Шаг к…

 

Шаг к… — Ребята, я только что от Евгения Романовича, он принимает еще десять минут и уходит! Враньё. Похожая на барби блондинка с фальшиво грустным лицом вошла в аудиторию. Очевидная, наглая

— Ребята, я только что от Евгения Романовича, он принимает еще десять минут и уходит!

Враньё.

Похожая на барби блондинка с фальшиво грустным лицом вошла в аудиторию. Очевидная, наглая ложь. Только зачем Мой взгляд упал на список; шестьдесят человек, записанных на отработку зачета по неотложной помощи. Ну конечно. Как же мелочно. Один за другим люди начали вставать и уходить. Катя поднялась со своего места рядом со мной и начала собирать вещи. Я вынул капельки наушников из ушей и взял ее за плечо.

— Стой. Она соврала.

Удивление. Непонимание.

— Зачем
— Косарь ставлю, блондинка в конце очереди.

Шок. Решительность.

И побежала возвращать уходящих. А могли бы сдать быстрее. Что за добрая дура.

Три часа спустя мы идем, укрытые моим зонтиком от дождя, в сторону метро по паутине петроградских улочек. Зачет в зачетке. Катя цепляется за локоть моей руки, я тянусь во внутренний карман за сигаретами.

— Не кури, ты уже полпачки сжег с первой пары. Давай лучше кофе возьмем.
— Следишь за мной
— Нет…

Румянец на щеках. Это прозрачно настолько же, насколько скучно. На отработке еще сомневался, но сейчас уверен, она и практику по неотложке завалила, чтобы найти повод со мной туда пойти. Ее взгляд уколол жалостью, и панцирь моего цинизма лопнул. Я убрал сигареты и зажигалку обратно.

— Пошли за твоим кофе.

Радостная улыбка.

— Пойдем, здесь недалеко!

Узкая дверь, стойка и два столика, эспрессо-машина и круглый, улыбчивый бариста. Волнующий запах. Я маленькими глотками пью латте и слушаю счастливо щебечущую Катю, периодически поддакивая. Плавное течение разговора ни о чем прерывается серьёзным вопросом.

— Что будешь делать, когда закончишь
— Ну, интернатура здесь. А потом еще не решил.
— Что, уедешь
— Думаю, да. По городу комплектация в среднем под двести процентов. Здесь молодые специалисты не нужны.
— Да…

Разговор затих. Мы молча допили свой кофе.

Катя греет свою руку в моей. Дождь перешел в слабую морось. Мысли о доме, вызванные ее вопросом, нахлынули на меня. Друзей у меня там почти не осталось, все разъехались. И что я там забыл, кроме практики Помогать людям Приносить пользу обществу Смешно… Я посмотрел на ухватившуюся за меня девушку. Рядом со мной — шанс остаться здесь. Плавно продвигаясь сквозь темное море зонтиков, мы дошли до метро. Выкуренная сигарета прояснила мысли, и я решил просто попрощаться, будто ничего не понял.

 

— Ты на машине
— Да.
— Ну, тогда до… — начал я и снова наткнулся на отчаянный взгляд голубых глаз, — до завтра. Погуляем на выходных Сходим кальян покурим или в бар. Хочешь

Я знал ее ответ.

Через полгода после выпускного я познакомился с ее родителями, добродушным толстым отцом с глубоко посаженными мелкими глазами на круглом лице и матерью, тихой, маленькой женщиной, во всем согласной со своим властным мужем.

Ужин. Скучный разговор. Папочка смеется. Мамочка смеется. Я мило улыбаюсь.

— Курите, молодой человек
— Да.
— Ну, давай оставим девочек и поговорим по-мужски.

Огни моего любимого города согрели душу своим теплом даже в затхлой атмосфере этого дома. Будущий тесть открыл окно лоджии, пустив к нам зимний холод, и протянул мне одну из своих сигарет.

— Сынок… Ты же не против, если я буду тебя так называть Вижу, у вас с Катей все серьезно. У меня небольшая клиника, но нам как раз нужны молодые специалисты, приходи в понедельник…

Я изобразил внимание и кивнул. Вместе с затяжкой в меня вернулось давно потерянное отвращение к сигаретному дыму.

“Что может быть хуже, чем лгать самому себе”

Слова из прошлого помогают мне увидеть себя со стороны. Человек стоит на балконе многоквартирного дома, курит и наблюдает за спящим в полусвете белых ночей городом. Отвращение заставляет вздрагивать от каждой затяжки.

Сегодня получил диплом. Сегодня сделал Кате предложение. Молодой, подающий надежды врач, устроенный в столичной клинике, встречает светлое будущее. И все замечательно, кроме того, что он ни капли не любит свою будущую жену. Хорошая девочка… Этого она заслужила Паутины бесконечной лжи

Тлеющий огонек падает вниз из его руки. Следом летят пачка сигарет и зажигалка. Взгляд, не останавливаясь, пробегает по спящей девушке, когда он проходит через спальню.
Вещи и документы ложатся в сумку.

Вокзал.

Я иду за вагоном останавливающегося поезда. Пустота между перроном и темнотой тамбура, граница, после которой не будет дороги назад. Продвигаясь в медленно тянущийся очереди, разглядываю место своей первой встречи с этим пустым городом. Первой встречи с теснотой и одиночеством мегаполиса.

— …олодой человек, вы меня слышите Билет, паспорт
Голос проводницы возвращает меня к действительности.

Шаг к…

Цветков

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *