— Однажды в дом к одному человеку зашли двое плохих парней. Они были настолько уверены в себе, что что-то забыли сделать Каким будет ответ
— Герд! Дверь! Познающий вскочил, но, скажем так: малость поздновато он познал.
Там, где раньше находилась высокомерная голова ведьмака, расцвел кровавый фонтан. Через мгновенье Лоррега уже рвала на ошметки голубоглазого глупца. Эх, а вроде бы и учат их чему-то в этих академиях, или семинариях. А простых вещей как не знали так и не знают. Телепатия телепатией, но ментальная связь она-то личная. Персональная, так сказать.
Тиа, очутившись за моим плечом, внимательно смотрела на художества подруги. А та, как всегда непревзойденно, размазывала кровь по полу, рисуя вокруг тела еще живого инквизитора что-то наподобие огненного нимба. Шалунья моя.
— Милый, я проголодалась, можно миндальные глаза излучают любовь и просьбу.
— Конечно, счастье мое, только возьми ведьмака, а то пичкают их разной дрянью с самого детства, а меня потом пучит. Я тем временем вскрыл грудную клетку под взглядом голубоглазого ( жаль, что орать он не мог без языка не до крика) и с наслаждением отгрыз небольшой кусочек алого мяса.
— А я Тиа недовольно поджала губки.
— А ты беги в лес: там должны быть их сопровождающие. И пой, любовь моя, пой!
Я поднялся с колен и, подволакивая опять разболевшуюся левую ногу, направился к постели. Отдохнуть бы. Внезапно меня качнуло. Почти теряя равновесие, я завалился на стол. Ботинок, естественно, слетел. Копытце почти что регенерировало уже не долго ждать осталось. И это просто замечательно!
ydnuy

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *