ОЧИЩАЮЩИЙ ОГОНЬ

"<br

Это было самое обыкновенное утро: Надя проснулась за несколько минут до будильника, привычно щелкнула выключатель, чтобы механическое чудо не начало верещать в положенное время, спустила ноги с кровати и ощутила приятную мягкость овечьей шкуры, лежащей на полу. На часах 5:23 — самое подходящее время для йоги и чтения. Давайте оставим героиню в тишине, ведь никто не любит, когда его тревожат в уединенные часы.

В 7:30 Надя уже бодро шагала по улице. Позади остались ароматный улун, уютное кресло и манящая книга, сейчас вокруг нее расцвела осень, то самое бабье лето, которое сверкает огоньками, расцвечивается теплыми красками, приятно холодит руки и дарит последнее тепло солнца. Великолепие! Редкое утро может быть настолько прекрасным, как это.

Жаль только, что всю эту красоту она пропустит, пока будет находиться на работе, ведь осенью темнеет рано. Хотя если повезет с аудиторией, можно будет украдкой любоваться яркой листвой, с которой заигрывают порывы ветра.

Проходя по аллее парка, Надя, а точнее, Надежда Васильевна, доставала из памяти самые интересные примеры и каверзные вопросы — специально для любимых студентов. Нет-нет, не подумайте, что она безответственна и не готовится к лекциям, все совсем наоборот. Ее книжные шкафы могут похвастаться не только лучшими книгами — записи преподавателя занимают несколько секций. Это своеобразная картотека, где хранятся афоризмы, любопытные лингвистические случаи, интересные примеры и другая очень важная информация. Наверное, если собрать ее под корешок, получился бы не один том. Впрочем, мы отвлеклись, а Надя тем временем уже дошла до факультета.

Подходя к уже родному зданию, женщина окинула взглядом стоявших кучками студентов. «Удивительный возраст, когда можно просто встретиться друг с другом и радоваться жизни, делиться переживаниями, вместе смеяться и не придавать этим связям никакого особенного смысла. Просто общение — и никаких обязательств», — подумала Надя. И тут среди щебетания молодежи ее слух прорезали слова: «Ну и я его тапком, чтобы не бегал по кухне, зараза!».

Надежда Васильевна поморщилась, подавила приступ негодования и повернулась к говорящим. Да! Как ни прискорбно, это был один из лучших ее студентов, низенький блондинчик по имени Влад Волков, мальчик не робкий, но очень вежливый и прилежный. Очень странно и неприятно было слышать от него такие слова.

«Перестань, сегодня такой чудесный день!» — мысленно подбодрила себя преподавательница и быстро поднялась на кафедру. В комнате почти никого не было: другие лекторы должны подтянуться минут через пятнадцать, пока появилась только методист Леночка. Надя очень любила приходить именно в это время: можно было спокойно собраться с мыслями, подписать нужные бумаги, не слушать гул голосов и не толкаться сквозь толпу людей, пытаясь выбраться в коридор.

Надежда Васильевна погрузилась в работу и лишь иногда поднимала взгляд, чтобы посмотреть в окно — там виднелись верхушки лип, весело шелестящих желто-зелеными листочками. В какой-то миг она подумала: «Как в природе все логично: огонь бабьего лета сжигает зелень, и воцаряется белое ничто, чтобы потом запустить новый виток жизни. Во всем бы так!».

По правую руку от женщины на столе под стеклом лежала красивая открытка. А может, репродукция Уже не могу точно сказать. На ней была изображена птица, похожая на феникс, только хвост у существа был змеиный, а глаза кошачьи, узкие с вертикальным зрачком. Внизу очень мелко, так что не прочесть без лупы, было написано «Алингвина, покровительница языковедов».

Эту открытку преподаватель когда-то нашла в одной из книг. Она не очень-то верила подписи, но картинка была настолько красивой, что перекочевала на рабочий стол Нади, а потом через впечатлительность и воображение проскользнула и укрепилась в сознании женщины. Порой она в шутку ассоциировала себя с Алингвиной, однажды даже представилась этим именем, когда к ней подошел познакомиться какой-то мужчина.

Вот и сейчас Надежда Васильевна снова засмотрелась на красивую бестию. Из мира фантазий ее вернул хлопок двери и Леночкин голос: «Да, Михаил Олегыч, как пришлете учебный план, позвóните».

— «Позвони́те», Леночка, — терпеливо поправила Надя.
— Что, Надежда Васильевна — обернулась методистка.
— Правильно говорить с ударением на «и», Леночка. Всё же вы работаете на кафедре современного русского языка, следовало бы и говорить правильно, — как можно мягче произнесла преподаватель.

Ей хотелось лишь одного: чтобы хоть в рядовых, распространенных случаях люди говорили правильно. Неужели это так сложно

— Я запомню, — поджав губы, ответила девушка.

«Ну вот, обиделась, — подумала Надя. — И почему все на это так обижаются Я же хочу как лучше!»

Она не была занудой и идеалисткой, просто ей было совершенно непонятно: если тебя поправили, неужели так трудно запомнить Все эти «горячее кофе», «вклю́чим», «100 грамм», «туфля́» просто сводили ее с ума.

В помещении стал прибывать народ, и Надежда Васильевна решила переместиться в аудиторию, заодно и успокоиться по дороге. В кабинете уже сидели, ходили и громогласно хохотали студенты, девушки подкрашивали губы или дописывали домашнее задание, — обычное дело. В положенное мгновение Надя закрыла дверь в аудиторию и подошла к кафедре.

— Уважаемые коллеги, перед началом сегодняшней лекции я хочу, чтобы вы вспомнили, какими признаками обладает предложение. Кто готов назвать их

Все затихли, и только зубрилка Вера Макарова подняла руку. Преподаватель окинула взглядом своих подопечных и устало проговорила:
— Колесников, может быть, Вы поведаете нам истину о признаках предложения
— Нет, Надежда Васильевна, — смущенно произнес студент. — Я пропустил последние лекции и еще не успел выучить. Ничего не знаю о признаках предложения, от слова совсем.

Тут Надя просто вскипела: ее лицо покраснело, глаза сложились в хищный прищур, воздух в помещении накалился, наэлектризовался, разве что искры не вспыхивали.

— Да вы что, издеваетесь — взревела та, что стояла за кафедрой. — Тапок — она бросила испепеляющий взгляд на Волкова. — Позвóните От слова совсем — перевела взгляд на Колесникова. — Вы забыли, где вы находитесь, жалкие людишки В этих стенах не должны звучать эти богохульства!

— Извините, Надежда Васильевна, — промямлил студент.

— Не нужны мне твои извинения! — прокричала Надя и почувствовала, как жар пробежал по ее телу. — Каждым грязным словом, каждой ошибкой вы мучите мой слух и порочите язык! Жалкие потребители, вы пользуетесь им, а сами о нем ничего не знаете! Да вас надо держать в заточении с книгами, пока не выучите всё наизусть!

Вдруг от кончиков пальцев по рукам женщины пробежало пламя и охватило ее целиком. В это мгновение Надя почувствовала, будто внутри нее что-то освободилось. Это был праведный гнев, который она так долго держала в себе. Теперь она чувствовала невероятную силу, с помощью которой можно было очистить весь бренный мир.

Женщина схватила тихоню Волкова неизвестно откуда взявшимся хвостом, поднесла ближе и воззрилась на него своими хищными глазами.

— Ну что Готов сделать работу над ошибками, пока я не испепелила тебя вместе с твоими тетрадками — зашипела она.

— Рукописи не горят… — испуганно начал Влад.

— Зато люди очень хорошо горят, — с диким хохотом проревела Надежда Васильевна.

Тут в помещение ворвался знакомый механический звук, и женщина очнулась: будильник показывал 5:30 утра. «Вот это сон», — подумала Надя и улыбнулась.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *