Золушка откровенно задолбалась.

 

Золушка откровенно задолбалась. Достала ежедневная беготня с завтраками, нарядами, купаниями и другими заботами от мачехи и сестер. От кроткости и смирения не осталось и следа. На фею-крестную

Достала ежедневная беготня с завтраками, нарядами, купаниями и другими заботами от мачехи и сестер.

От кроткости и смирения не осталось и следа.

На фею-крестную надежды не было. Ту выгнали еще с первого курса Академии волшебства за развратный образ жизни и систематические прогулы.

Одно предложение крестной перенести свою подопечную к принцу в постель развеяло веру в решение проблем с ее помощью.

Да и не нужен он. Принц этот.

Белоснежка вот мучается со своим и мечтает сбежать в лес к родимым гномам. Но получается только на побывку к тете мужа, по дикой случайности оказавшейся Золушке мачехой.

Белла много чего порассказывала Анне (а так звали Золушку по-настоящему) про супружескую жизнь.

— Знала б о будущих фаворитках и его бесконечных пьянках да охотах, не просыпалась бы вообще, — жаловалась подруге Белоснежка ночами.

Анна и Белла очень сдружились, ощущая на себе одинаково чистую и ничем не прикрытую ненависть мачехи Золушки. Анна могла только посочувствовать подруге и с нежностью погладить ее растущий живот.

Ой не поцелуем единым будил Белоснежку принц.

В очередной свой приезд Белла подарила Анне кольцо. Не обычное, а с волшебством. Ей оно досталось в наследство от ведьмы-мачехи.

Если крутануть на пальце три раза по часовой стрелке, то можно перенестись на несколько миль от дома. А если обратно, то вернуться. Вот только куда заносит это кольцо ни одна из девушек не знала.

Поэтому Золушка пока терпела свое дурацкое прозвище и трех самодур в отчем доме.

Но вот сегодня терпение лопнуло, как и чиряк на лбу Мадлены, старшенькой из сестричек. Прыщ вылез на лбу у Мадлены, а по лицу получила почему-то Анна.

Рука у старшенькой была что надо. Для кузнеца. Но не для девицы на выдание. Да и сам вид сестицы больше намекал на переодетого мужика, а не на трепетную лань.

Младшая из сестер наоборот отличалась хилостью тела и визгливостью голоса.

Но обе они без своей мамаши становились беспомощными дурехами.

После пощечины Анна еле дождалась дневного сна, в который ежедневно впадали сестры и их мать. Пробралась в мачехины покои и не без труда натянула на мясистый палец родственницы волшебное кольцо.

Затаила дыхание.

Особых надежд на то, что мачеха сгинет навсегда не питала. Но хотелось хотя бы на немного избавиться от мегеры. Как только кольцо прокрутилось третий раз, грузное тело нервотрепательницы окуталось дымкой. Кровать растворилась в огромной дыре.

Из нее пахнуло огнем и слышался дикий хохот и стоны.

Раз. И мачехи не стало. А все в покоях осталось как прежде.

Золушку затрясло. Как же хорошо, что она не решилась на эксперимент! Ну и Белла. Ну и удружила.

Возвращение из мира грез сестер Анна ждала с нетерпением. На столе исходили паром все любимые лакомства девиц, щедро приправленные слабительным. И немножко приворотными чарами.

Ну это уже сами сестры распорядились еще утром. Вечером состоится бал. Принц выбирал себе невесту.

На бал Анна конечно же не едет. Не в чем, да и незачем. Но Белла все расскажет в лицах. Ее забулдыга-муж не мог пропустить такого случая покутить.

Сестры проснулись злыми и отчего-то уставшими, как обычно. Видать, тяжело храпеть четыре часа подряд. Золушка об этом уже не помнила.

За сборами и обсуждением женихов про маман даже не вспомнили. Так и укатили без неё, решив, что та уехала раньше разведать обстановку и настроить мосты с нужными людьми.

И пусть Анне опять досталось оплеух, наслаждение от предвкушения расплаты окрыляло.

Со спокойной душой Золушка наконец-то прилегла отдохнуть, в тишине и одиночестве.

 

Но не прошло и часа, как в дверь забили молотком. Тяжко вздохнув, пошла открывать.

На пороге топтался высокий и мускулистый тип. Его Анна узнала сразу.

— Добрый вечер, сударыня. Командир Бирюк, — отсолютовал он.

Бирюк служил в личной гвардии короля следователем. И по-совместительству оборотнем. Только ему разрешалось охотиться в королевских угодьях.

Им пугали непослушных детей.

А еще шептались, что он захаживал к ведьме Красной шапочке, живущей на краю самого леса. Но там мутная история. То ли она сама убила бабушку ради наследства. То ли с Бирюком вместе. Дело так и не раскрыли.

— Здравы будьте. Чем могу? — выдавила подобие улыбки Золушка.

— Так сестры ваши тревогу забили. Матушку вашу потеряли.

— Да вы что? — почти искренне удивилась девушка.

И тут же прошептала от души: «Жеваный крот». И эмоции выпустила, и фею позвала. Без нее в этот вечер все же не обойдется.

Не прошло и пяти секунд, как тропинка позади командира осветилась всеми цветами радуги, и в лучах света возникла Фея.

Золушка не прогадала. Крестная знала толк в мужчинах. А еще больше — в их соблазнении.

Подлетела, трепеща прозрачными переливающимися крыльями, то скрывая за ними, то выставляя на обозрение короткое золотое платьице. Встала покрасивей. И Бирюк забыл, зачем пришёл.

Золушка, не долго думая, закрыла дверь, оставив бедного волка в нежных лапках Феи. Час — два форы есть.

Но что же делать? Неужели мачеху угробила все-таки?

Словно в ответ на мысли в большой зале взревел столб пламени.

Из него вышла помолодевшая лет на двадцать мачеха, в обнимку с каким-то рогатым бугаем в костюме-тройке.

— Аннушка, дочка, — позвала мачеха Золушку с улыбкой.

Подбирая челюсть, Анна подошла поближе к парочке. Глянула вопросительно на рогатого. Неужели новый папА?

— Мы завещание прибыли оставить. И на свадьбу позвать. А где девочки? — щебетала не своим голосом маман.

От удивления метаморфозами и, что говорить, радости, что таки не преступница, Золушка не могла сказать ни слова. Только рот открывала, как рыбка.

Мачеху это не смушало. Она носилась по дому, таская за руку гостя.

Тот на ходу и объяснил басом, что мачеха-то из демонского рода. Только не знала об этом. А вот кольцо чье-то — тут он подмигнул красным глазом — нашло путь на родину. И да. Теперь он ее новый папа.

Сказал и заржал.

Тут же залилась смехом и мадам демоница. Ткнула под нос падчерицы бумагу с завещанием на ее имя, расцеловала остолбеневшую Анну в обе щеки и унеслась, крикнув, что на бал за девочками.

«Вот такие странные и удивительные дела творятся в Тридевятом королевстве», — закончила писать свое повествование Анна Павловна Бирюк. Усмехнулась и пошла готовить ужин мужу и своим любимым волчатам.

«Фея иногда бывает полезной», — подумала она.

Но это уже совсем другая история.

Автор: Вера Кулаковская

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *