Игорёк. Магазинная зарисовка

 

Игорёк. Магазинная зарисовка - Девушка, а как Вас зовут - На бейдже написано! - грубо ответила кассирша строительного магазина подозрительному, неопрятному, высокому как каланча, с острым и

— Девушка, а как Вас зовут

— На бейдже написано! — грубо ответила кассирша строительного магазина подозрительному, неопрятному, высокому как каланча, с острым и лысым черепом и ушами как у чебурашки, покупателю.

— Е-ка-те-ри-на! — по слогам прочитал покупатель и малахольно улыбнулся. — Спасибо!

— На здоровье! — буркнула кассирша, только заступившая на свою первую смену на новой работе, но покупателя уже и след простыл. Правда через два часа он снова появился.

— Екатерина, прощения мя алчу, ибо содрочимши на Вас! — волнуясь, сообщил он кассирше.

— Шо! — не поняла кассирша.

— Есмь возвеличил и нарисовал в голове нагую и развратную, затем эксплуатировал в сатанинских целях. Я содрочимши, Екатерина! Прощения мя алчу!

— Вы… вы издеваетесь Я сейчас охрану вызову! — заволновалась Екатерина, осознав, что имеет дело с сумасшедшим.

Тут к кассе подрулила начальница смены кассиров — Мила. Разбитная дама «глубоко за сорок».

— Что, Катя, и на тебя содрочили! Добро пожаловать в наш клуб. Это Игорёк. Местный псих. Игорёк, чё новеньких пугаешь

— Прощения мя алчу!

 

— Прости его, Катя, а то не отстанет. Он безобидный. Сначала подрочит на тебя, а потом прощения просит. Преступление и наказание по классике. На нас уже всех «содрочил» и не один раз.

— Содрочил, Екатерина! — завыл псих, — Прощения…

— Да прощаю, прощаю, дрочи на здоровье! — наорала на него новенькая.

Игорёк втянул голову и, загадочно улыбаясь, побежал к выходу.

— А чего он так странно всё — спросила у Милы Катя.

— Ну типа согрешил дрочкой. Отсюда — «содрочил». Лет пять к нам уже ходит как в бордель. — стала рассказывать Мила, — Директор тут дочку свою устроил. Чтобы училась с людьми работать, не росла идиоткой. Мы её, как и тебя, проинструктировать не успели. Дак тут такое было… Она всё осознать не могла, что на неё, дочь директора сети магазинов, содрочили…

— Жесть!

— Ага. И Игорька прощать не хотела. А он, если его не простить, штаны снимает и просит наказать. Так-то. Дело кончилось тем, что дочка дура-дурой, а психолог тонкий. Она ему сказала, что сама на него содрочила. Он просил покаяться, а она его нахуй матом отборным. Убежал в слезах, бедняга. Неделю не было. Обходил её потом стороною. Я бы тоже так от него отвязалась, да язык не поворачивается такую пакость сказать. Да и что с меня, убудет

— Да, пускай хоть кто-то… — согласилась Екатерина.

— Пускай! — вздохнула Милка. И обе грустно задумались о своём, о женском.

alexeygagach

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *