История о том как я пришла к тому, что я делаю…

 

История о том как я пришла к тому, что я делаю... Давайте, я вам расскажу свою историю Другой в запасе все равно нет. Я весы. По моему это многое объясняет. Не особо то верю гороскопам, но в

Давайте, я вам расскажу свою историю Другой в запасе все равно нет.

Я весы. По моему это многое объясняет. Не особо то верю гороскопам, но в моем случае попадание 100%. Если коротко, то там сказано, что представители сего знака самокритичные серости, мечущиеся в поисках идеала, который для них не достижим в принципе.

Все верно. И серость. И самокритична до бреда. И постоянно ищу идеал, но так как слабо себе представляю ввиду отсутствия фантазии, как он, идеал, должен выглядеть, то и не нахожу. Но оптимизма не теряю и Поиск продолжается. Уже лет 25.

Поиск начали еще мамуля с бабулей. Семья наша славится широтой души, и на мое развитие родственники не поскупились. В возрасте 6 лет я была крайне деловым ребенком, неделя у меня была забита под завязку: я посещала музыкальную школу, прогимназию, театральную студию, студию вокала, курсы английского языка, кружок лепки, кружок кройки и шитья… это из того, что я помню.

Энтузиазм мой сдох в корчах где то через месяц, а через год сдали нервы у мамули, ибо волочить, в рамках культурного развития, упирающееся дитя в музыкальную школу — удовольствие ниже среднего. Музыкальную школу отринули, дабы меня не тошнило в будущем при виде благородного инструмента — пианино. Но бабулю свернуть с пути истинного не так то просто… Придя к выводу, что музыка не мое, меня отдали на танцы… Там я довела до нервного срыва преподавателя и парочку партнеров, отдавив им в процессе кровавого танца все имеющиеся в наличии ноги.

Потом началась подготовка к школе. А у меня появилась стойкая неприязнь к длительным поездкам. Если ехать было дольше трех остановок, то я не глазела по сторонам и не допекала окружающих, как все нормальные дети, а учила таблицу умножения. Или стихи. Или еще что-то крайне нужное, но мне непонятное. Бабуля была непреклонна. Она использовала любую свободную минуту для моего развития.

Учеба в школе давалась мне, в принципе, легко, наверное потому я заскучала. Мне было скучно, а бабушка только усугубляла положение, требуя пересказов по всем устным урокам. Проверялись они досконально, и если бабуле казалось, что поняла я недостаточно, параграф вновь предлагался к прочтению, а затем следовала повторная устная экзекуция.

Единственными форточками со свежим воздухом были компьютеры и тексты. И к тем, и к другим я относилась с душевным трепетом. Мне нравилось писать, увлекал сам процесс. Было, в сущности, не важно что писать. Я переписывала в электронные файлы отрывки из книг, тексты песен, сочиняла стихи. Когда мои ровесники осваивали Диабло, я осваивала Майкрософт Офис и 1С. Было совершенно не лень встать в 5 утра, чтобы уехать с мамой на работу в другой конец города, чтобы иметь возможность попечатать в обед или же отпустить пару клиентов.

Ожидаемо для меня, но сюрпризом для родни стало мое заявление в середине 10-го класса: «Учиться не хочу!». Мамуля у меня по таким пустякам не паникует. В ответ на мой бунт власть ответила: «Хорошо, не хочешь, не надо. Иди работать.» И я пошла. Я ж лучше знаю, как мне лучше.

Пол года трудового стажа в качестве кондуктора маршрутного такси мне хватило, чтобы проснулась тяга к знаниям. В июне я подала документы по специальности «Социальная работа и организация социального обеспечения». Что это такое я представляла крайне смутно, но звучало красиво. Отучившись месяц я поняла, что нашла то, что мне интересно! Мы изучали Жизнь. Людей. Психологию, педагогику, религию, конфликтологию. В общем все, что было за окном, и я применяла и применяю по сию пору то, что мне преподали.

 

Педагоги были гениальны, тут мне фартануло «нипадеццки широко». Инициативу мою не душили, загоняя в рамки программы, а поддерживали, умело направляя мой нездоровый интерес. Я с упоением копошилась в субкультурах, изучала причины суицида в разном возрасте, причины наркомании и алкоголизма, на каждую из тем мною была самостоятельно написана курсовая работа. Я кайфовала. За все время обучения я ни разу ничего не учила, не зубрила и не дрожала на экзаменах.

Хотя, признаюсь, студентом я была нерадивым, и преподавателям со мной было тяжело. На занятия ходила по велению левой пятки, а она у меня дама ленивая. Но и завалить меня на зачете было сложно… вот и маялись бедолаги… «Отлично» поставить вроде как непедагогично, а другой оценки я не заслуживала. Обычно принималось соломоново решение и ставилось «четыре».

Психология была в приоритете. Как то мне предложили «тройку», но автоматом, без сдачи экзамена на сессии. Оскорбилась я до глубины души! По психологии «тройки» у меня не будет НИКОГДА! На вопрос «А что ты хочешь» я твердо ответила: «отлично». Меня гоняли два часа по всем темам, с участников сошло по семь потов, но вышла я из аудитории с улыбкой от уха до уха и записью «отлично» в зачетке.

Не смотря на то, что учиться мне было очень даже интересно, по профессии я не работала ни дня. Во-первых, выжить на гроши, называемые зарплатой в этой сфере, не выйдет. Я решила посчитать свой бюджет с учетом вероятной зарплаты — ушла в минус уже на графе «проезд». Во-вторых, не смогла научиться не пропускать через себя людскую грязь, сгорела бы в пол года. Мелочи вроде склочных бабуль, требующих стояния в труселях и в лифчике на пороге, после скакания с тряпкой по подоконникам и окнам, и пробежек с веником, потому что бабуля решила, что ты украла у нее деньги, я даже в расчет не беру. Противно, конечно, но с этим можно жить. А вот с описанным далее моя душа смириться не смогла.

Как-то на преддипломной практике поехали с инспекторами из отдела помощи семье и детям, где я ту практику проходила, и где, кстати, меня готовы были видеть в трудовом коллективе после получения диплома, в рейд. Приехали на адрес. В подъезде вонища — глаза режет. Подошли к квартире, замки врезаны практически на всю высоту двери, но не работает ни один, и дверь, отдавая дань коммунистическому прошлому, не заперта. Зашли в квартиру. Я поняла, что в подъезде вкусно пахнет, и я хочу туда. Из обстановки в одной комнате какой-то колченогий стол и матрас, взятый с помойки, судя по виду, цвету и запаху. На нем спит вроде бы женщина, уверенно сказать не возможно. Дома холодно. Даже нам. В куртках. На полу сидит худое, синее дитё, лет пяти, в маечке и с голым попом. Играет бутылками. Вторжение трех теть впечатления на дитё не произвело, видимо чужие тети-дяди для этого дитя нормальное такое явление. В другой комнате, лежа на родном брате матраса из первой комнаты, воняет, назвать это мужчиной не могу, особь. Судя по храпу — живой, но невменяемый. Попытки хоть кого то разбудить результатов не дали. Узнать родственные связи в результате мы не смогли.

А у меня резь в глазах и ком в горле. И дикое желание разнести этих двух на молекулы. Ребенка жалко невыносимо. Вышли — реву. Наставники смотрят с пониманием, но втолковывают, что так нельзя, нельзя все так близко воспринимать. Жалеть нельзя. Всем то не помочь. Приехал — свою часть работы выполнил и уехал. А меня неделю гнуло. Внутри. И понимание — не смогу. Не смогу видеть, но не чувствовать, сухо конспектируя происходящее. Не смогу не ждать итога. Не смогу. Не выдержу. Сломаюсь. Я эмпат. Я не умею без эмоций, просто не умею. А семей таких сотни. И я никому из них не могу помочь. Моя роль — лишь наблюдатель, и я не имею права на симпатии. Не имею права на чувства. А закрываясь, сгорю, лишившись самого важного — понимать и чувствовать. До конца практики просидела за компьютером, оцифровывая картотеку. И, извинившись, ушла. Меня поняли.

После получения диплома окончила курсы 1С и пошла работать за компьютер. Сейчас работаю менеджером в одной крупной логистической компании. Работу люблю. Она совмещает непредсказуемость людей, в коих я черпаю свое вдохновение, и спокойствие цифр на мониторе.

Тексты стали хобби. Островок позитива. Через них я скидываю лишнее, когда в голове филиал Китая, перенаселение мыслей. Описываешь — читаешь, и легче. А жить то можно. И можно любую проблему загнуть под нужным углом и посмеяться. Это возможность увидеть ситуацию в 3D и принять решение. И одновременно способ раскрыть себя, и подарить кусочек миру.

Мораль… а нет особой морали. Живу. Дышу. Пробую новое. И продолжаю искать свой идеал.

Автор: Татьяна Кузнецова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *