Даша и лошади

Мне приснился сон: к нам в гости пришел Пржевальский, сел на кухне, ест котлеты и объясняет Даше, что зеленых лошадей не бывает.

— Бывает! — отвечает ему Даша из сна. — Просто они летают высоко, вот вы их и не видели.

Во сне во мне проснулась корпоративная солидарность с семьей, я принялся доказывать Пржевальскому, что Даша намного более крупный эксперт в зеленых лошадях, чем он сам. У Даши, говорил я, есть воздушный шар, она поднимается на нем за облака, там как раз эти лошади и пасутся. Кажется, я даже нашел учебник биологии за седьмой класс, и в нем пытался отыскать страничку, где нарисована зеленая лошадь, но почему-то во сне учебник был посвящен в основном кротам и мышам-полевкам, большую часть страниц украшали схемы норок и кротовин в горизонтальной проекции. Пржевальский во сне торжествовал и гадко хихикал. Потом случайно выяснилось, что он и есть автор этого учебника. Мы с Дашей подсыпали ему в чай соли. Вообще-то мы добрые, но во сне нас лучше не сердить.

Потом я проснулся, за завтраком рассказал Даше с Катей, чтобы не особенно доверяли Пржевальскому, свой кредит доверия он у нас исчерпал. Сразу выяснилось, что сон был вещий, Даша сказала:

— А зеленые лошади правда бывают, только они живут в море. Я видела одну такую, когда ходила купаться на речку.

Наша бабушка живет за городом, недалеко от ее дома протекает маленькая речушка, практически ручей, Даша утверждает, что все прошлое лето она там купалась. Я не помню этого, моя память с возрастом начинает давать сбои. Так вот, в эту речку из моря заплыла зеленая лошадь, точнее, целое стадо зеленых лошадей. Даша плескалась у берега, был теплый летний день, ничто не предвещало появления морских непарнокопытных. Внезапно они выплыли из глубин, Даша оседлала одну лошадку и покаталась, совсем чуть-чуть.

— Ей не было больно, — сказала Даша.

С некоторых пор Даша взяла за правило сообщать нам, что животным, с которыми она имела счастье пообщаться, больно не было, я не знаю, почему она делает такое уточнение.

Морская зеленая лошадь — близкий родственник морского конька, несмотря на то, что конек — рыба. Они дружат табунами и часто ходят друг к другу в гости, иногда даже пасутся вместе.

— Только лошадки больше любят траву, а не водоросли, — сказала Даша. — Но трава под водой не растет, поэтому лошади подплывают к самому берегу, высовывают мордочку, и щиплют травку.

Я раньше всегда недоумевал, почему у рек так часто бывают песчаные или каменистые берега, оказывается, секрет прост: всю траву вдоль берегов объедают морские лошади.

После завтрака Даша убежала к себе в детскую, судя по крикам и грохоту — рисовать. И действительно, через какие-нибудь полчаса нам была представлена картина «Зеленая лошадь кормится сеном и травой из рук доброй девочки».

— Это я нарвала травы и кормлю лошадку, — объяснила Даша. — Видишь, вот тут сзади целый стог. Это все я нарвала, у бабушки в огороде. Ну, и в поле тоже.

Картина выполнена в нежно-салатовых цветах, только река оранжевая. Зеленая лошадь похожа лицом на пассатижи, на ушах у нее венок из ромашек и васильков. Морские лошади не едят цветы, они носят их на голове, так гораздо красивее.

— Я сплела ей несколько разных венков, чтобы она могла их менять, — сказала Даша.

Другой одежды, кроме цветочного венка, лошадям не полагается, поэтому вся красота и популярность лошади среди других морских лошадей полностью зависит от изящества ее венка. Теперь, располагая столь обширным гардеробом, Дашина лошадь, несомненно, станет царицей табуна, морские кони наверняка будут волочиться за ней с восторженным ржанием, предлагая сердце и копыто.

— А этот веночек был самый красивый из всех, — сказала Даша. — Я ей сама его надела.

И добавила:

— Ей не было больно, честно.

Теперь я знаю о зеленых лошадях так много, что могу смело начинать писать учебник биологии за седьмой класс. Ни одному исследователю животного мира в жизни не сделать столько открытий, сколько их способна придумать за завтраком шестилетняя девочка. Я сказал:

— Надо же, а я-то во сне думал, что зеленые лошади летают, а оказывается, они водоплавающие.

А Даша сказала:

— Это ты с зебрами перепутал.

Отныне я совершенно спокойно ложусь спать, если мне опять приснится Пржевальский, я запросто сумею его переспорить. У меня есть Дашин рисунок с морской лошадью, это неоспоримое доказательство их существования.

— Извольте взглянуть, Николай Михайлович, — скажу я Пржевальскому. — Что вы на это скажете

Он, конечно, поупрямится для приличия, но вдвоем с Дашей мы сумеем его убедить в нашей правоте.

И кстати, ему даже не будет больно.

Честно.

Алексей Березин

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.