Я не понимаю, чего этот парнишка от меня хочет

 

"<br

Странный, потешный парнишка. Явился на ровном месте, когда не звали. С таким скорбным лицом, будто его перекосило после инсульта. Смотрит вкрадчиво, губы поджимает. А сам дистанцию выдерживает, не подходит очень уж близко. Боится, гад сердобольный.

– Вот вам покушать в пакетике. Хлеб там, колбаса, яблок немного, ну основное. Сок вон тоже два литра. Нате, возьмите. Берите-берите, это вам.

Беру. Чего б не взять. Не впервой мне принимать подачки. Правда, обычно не так много. А этот прям затарился, подготовился. Со списком ходил небось, сверялся. Тьфу.

– Денег что ль куры не клюют, а, парень – вызывающе гогочу и стараюсь цапнуть его за руку в момент передачи пакета. Хочется посмотреть, как он отпрыгнет, як ошпаренный. Во, точно, ага.

– Причём тут… – пареньку явно не по себе. Неужто думает, что я его грабить собралась Э нет, дружок, я бы, может, и рада, да не смогу при всём желании. Сил-то у меня не осталось почти. Улица все силы забирает. А взамен не даёт ничего, разве что такие вот пайки без повода.

– Да ты не дрейфь, соколик, – обнажаю скудный ряд самых стойких зубов, – мне от тебя не надо ничего. Не боись. Ты как меня нашёл-то Чего пришёл вообще Социальный эксперимент какой проводишь, что ль, а

– Нет-нет, что вы… Просто захотелось помочь.

Не смотрит на меня даже, зараза. Врёт как дышит.

– Ага, просто ему, как же. Да ты говори, не стесняйся. Бить не стану.

Паренёк ждёт, пока я закончу гоготать. Затем произносит нерешительно:

– Ну, вообще я статью пишу. Мне для дипломной. Я на журфаке, первое полноценное расследование…

Посмотрел наконец. С опаской, исподлобья. Как будто мне дело какое есть до его журфака. Ну пишешь и пишешь, полноценный наш, хорошо ведь. Я вон тоже раньше писала, по молодости. Толку-то.

– Ну и чего Расследование-то о чём Как накормить бомжа

– Б-бездомного, – тихо поправляет парень. – Мне кажется, так лучше.

Хмм. Смотрю на него пристально. Странный, чертяка. Шибко добрый какой-то. Подозрительно.

– Понятно, — говорю. – Ну, давай, соколик. Интервьюируй, – скалюсь. – Я вся в твоём распоряжении.

Вытаскиваю из пакета яблоко и насаживаюсь на него уцелевшими зубами.

– Хорошо, так, начнём, в общем… Назовите ваше имя, пожалуйста.

– Пожалуйста, – хмыкаю. – Как не назвать, когда ты такой вежливый. Авдотья Ильинична я.

– Как давно вы живёте на улице, Авдотья Ильинична – спрашивает, а сам в блокноте ручкой орудует. Быстро-быстро.

 

– Это надо подумать, паренёк… Да уж лет девять, поди. Да, где-то девять.

– Как это произошло Вы потеряли квартиру Вас выгнали родственники Кем вы были по профессии

– Да коллегой твоей была, – ухмыляюсь. – В редакции работала, новостные сводки составляла, ну и ещё по мелочи. Что, не ожидал Да-да, бывает и такое, парень. У нас тут вообще добрая половина бродяг – сплошь интеллигенция. Классический, можно сказать, случай.

– А как же, как это всё приключилось с вами, Авдотья Ильинична – повторяет, а то я в первый раз будто не услышала.

– Не, соколик, об этом не хочу говорить. Прошлое ворошить не люблю. Не благодарное это дело.

Молчит. Вижу, что паренёк задумался, вопрос сочиняет. Набирает в грудь воздуха. Ой, сейчас явно что-то отчебучит.

– Почему вы отказываетесь жить, как нормальный человек, предпочитая достойной жизни полное лишений маргинальное существование

Оттарабанил и выдохнул. Прям осмелел в одночасье, ещё чуть-чуть – и осклабится. Ишь каков гад!

– Отказываюсь ОТКАЗЫВАЮСЬ! Думаешь, я по своей воле землю холодную телом подпираю Считаешь, сама такой путь выбрала! Чего удумал, а! Наглец несчастный! А ну, проваливай! И пакет свой забирай, паршивец!

Вытаскиваю из пакета буханку и кидаю пареньку в спину. Глядите-ка, как припустил. Давай-давай, беги, гад несчастный. Пришёл он тут статью написывать, понимаешь. Всем лишь бы только поиздеваться над бедной женщиной!

Жду, пока скроется из виду. Поднимаю буханку и убираю обратно в пакет из Пятёрочки.

Предпочитаю я, как же. Да была б моя воля, я б давно…

Осекаюсь.
А чего бы я давно И почему давно Что мне щас-то мешает

А ведь правда. Так-то у меня и заработок есть. По выходным хожу под мостом, подбираю мелочовку после свадеб. Прилично получается, кстати: не меньше пяти сотен, в иной день под тысячу. Металлолом сдаю, бутылки. Без дела не сижу, в общем. На еду хватает, на курево. И на общественную баню дважды в неделю. Иногда вещи какие могу прикупить на рынке, носки там или сапоги распродажные. По надобности.

По-хорошему, денег у меня наверняка больше, чем у рядового пенсионера из российской глубинки. И за квартиру платить не надо – нет квартиры. Вместо разных дорогущих лекарств – водка. Сплошная экономия!

Так чего бы, собственно, не накопить на сэкономленном Водку перестать жрать, на сигареты не тратиться, всё равно кашляю, как чахоточная. Глядишь, насобираю на жизнь нормального человека, как там этот парень сказал.

Комнату сниму где-нибудь на окраине. По врачам похожу, по аптекам. Не всё сразу, конечно, постепенно.

Квартплату буду платить, холодильник наполнять, лекарства покупать. На работу даже, может, устроюсь. Охранницей куда-нибудь в ночную смену. Телевизор, сканворды, вязание.

Достаю из пакета шмат колбасы, занюхиваю. Да ну его нахрен.

Лада Лав

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *