Хохотун

Хохотун О, наконец-то выходные: шабаш разгульного, неистового, сладкого безделья как же я по вам скучал!Чем бы, чем бы занять свой молодой пытливый умМожет, полежать в стоге сена и послушать

О, наконец-то выходные: шабаш разгульного, неистового, сладкого безделья как же я по вам скучал!
Чем бы, чем бы занять свой молодой пытливый ум
Может, полежать в стоге сена и послушать радио Не-е-ет! Это дело для стариков типа Наставника сдохну от тоски!
Тогда поиграть в шахматы И еще раз: «ску-у-ука-а»! В шахматы постоянно играют старшие группы я слишком хорошо засыпаю под это дело.
А почитать книгу Пф, еще чего! Это же любимое занятие Дурочки вот пусть она и мусолит свои страницы. А я не фанат.
Чем бы, чем бы, чем бы ах да, точно! Чуть не забыл!
Давненько я не занимался ПРОДОЛЖЕНИЕМ.
Недовольства и косых взглядов будет, конечно, много, но ничего переживу. Не каждый месяц выходной, и не в каждый выходной я ПРОДОЛЖАЮ.
Для начала убегу-ка я из Центра. Вообще, из Центра можно и просто выйти через калитку типа как погулять, но кому это нужно в твои двенадцать, если можно У-БЕ-ЖАТЬ! Варварски, в наглую, через окно, украв еду с кухни, схватив любимую камеру, закинув на спину рюкзак, напялив очки и сиганув из окна на втором этаже.
Прыг дерево, прыг ветка пониже, прыг земля.
Бег лужайка, рывок клумбы, и рысью через площадку для малышей.
Маленькая остановка пускаю струю на старую ель. Пока делаю размышляю о смысле бытия.
И дальше бег, прыг, бег, прыг, рывок.
Вот он забор, вот она дыра под ним. Все, прощай, Центр я на выходной!
Потянулись наши дикие сады. Наследство Центра от седых времен наряду с древними корпусами купален и жилых секторов горячие источники успешно греют кости старых Менторов и наши владения.
Дальше, дальше, дальше! Яблони, груши, вишня и сливы, травы, цветы и в конец одуревшие кузнечики. Здесь, в долине, где стоит Центр, разметалось еще в сладком сне, горячее похмельное лето, опрокинув бутылку со своим вином.
Радостный стук в висках галопом мчусь по узкой тропке между ежевикой. Перед носом крутые песчаные откосы и сосны край долины и край лета. Еловая щетина мелколесья в пять прыжков, вверх по кривой сосне, застыть, вытянуться вдаль, и вот она передо мной. Снимаю солнцезащитные очки и щурюсь на закат. Здравствуй, осень, я скучал.
Ветер уже щекочет ноздри запахом полей, опавшей листвы, пламенного заката и низких кучевых облаков. Запах холода и дождя. О, и туман с реки подтягивается на вечеринку. М-м-м, просто великолепно. А луна Какая, интересно, сегодня будет луна Жаль, забыл посмотреть фазу. Но все равно ПРОДОЛЖЕНИЕ сегодня обещает быть славным!
Вдыхаю глубоко-глубоко, до хруста в груди и по хребту пробегают мурашки. Я прямо зажмуриваюсь от предвкушения, щелкаю зубами и смеюсь своим самым незаурядным смехом. Ох, какое старое, забытое наслаждение!
Там, в Центре, мне этого делать не особо позволяют ну, я про громко смеяться. Уж больно голос у меня неординарный. Один молодой Наставник с непривычки даже упал на лестнице и сломал себе хвост. Шутка только руку. Но если серьезно, ни у кого из наших такого голоса нет. Менторы говорят, что это, должно быть, атавизм, но мне нравится. А еще при этом Менторы дружно качают головами и неодобрительно цокают языком, но я привык. Ведь я-то их регулярно расстраиваю, в отличие от той же Дурочки.
Прыжок земля. Оставляю висеть обиды на дереве, как рваную тряпку. Не хотят играть и не надо, сам развлекусь, уж больно все в Центре серьезные. Ладно, ПРОДОЛЖАЕМ.
Нужно проверить расставленные силки, в них явно должен кто-нибудь попасть настолько хороша приманка. Да, приманка-приманочка, сла-а-аденькая, я так над ней старался прямо гордость берет! Ну правда еще Дурочка помогала. Чуть-чуть, самую малость. Но это несчитово.
Надеюсь, сегодня попадется что-то действительно интересное, а не как в позапрошлый раз чуть со стыда не сдох, вспоминать страшно. Сам главный Ментор за ухо оттаскал, потом выдал кусок дегтярного мыла, электробритву и велел из санузла не вылезать, пока не приведу себя в порядок. Прическе тогда пришлось сказать «бай-бай» под ноль. Но что еще хуже пришлось переодеться и носить «позорные цацки» аж до следующего сезона.
Вообще, «позорными цацками» их называю только я один: Дурочка в Центре носит розовую юбку и розовый бантик, Наставник короткую коричневую куртку и о, вы не поверите простые, не затемненные очки. Я один, как обычно, белая ворона.
Кстати! Чуть ведь не забыл! Может, я, конечно, себя еще рано обнадеживаю, но предчувствия у меня самые положительные. Где-то тут она была, где-то тут. О, да! Разбег, прыжок бултых! Смачная, глубокая лужа. Бултыхаюсь и фырчу, хохочу и повизгиваю от удовольствия. Кайф Кайф!
Поднимаюсь и нахожу соседнюю, незамутненную, смотрюсь как в зеркало. Улыбаюсь во все свои тридцать шесть белоснежных. Ох и видок, ох и рожа! Красив как черт, только рогов не хватает. Хотя, если приподнять свои мокрые патлы и поставить в них вот так по веточке, то будет очень даже похоже.
Предки если бы увидели прослезились. Наверное. Говорят, я на них похож сверх всякой меры, даром что сестра, Дурочка, не очень. Вернее, вообще. Вернее, ну ни капельки. Но акушерка, что принимала роды говорит, что как минимум один родитель у нас точно был общий. Вообще Дурочка тонкая натура: нежная, обидчивая, неразговорчивая и очень умная. Почему тогда её так зовут Ну, формально у нас в Центре нет имен только номера и последовательности чисел вместо фамилий. Менторы не выделяют лучших или худших для них все равны.
Дурочкой не Дурой и не Дурындой ее ласково назвал в возрасте шести лет никто иной как я, пытаясь объяснить, что: а) с едой играть можно и ОЧЕНЬ даже интересно; б) ноги на стол складывать НУЖНО так можно взять ровно в два раза больше ложек, вилок и ножей а значит, в два раза быстрее съесть своё и утащить у соседа добавку; и, самое главное, в) прицельно сморкнуть соплёй из ноздри абсолютно реально и ОЧЕНЬ весело!
Сестра смотрела на меня, широко раскрыв глаза, приоткрыв рот и медленно осознавая, что систему можно сломать.
Вопрос с моим именем был решен в этот же вечер в нескольких вариациях: Хохотун, Хохотуша и Хохотунчик. Был еще Смеяка, но это же просто какой-то «буэ», а не вариант, согласитесь же Я не умею сдерживать себя в смехе только хохот, только хардкор. А вы вообще попробуйте не хохотать, наблюдая как сестра с паникой в глазах размазывает сопли по свежей одёжке, после неудачной попытки исполнения пункта «в». Тут ведь важна великая практика и опыт!
Сейчас моя летняя одёжка была почти безвозвратно испорчена грязь, репейники, клочья, вырванные то тут и там, мусор в копне волос Наставник бы выпорол меня завтра хотя бы за одну лишь попытку явки на занятия в подобном виде, если бы не одно весомое «но». Я переоденусь в осеннюю одёжку без посторонней помощи уже на следующей неделе, как и все мои погодки. Сейчас там, в Центре, они хорохорятся, но их летние обноски уже трещат по швам, и они стыдливо прикрывают их «цацками».
А мне это сейчас только на руку. С позапрошлого раза, когда все было очень спонтанно и сумбурно, я подумал над сменой своего образа, имиджа, амплуа называйте, как хотите. В прошлый раз при поддержке Дурочки я неплохо поработал и получил искомый результат. И нагоняй от Ментора с просьбой не отвлекать талантливую сестру по такой ерунде.
Ясно, понятно, хорошо. Справился сам, силами грязной лужи и веток-рогов. Получилось ничуть не хуже. Но слов ее одобрения по-прежнему не хватает.
На первое место я ставил самые большие надежды. Здесь было все: следы лап, царапины когтей, запах и, простите, даже помет. Но добычи тут не было и в помине. Силок был пуст, а приманка не тронута.
Второе место было немного дальше и просто обязано было привлекать максимум внимания жертвы: место было хоженое, много следов, заброшенный сад с огородом, плодоносящий каждый год какого дьявола вам еще надо Но нет абсолютная, мертвая пустота. Даже скучно и обидно как-то. Я прямо уши опустил.
Третья и последняя приманка была самой сомнительной очень смелой и даже экспериментальной. Все дело в том, что дичь, на которую она была рассчитана, редкая, но крайне интересная штука! Эту приманку мы с сестрой домучивали из последних сил, урывая время до отбоя, а иногда и вместо обеда. Задумка была интересной, но вот опыта именно в этом направлении у нас не было практически никакого. Ведь религию преподавать у нас будут только в следующем квартале. А без базовых понятий о человеческих вероисповеданиях сложно более-менее реалистично смоделировать место жертвоприношения.
Ну натаскали мы свежей еды с кухни, ну поел я, как свинья, там, на месте, немного забрызгав стены и потолок. Но ведь это же пара-тройка крыс, а не забитый козёл крови-то с них сколько будет Больше пролил, чем съел. Да еще и по стенам с потолком пришлось размазать жуткие символы сами, знаете ли, себя не нарисуют. Утащили мы еще поваренной соли, ну, круг защитный нарисовать, а это сахар оказался. Как перепутали ума не приложу! Пришлось содрать побелку, размолоть и там же поверх сахара высыпать. Импровизация наше все!
Получилось, в общем-то, неплохо и даже жутковато: побелку со стен и потолка мы обдирали голыми руками и очень от этого раззадорились. В итоге носились по комнате друг за другом, переворачивая мебель, сдирая обивку с диванов и кресел когтями бедлам удался на славу.
Само место, где располагались третьи силки, было богатым двухэтажным кирпичным домом, утопленным в лесу, в отличие от двух других участков с деревянными развалюшками. История этого места сочилась грустью и старостью пожилого и очень умного человека. Оно пахло длительным одиночеством и изоляцией. Идеальная основа.
И идеальная добыча! Четверо на одной старой, пахнущей поломкой машине, трое парней и девушка все молодые. Принюхиваюсь по ветру: чуточку табака с ментолом, щепотка страха, глоток адреналина, неутолимая жажда острых ощущений и что-то еще, чего я не могу пока понять. Силок азарта и интереса будет держать их крепко и долго как минимум до рассвета.
Очевидно, ребята на удивление серьезные и действительно надеются что-то или кого-то найти. Хе-хе, они даже не подозревают, насколько они правы.
Привет, Луна, как мило, что ты заглянула к нам из-за туч. А почему бы нам, собственно, немного не пошалить Набираю полные легкие воздуха, приподнимаюсь, задираю короткую морду к луне, но в самый последний момент щекотка смеха пробирает от хвоста до ушей, и вместо зловещего воя из груди вырывается неистовый грохочущий ХОХОТ.
Они оборачиваются, резко, порывисто, хоть и не могут увидеть меня. Холодный осенний ветер доносит до меня изумительный букет из страха, ужаса и испуга. Это определенно лучше любых аплодисментов. Я кланяюсь благодарной публике. Выть это все-таки не в моей природе, ведь я Хохотун.
Сейчас они чуть-чуть поспорят, попсихуют, посмотрят на разбитую дождями дорогу и старенький авто, а затем холод и пляшущие от страха зубы загонят их в дом и вот тогда
Тогда мы и ПРОДОЛЖИМ

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *