Лишняя ссора

 

Лишняя ссора - Тебе нужен психиатр, - сообщил он мне сухо. Возможно, он прав, и психиатр мне нужен. Был. Лет десять назад. Мы сидели в кафе на Тверской. За окном шел дождь. Мы пили кофе. Он

— Тебе нужен психиатр, — сообщил он мне сухо.
Возможно, он прав, и психиатр мне нужен. Был. Лет десять назад.
Мы сидели в кафе на Тверской. За окном шел дождь. Мы пили кофе. Он хмурился. У него это ужасно хорошо получается. Видимо, оттого, что он серьезный. И правильный. Он не может понять, как это — оставить дома важные документы, перепутать маршрут автобуса, купить ненужную картину, пойти одной в театр и не строить планов на ближайшие 49 лет.
— У тебя идиотское выражение лица, — миролюбиво сказал он мне.
Да Он только сейчас заметил На совещаниях шеф, встретившись со мной взглядом, тут же передает слово заместителю. Странно все это.
Капли стекали по окну. Мокрые улицы, разноцветные зонтики, лужи. В кафе тихо.
— Ты молчишь — удивился он.
Его это настораживает. А мне просто не хочется говорить. Хочется просто молча смотреть на дождь. Хочется, чтоб его сейчас не было за этим столиком.
И тут его прорвало. Вперив в меня сердитый взгляд, он заговорил, словно в зале суда.
— Ты снова без зонта Забыла У тебя все не как у людей. Удивительно, что еще ни разу не перепутала время и место наших встреч. Могла бы ждать меня где-нибудь в Голландии. И сама бы не поняла, как там очутилась! Ты самая непутевая из всех, кого я знаю! Вместо того, чтобы заниматься делом, ты пишешь стихи, которые никому, даже тебе, не нужны.
На нас стали оглядываться.
— Когда-нибудь ты поймешь, что я прав.
Когда-нибудь. Он не может запомнить, что я не верю в реинкарнацию. До когда-нибудь» я могу не дожить.
Официант принес десерт и тихо испарился. Я сковырнула фрукты с пирожного. Он поморщился:
— Что за дурацкая привычка — расковыривать еду Почему ты даже не можешь есть, как все
— Я не ем фрукты с хлебом, — огрызнулась я.
— Тогда зачем их заказывать! — взвился он. — Это самое дорогое кафе в Москве, тут полно десертов!
По правде сказать, это становится невыносимо. Его раздражает то, что мне все равно, откуда выжимать пасту — из середины или конца тюбика. Что если меня разбудить, я не вспомню, когда у него день рождения. Что если мне позвонит подруга, у которой проблемы, я могу забыть об обеде на плите.
— Мне пора, — он порылся в карманах и кинул деньги на столик. — Не пей больше кофе. Я оставлю тебе зонт.
Он положил зонт на стол рядом с деньгами. Потом накинул плащ и быстро вышел. Сквозь мокрые стекла я смотрела, как он шел по мокрой улице, подняв воротник. Он ненавидел дождь.
Я оглянулась в поисках официанта и, когда тот подскочил, заказала еще кофе. Я не умею быть рациональной. Но разве не это привлекло его, такого серьезного и правильного, во мне Не моя бесшабашность Не мое умение даже мытье посуды превратить в приключение
А что меня привлекло в нем То, что когда мне нужна помощь, он всегда рядом. Даже если в это время он должен быть на переговорах в Афинах. Что когда мне плохо, я могла приехать в его квартиру, вытащить из его шкафа плед и забраться в его кресло с книжкой. И прислушиваться к шагам на лестнице, гадая, когда повернется ключ в замке. В моем доме мне никогда не было так хорошо, как в его.
Я еще успею! Я бросилась по улице в том направлении, куда ушел он. Мне нужно сказать ему прямо сейчас, что все наши разногласия, несхожести, раздражения и недовольство друг другом — все это так не важно!
Я бежала расталкивая прохожих, как вдруг увидела его. Он сосредоточенно шел мне на встречу. Увидел меня и остановился. Мы стояли и смотрели друг на друга так, будто увиделись впервые. А потом я заметила, что он абсолютно промок. И его дорогой плащ потерял всякий вид.
— Нам придется вернуться в кафе, — констатировал он. — Подозреваю, что ты забыла там сумочку. У тебя в руках ее нет.
От него пахло свежестью и дождем. И он был так близко. Я ухватила его за руку, неловко ступила, и моя шпилька хрустула. Я бы упала, не будь его рядом.
— Ну почему ты не купишь себе нормальную обувь — воскликнул он. — Зачем ходить на этих ходулях
Я только вздохнула, что в нормальной обуви» я была бы уже не я И он не любил бы меня так сильно.
Когда-нибудь он обязательно поймет, что я права. Ведь он-то наверняка верит в реинкарнацию.

 

Автор: Mexican

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *