На войне всякое бывает

На войне всякое бывает Спор шел уже часа два. Вялый, безжизненный и блеклый – не спор даже, а так –времяпрепровождение. - Я тебе говорю, Боб, и эта война, и Афган, и вообще предыдущие войны –

Спор шел уже часа два. Вялый, безжизненный и блеклый – не спор даже, а так –времяпрепровождение.
— Я тебе говорю, Боб, и эта война, и Афган, и вообще предыдущие войны – все из-за бабок. Где влияние, там власть, а где власть – там бабки.
Боб, он же старший лейтенант Георгий Бобков, зевнул и, медленно приподнявшись над койкой, протяжно испустил газы.
— А мне по фиг. Главное, мне бабки платят. Вот только насчет Отечественной ты, Мазила, прогнал. Деду моему расскажешь, что он за бабки воевал, понял
Мазила, он же старший лейтенант Виктор Гудковский, уже начал было отвечать на этот аргумент, но был прерван.
В казарму, где расположилась группа этих слегка небритых и насквозь профессиональных солдат, вошел человек, по виду которого было сразу ясно – зашел командир. Видно это было по планшетке, которой он небрежно размахивал на ходу, но более всего это выдавал его взгляд, резкий и сильный.
— Вольно, мужики. Не вставайте, наскакаемся еще – прервал он их попытки встать.
Что-то в его голосе насторожило Мазилу, он внимательнее глянул на него и спросил:
— Выступаем, Михаил Юрьевич
— Ох, и наблюдательный ты, Гудковский. Да. Выступаем. Летим на вертушке местных ментов. Вылет – 4 часа утра, расчетное время прибытия – 11 часов. Высадят нас в 5 километрах от объекта. Вопросы есть Вопросов нет. Собирайтесь. Проверьте все.
Майор Михаил Юрьевич Плотников, командир отряда спецопераций Главного Разведывательного Управления Российской Федерации, осмотрел бойцов и, ухмыльнувшись, добавил:
— Не нажирайтесь сегодня, мужики. Вернемся – жахнем.
В ответ раздались смешки, посыпались шуточки на тему того, как они жахнут и все пришло в движение.
Потом было холодный рассвет, сменившийся под рокот винта на яркий, солнечный день. Была пыльная дорога-тропинка, вбивавшаяся в сознание каждым ударом крепких армейских ботинок о нее. А потом, когда до цели оставалось всего ничего, равнодушные прежде горы полыхнули им в лицо автоматными очередями.
Засада.
Очень странная засада была. Плотников доверял своим бойцам, не могли ребята из боевого охранения проглядеть засаду, но –проглядели… Ударили с двух сторон, грамотно пытаясь отсечь от скал.
Уходили больно, пыль дороги впитывала кровь двоих из группы. Но ушли. Получили передышку. Всего лишь передышку, ибо каменная чаша, в которой они укрылись, не могла дать укрытие на время, достаточное для прибытия подкрепления. Режим секретности был нарушен и Плотников, не раздумывая, дал сигнал о помощи. Чехи о группе знали. Иначе и быть не могло.
В вялых перестрелках прошло полчаса. Впереди была неизвестность, но, почти каждый из группы четко понимал – ничего хорошего их не ждет. Летуны прибудут лишь затем чтобы разметать окрестные скалы в попытке отомстить.
— Еб твою мать, — выругался Боб. – суки, зацепили меня.
Он сморщился от боли и рванул рукав комка. Прямо на сгибе локтя была рана. «Хорошая», сквозная рана. Проблем с ней быть не должно было бы быть, но…Мазила видела как по краям раны, обрабатываемой другим бойцом, появляется темный ободок. Мазила знал что это. Кореш из санбата рассказывал ему о таком явлении как некроз тканей. Вот только, почему так быстро Впрочем этот вопрос, возникнув, тут же был забыт. Было не до этого.
Чехи пошли в атаку и отбить ее удалось с трудом. Их явно было больше и вооружены они были крепко.
Плотников как раз думал о том, что делать дальше, как вдруг откуда то сверху, со стороны где чашу подпирала отвесная скала раздался шорох и шепот: «Свои. Пацаны, не стреляйте».
Бойцы, вскинув оружие, настороженно вглядывались на людей, осторожно бегущих к ним.
— Майор Сергеенко Виталий Сергеевич, рота инженерной разведки. – представился их командир.
Плотников представился в ответ, насколько это было возможно.
— Ребята, свои мы. «Инженеры», колонной шли в 2-х километрах отсюда. Духи, суки, ПТУРСами саданули, а потом рванули в эту сторону.
Говоривший слегка запинался, но говорил уверенно и быстро. Плотников пригляделся к ним. Странные «инженера», странная форма… Впрочем, видно – свои. Почему-то это сразу чувствовалось и ощущение это придавало уверенности. Он заметил как оправились и приободрились его бойцы. Один из новоприбывших, увидев рану Боба тут же решительно достал свою аптечку и начал смазывать рану мазью из какого-то непонятного тюбика. Делал он это все молча и уверенно, настолько уверенно, что Боб и не подумал воспротивиться.
Майор инженеров кивнул Плотникову, приглашая его отойти в сторону.
— Капитан, дела не очень хороши. Зажмут они нас здесь. Надо прорываться.
— Согласен – быстро ответил Плотников. Он и сам думал о таком вари анте.
— Значит так. Предлагаю тебе с твоими бойцами уходить по проходу к реке. На тебя насядет часть духов, остальных мы возьмем на себя, начав прорываться по другому проходу. Не спорь. Я знаю что говорю.
Капитан, посмотрев ему в глаза, от спора отказался. Кивнув, он пошел к своим.
Прорыв на удивление дался легко. Чехи как будто проигнорировали группу
Плотникова, сосредоточившись на группе «инженеров». А потом пришли вертушки. Пилот второй из них, выслушав Плотникова, ушел в сторону куда рванули «инженера». Вернулся он через час, обескураженный – группа Сергеенко обнаружена не была. Непонятным образом «растворились» и чехи.
— Странно все это, — задумчиво протянул Мазила.
— Заметили, комки на них были какие Никакого камуфляжа…
— Да, — согласился Боб, осторожно отодвигая повязку и изучая начинающую заживать рану. – и пох.
— И чеченов они все время духами называли.
Вошедший в казарму Плотников услышал последнюю реплику Мазилы.
— Старший лейтенант Гудковский – резко обратился он к нему.
— Так точно,товарищ майор – тут же вытянулся Мазила, ибо сразу понял, Михаил Юрьевич серьезен как никогда.
— И вы мужики, тоже слушайте. В процессе выполнения боевого задания наша группа попала в засаду и была вынуждена принять тяжелый неравный бой. К счастью, к нам на помощь подоспели ребята из спецподразделения инженерной роты. Ну, а остальное… Был бой, могло показаться всякое.
Плотников помолчал, перекачиваясь с носки на пятку.
— Все понятно, старший лейтенант Гудковский
— Так точно – бодро ответил Мазила.
А что ему было еще отвечать В глазах майора он прочитал все. Майор тоже видел
выцветшие участки на обмундировании «инженеров». Эдакие плохоразличимые звездочки.
И майор тоже видел как пуля пробила плечо одного из бойцов Сергеенко. Пробила,
не оставив ни малейшего следа на комке… А боец продолжил бежать, как будто и не заметив ранения.

Ammok

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.