— Ты знаешь, где его найти. Он всегда там.

"<br

“Да-да. Знаю, чёрт побери. Можешь не лезть со своими сраными советами. Сама разберусь” — думаю я. Но вслух лишь угукаю, опуская глаза на свой кофе.

Марина — моя лучшая подруга. Точнее, как подруга… Ладно, обо всём по порядку.

Она всегда мечтала о красивой жизни, чтобы как в кино — шикарные машины, дорогие рестораны, бриллианты в подарок. И вот мы сидим с ней в одном из самых дорогих ресторанов города. На ней брендовые шмотки, в правой руке она держит айфон последней модели (снимает идеально сервированный стол, конечно), а на левой переливается и поблёскивает изящное колечко. Милый невинный цветочек от Tiffany стоимостью чуть больше трёхсот тысяч рублей. Да, вся эта роскошь — подарки Максима, её жениха. Она пригласила меня сюда, чтобы передать приглашение на их свадьбу.

Каких-то полгода назад ничего этого не было. Марина, конечно, всегда умела классно одеваться и выглядела как с обложки журнала. Но если полгода назад она могла быть на обложке журнала Burda, то сегодня — это что-то ближе к Vogue. Она шикарная, да. И, конечно, заслуживает всей этой жизни. А я не заслуживала Максима.

Кхм, да, забыла сказать. Я познакомилась с Максимом первой. Он увидел меня, замёрзшую, на остановке, и предложил подвезти. Я никогда в жизни не села бы в машину к незнакомому человеку, но было 10 вечера, автобусы почти не ходили, у меня не хватало налички на такси, а телефон сел. К тому же, он был так трогательно галантен — вышел из машины, открыл мне дверь (заднюю, чтобы не надумала лишнего), подвёз прямо до дома. С ним с первой секунды было очень легко и приятно говорить. По крайней мере, мне. Видимо, для него это было не так. Не знаю, было ли ошибкой знакомить их с Мариной, или просто они действительно больше друг другу подходят. Не знаю, простила ли я их обоих до конца. Я до сих пор не верю в её чувства к нему. Я верю в её чувства к его деньгам. К тому же, я услышала просто изумительную историю.

В маленьком кафе где-то на задворках есть один тёмный столик в углу. За ним всегда кто-то сидит. Это, видимо, один человек, но он садится так, чтобы на него не падал свет. Видны только руки и блокнот. Любой желающий может прийти к нему и рассказать о своём заветном желании. Он может почти всё, но за определённую плату. И ты сначала соглашаешься, а потом узнаёшь, чем придётся расплатиться. По словам Марины, она должна была причинить боль дорогому ей человеку.

О, как она распиналась о своих чувствах ко мне! Как лила мне в уши сладкие речи про то, что всегда верила в мою доброту и в то, что я смогу её понять и простить. Она даже и не думала, что влюбится в Макса и что это будет взаимно — просто решила переспать с ним. Но как-то завертелось…

Мда. Возможно, это к лучшему. Всё, чего я хотела — это просто любить и быть любимой. Но если Максима было так просто соблазнить — вряд ли он был “тем самым”. И вот сейчас Марина “желает мне добра” и тоже советует наведаться в то кафе. Исполнитель желаний, ага… Что это, какой-то неумелый прикол Очередной шарлатан, который тянет бабки из наивных овечек вроде моей подруги Бред.

— Спасибо, Марин. Я как-нибудь сама.

***
До свадьбы ребят осталась неделя. Я начала сдавать. Кажется, мне никогда в жизни не было так одиноко, как сейчас. Самое дурацкое, что я даже с Маришкой не могу поболтать, как раньше. Она уже не Маришка даже, а какая-то гламурная дива. Аж дышать в её сторону страшно — не дай бог поврежу идеальную укладку. Рядом с ней я как-то ужасно неловко себя ощущаю.

Боже, как же я хочу, чтобы меня дома кто-то ждал. Как хочу объятий и поцелуев на ночь! Как хочу долгих разговоров, прогулок, встреч с друзьями. Тепла, нежности, любви. Ну неужели я не заслужила

***
— Ну давайте, выкладывайте. Что я должна буду сделать Замучать животное Ударить ребёнка Какие-то такие у вас задания, да
Он усмехнулся. Потом слегка подался вперёд. Теперь я могла разглядеть не только его подбородок: острые скулы, слегка смуглая кожа, удивительного оттенка глаза — янтарно-коричневые, даже слегка желтоватые. Завораживающие.
— Какое-то странное у тебя представление о плате за любовь. Ты думаешь, это обязательно должно быть страдание
— А что, вы умеете работать как-то по-другому
— Не нужно меня демонизировать. Вот, возьми. Откроешь и прочитаешь дома. У тебя есть сутки на раздумья. Завтра в это же время скажешь о своём решении.
С этими словами он пододвинул в мою сторону большой вздутый конверт без каких-либо опознавательных знаков. Потом откинулся на спинку кресла, махнув рукой в сторону выхода. Как я поняла, разговор был окончен.

***
В моей руке лежал маленький плоский флакон с дозатором. В другой руке я держала записку.
“Твоя плата будет сладкой. По одной капле в бокал жениху и невесте. Им не будет больно. Вещество действует очень быстро, почти не оставляя следов. Никто ничего не поймёт. Просто покрутись там, вырази соболезнования, помоги семье организовать всё, что нужно. Через две недели после похорон твоё желание будет исполнено”

После похорон, говоришь Вот так вот, парой движений — две жизни за одну любовь Две этих жалких, искусственных жизни. Они ведь просто издеваются надо мной этим приглашением. Тоже мне, нашли подругу невесты. Так и представляю речь жениха: “А это Таня, лучшая подруга невесты. Кстати, до знакомства с Мариной я и её успел пару раз трахнуть. Было так себе!”. Ну, или что-то в этом роде…

Да и кому я вообще нужна Уж точно не им. И вряд ли кому-то ещё. Я встречу любовь всей своей жизни через две недели, да И что, он полюбит убийцу Полюбит меня, неказистую и неловкую, с вечным шухером на голове и бардаком в мыслях Я не верю в это. Не верю.

Я добавила две капли в чашку с чаем. Чтобы наверняка.

Говоришь, не будет больно

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.