Бянь Фу.

Бянь Фу. В тот день Дядюшка Вужоу Бянь Фу решил прогуляться на рынок. Иногда он ходил туда даже без денег: слишком велико было желание поразмять кости, а не киснуть у телевизора в тесной

В тот день Дядюшка Вужоу Бянь Фу решил прогуляться на рынок. Иногда он ходил туда даже без денег: слишком велико было желание «поразмять кости», а не киснуть у телевизора в тесной бетонной коробке кондоминиума. Он давно не работал, лишь помогал внукам, сидя на телефоне в их турагенстве бесплатным секретарём. Ляо и Мей сделали какую-то хитрую переадресацию на его домашний номер и старый кнопочный мобильник, поэтому при звонках клиенты слышали скрипучий старческий голос, иногда заглушаемый многоголосьем рынка на берегу Янцзы, где Дядюшка обыкновенно проводил время между обедом и полдником.
Дядюшка славился двумя вещами. Во-первых, невероятно острой для своего возраста памятью. Он помнил все текущие предложения в турагенстве, прекрасно разбирался в инфраструктуре Уханя и вообще всей провинции Хубэй; мог перечислить все достопримечательности провинции от Цзяньханской равнины и до гор Западного Хубэя, назвать тарифы и расценки, навскидку сформировать турпредложение по телефону, между делом, сидя где-нибудь в Хуанане над одним из любимых блюд разрезанной надвое змеёй или мохноруким крабом. Ляо временами шутил, что, пока жив Дядюшка, им в контору не потребуется ни секретарша, ни даже компьютер.
Во-вторых, Дядюшка, будучи приверженцем народной медицины («а вы доживите до моих лет, а потом критикуйте» говорил он всем), обожал различные деликатесы, на которые современная молодёжь даже посмотреть не может без содрогания. Потому и любил так тот самый рынок. Там всегда можно прикупить, а то и отведать сразу на месте чёрную ножетелку, свежий акулий плавник, птичье гнездо, морских огурцов, ящериц…
Если хотите найти Дядюшку Вужоу приходите днём в одну из многочисленных забегаловок на площадях Учана или рыбном рынке Хуанань. Он будет торговаться за живую лису и крайта с продавцом у лотка, придирчиво копаться в бочонке с морепродуктами или же сидеть за столиком, поглощая из чашки рис с морскими огурцами. Всего лишь один из множества китайцев, старый, маленький, в новой палёной олимпийке с крокодилом и надписью Lacoste, в надвинутой на уши кепке, с ленивым взглядом исподлобья. Поев, Дядюшка обычно достаёт древнюю трубку, набивает в неё табака и курит, откинувшись на грязную стенку заведения, глядя задумчиво на прилавки и текущие мимо толпы посетителей. Время от времени в кармане звонит телефон, который он достаёт, тыкает в зелёную кнопку, подслеповато щурясь, и вежливо отвечает очередному клиенту.
***
В тот день повезло наткнуться на странную летучую мышь. Здоровая, размах крыльев почти метр, чёрной расцветки, с необычайно большим и толстым туловищем. Она была похожа на чёрную тень, распятую на гвоздиках на деревянной доске. Дядюшка спросил у молодого продавца стоимость, но тот безапелляционно загнул цену аж в две тысячи юаней. Хмыкнув, Дядюшка пошёл дальше вдоль рядов, разглядывая сидящих в клетках птиц, лис, собак, прицениваясь к разложенным на прилавках жаренным насекомым и морепродуктам в бочках, воняющих кислым застоявшимся духом. Побродив здесь, старик набрёл на миниатюрную скотобойню, где прямо на глазах посетителей забивали животных и тут же их освежёвывали; кровь сливали в канаву, где она прела и сворачивалась, быстро превращаясь в желеобразную студёнистую массу при минусовой температуре. Вокруг канавы висело облако густого пара. Туда же скидывали лопатой кал животных и различные отходы, отчего рядом со скотобойней стояла невыносимая вонь. Бедные звери кричали и дёргались, когда видели одетых в грязные передники палачей, вооружённых длинными тесаками. Люди из толпы подходили и выкупали животных кто осла, кто свинью или лисицу, двое человек приобрели даже павлина и мелкого крокодила. Маленькие овцы, кролики, волчата, зародыши енотов, дикобразы и саламандры: всё есть на рынке Хуанань, только скажи, сколько способен заплатить. А если денег нет, то несчастное создание при тебе заколют и освежуют.
Поглядев на сие зрелище, Дядюшка Вужоу внезапно повернулся и начал проталкиваться обратно между тел плотно столпившихся людей. Вскоре он был у той лавки торговца летучими мышами. Презрительно фыркнув, старик отсчитал две тысячи юаней и швырнул на прилавок:
Держи, хапуга! С тебя даже кровь не течёт! Но ничего, у Дядюшки Вужоу богатый внук, Дядюшка может себе позволить…
Вам с собой её завернуть с улыбкой спросил продавец.
Не надо заворачивать! За мои деньги прямо здесь готовь.
Будет сделано, сяньшен. Приправы желаете
Всё желаю! Знаешь, почему мне так понравилась эта мышь
Почему, сяньшен спросил парень, снимая трупик животного с гвоздей. Теперь, когда Дядюшка расстался с деньгами, ему стал даже приятен этот вежливый молодой человек, похожий на внука Ляо.
Потому что моя фамилия Бянь Фу! Летучие мыши благоволят моему роду.
Неужели!
Да! Мой отец знал самого Мао! И тот называл его своим счастливым талисманом…
Даже так
А то! Вы, молодёжь, наверное, и не слыхали про то, каким великим человеком был Мао… Когда я был маленьким, даже сидел на коленях у его жены Цзян Цин. Не веришь Вот, смотри.
Вытащив из кармана засаленную чёрно-белую фотографию, Дядюшка продемонстрировал её продавцу. На фотографии был изображён маленький мальчик, сидящий на коленях у миловидной женщины с длинными волосами. Продавец восхищённо поцокал языком и спросил:
И как, у вашей семьи не было проблем после её ареста
А вот про это лучше помалкивать, сказал Дядюшка, пряча фотографию. Он прищурился, наблюдая, как продавец готовит суп с летучей мышью. Его руки летали туда-обратно, словно мотыльки над фонарём, шинкуя зелёный лук и овощи, а ароматная бянь фу уже варилась в кастрюле с кипящей водой. Бульон приобрёл густой голубовато-белый оттенок.
Думаю, вкусно получится… Но две тысячи дорого. Хапуга ты, парень!
***
К вечеру четвёртого дня после того похода на рынок Дядюшка Вужоу почувствовал недомогание. Утром он встал совершенно разбитый, с гудящей головой, и еле дошёл до туалета, где опростался жидким поносом. Постоянно хотелось спать, но стоило прилечь, как голова начинала кружиться. Всегда гордившийся сильными лёгкими старик кашлял и едва дышал. Он даже приоткрыл окно, но тут же, подумав про возможную болезнь, запер его обратно. При такой простуде не хватало ещё вдобавок пневмонии. К тому же на улице зима.
Прошёл день, состояние становилось всё хуже и хуже. Ночью он всё же провалился в глубокий, похожий на обморок сон. Наутро вроде полегчало, и Вужоу даже подумал, что простуда прошла сама собой. Он перекусил, посмотрев телевизор, и вновь лёг спать. А проснулся в ознобе, при этом мокрый от пота и горячий, как после бани. Очертания предметов перед глазами двоились и троились. Воздух при вдохе застревал где-то в горле, не желая попадать в лёгкие.
Он так и трясся, отклоняя звонки по телефону, пока в дверь не затрезвонили без остановки. Чувствуя, что голова его сейчас лопнет, Дядюшка выполз из кровати, сунул ноги в тапочки и дотопал до двери. На пороге стояли Ляо и Мей.
Дедушка! охнули одновременно внуки, увидев его состояние. Что с тобой
Я… Да приболел вот немного… Вы проходите…
Крепкий Ляо подхватил его под плечи и донёс до кровати. Старческое тело казалось хрупким свёртком из рисовой бумаги. Потрогав лоб дедушки, юноша ужаснулся температуре: кожа старика буквально горела, в то время как дыхание вырывалось из груди с жутким сипом, будто из прохудившегося насоса. Вужоу вращал слезящимися глазами, не зная, куда девать их со стыда.
Мей! Звони в больницу!
Да не надо, само пройдёт… Горло болит… прохрипел старик, делая жадные вдохи. Вы простите, что я… Трубку не брал от клиентов…
Дедушка, сейчас поедем в больницу! Ты меня слышишь Одевайся. А, к дьяволу…
Махнув рукой, Ляо начал сам его одевать. Мей звонила в скорую помощь, обеспокоенно глядя на беспомощного деда. Дядюшка кашлял и хрипел; по его щекам текли бессильные слёзы. Он всегда так гордился тем, что помогает внукам, а теперь вот позорится перед ними в таком неприглядном виде…
***
Подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких, скучно сказал доктор, делая какую-то пометку на планшете.
Что с ним
Острое респираторное заболевание. Сейчас зима, тем более он человек пожилой. Иммунная система ослаблена… Побудет пару дней на аппарате, потом начнём…
Он будет жить спросила Мей, комкая в руках свёрток с вещами деда.
Честно врач с сожалением посмотрел на молодых людей и вздохнул. Шансы, откровенно говоря, невысокие. Не хочу вас обнадёживать. Старик в зоне риска, так что… Учитывая возраст и…
Я всё понял, строго сказал Ляо и дотронулся до локтя Мей. Пойдём, сестрёнка. Будем дежурить посменно в коридоре, чтобы его тут не залечили до смерти за наши деньги. Сегодня я работаю в конторе, а ты дежуришь.
Хорошо, Ляо… Ляо, он умрёт Скажи, дедушка умрёт
Ляо промолчал, но стоило сестре отвернуться, как он погрозил врачу кулаком.
Спасибо! Огромное вам спасибо! сказал по-английски пожилой итальянец с широченной голливудской улыбкой. Ляо слабо улыбнулся и ответил на рукопожатие. Ему что-то нездоровилось.
Приятного отдыха.
Вы даже не представляете, как нас выручили! В «Жемчужной реке» этот же туристический маршрут стоит вдвое дороже, представляете вторя супругу, говорила из-за его спины пожилая итальянка с такой же фальшивой, чересчур радостной улыбкой. «Или они реально такие жизнерадостные идиоты» подумалось Ляо. После смерти любимого деда от вспышки странной пневмонии мир казался каким-то безрадостным и серым. Он и впрямь любил своего эксцентричного дедушку.
Ну, у нас маленькая фирма, поэтому мы не дерём втридорога со своих клиентов. Ещё раз желаю приятно отдохнуть. Обращайтесь к нам ещё!
Обязательно! Спасибо, спасибо! Напишем отзывы про вас на всех форумах, обещаем! И через три недели в Риме тоже в блоге о вас напишем!
Пожав несколько раз руку Ляо, итальянцы удалились, о чём-то радостно разговаривая. Женщина даже поцеловала его в щёку. Когда они наконец ушли, юноша откинулся на спинку кресла и потёр грудь, в которой словно постоянно не хватало воздуха. Сегодня простуда наконец начала проходить, и то хорошо. Чуть полегче. «Уж не подцепил ли я тот вирус, о котором говорят» с испугом подумал Ляо.
Надолго закашлявшись, он встал и распахнул окно, чтобы впустить в кабинет свежего воздуха. Снаружи простирались покрытые стеклом высотные здания Уханя, блестящие в свете полуденного солнца. В небесной лазури плыли редкие облака.
Стоял полдень 19 января 2020-ого года. Было немного прохладно, но весна уже близко.
Автор: Сергей Тарасов
Сообщество автора: Intelligence

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *