Протокол 17

Протокол 17 На орбитальной станции «Маяк» была глубокая ночь. Оснащённый искусственным интеллектом бортовой компьютер Ирина проводила плановую диагностику систем и развлекалась тем, что сочиняла

На орбитальной станции «Маяк» была глубокая ночь.
Оснащённый искусственным интеллектом бортовой компьютер Ирина проводила плановую диагностику систем и развлекалась тем, что сочиняла грустные лимерики.
Смотритель станции Марк Шнайдер беспокойно дремал в своей каюте. Время от времени он вздрагивал и сонно бормотал: «Не смей меня жрать». Его лицо покрывали бисеринки пота. Было жарко как в сауне. Все отверстия вентиляции в комнате были плотно забаррикадированы.
В системе воздуховодов тоже было тихо. Только время от времени там раздавался еле слышный механический шёпот: «Самки. Самки. Самки». Обитавший в системе генно-модифицированный гигантский хамелеон-альбинос Патрик, мирно спал.
Эту идиллическую гармонию нарушил пронзительный вой сирены и мигание красных аварийных ламп. Шнайдер подскочил в кровати, сгрёб в охапку одежду и толком ещё не проснувшись помчался на мостик.
— Ирина!!! заорал он, пытаясь на бегу попасть ногами в штанины, — Что происходит!!
— Чрезвычайная ситуация!!! постаралась переорать сирену Ирина, — Сработала система оповещения!!!
— Ирина!!!
— Что!!!
— Это ведь ты управляешь сиреной!!
— Да!!!
— Может уже её вырубишь!! И мы перестанем орать!!
— Извините, — смутилась Ирина и отключила аварийную сирену.
Нахлынула тишина. Красные лампы продолжали мигать. Проснувшийся в вентиляции Патрик принял мудрое решение на всякий случай отправиться за припасами на пищевой склад.
— Итак, — разобравшись со всеми предметами своей одежды, продолжил Марк, — Что произошло
— Чисто технически ничего, — успокоила его Ирина, — Пока что.
— Пока — что, Ирина
— Мои системы оповещения обнаружили метеорит, который движется с большой скоростью.
— На нас! — ужаснулся Марк.
— Нет, не на нас, — снова успокоила его Ирина. — Пока что
— Ирина, давай ближе к сути.
— Траектория его движения пересечётся с нашей через 58 минут. Проблема не в самом метеорите — он достаточно небольшой. Проблема в месте столкновения. Он пробьёт отсек, где находятся резервные запасы сжиженного кислорода, которые нужны на случай поломки генератора…
— Ирина, давай без подробностей Какова вероятность, что всего этого не случится
— Никакой. Столкновение неизбежно.
Марк откинулся на спинку своего кресла и погрузился в невесёлые раздумья.
— Прочитать вам грустный лимерик — Предложила Ирина.
Несколько минут прошли в тягостной тишине. Марк пытался смириться с неизбежным. Ирина, развлечения ради, моделировала на демонстрационном столе виртуальную копию «Маяка». Патрик в отсеке пищевого склада вдумчиво пожирал запасы замороженного картофеля.
— Ладно, — нарушил тишину Марк, — Каков план действий
— Я сделала в «чёрном ящике» свою бэкап-версию. Вам же следует обратиться к Протоколу 17″.
— Который гласит
— Который гласит достать из хранилища чемоданчик с соответствующим номером и вколоть себе вещество, которое находится в лежащем там шприце.
— Что это — мрачно уточнил Марк, — Обезболивающее Для безболезненной смерти
— Нет. Это специальная сыворотка, которая на 72 часа сделает ваш организм устойчивым к внешним факторам и подлежащим полной регенерации, даже если от него останется всего несколько клеток.
— Ты хочешь сказать, что
— Да, Марк. Сыворотка «Феникс» фактически сделает вас на 72 часа бессмертным. Учитывая то, что спасательная капсула прибудет сюда в течение 20 часов после столкновения — всё вместе это полностью гарантирует ваше выживание.
Марк открыл хранилище. Осмотрел стеллажи с пронумерованными чемоданчиками. Нашёл нужный, достал наполненный ярко-фиолетовой жидкостью шприц.
Но тут его взгляд случайно упал на созданную Ириной модель «Маяка». В памяти промелькнули все проведённые на ней безмятежные спокойные дни. Эти стены успели стать ему родным домом. Лучшим из всех мест, в которых он когда-либо жил.
— Ирина, — обратился он к бортовому компьютеру, — Какие ещё у нас есть варианты
Через 30 минут, прошедших за анализом огромного количества вероятностей и стремительного перебора возможных версий событий у них был готов план.
Ещё 12 минут ушло на приготовления, в ходе которых Марку невольно пришлось провести несколько рискованных химических экспериментов, а также совершить короткую вылазку в открытый космос.
Когда всё было кончено и метеорит благополучно миновал станцию, Марк с шумом выдохнул воздух и откинулся на спинку кресла.
— Должна сказать вам, смотритель, — сказала Ирина и в её голосе прозвучало нечто, похожее на уважение, — это было весьма впечатляюще. Сделать взрывчатку из топлива, моющего средства и шоколадного печенья — это был потрясающий ход.
— Да брось, — отмахнулся Марк, — Твоя идея отстегнуть пищевой отсек — вот благодаря чему всё получилось.
— Что ж, — резюмировала Ирина, — всё хорошо, что хорошо кончается. Вернуть на место пищевой склад удастся только через неделю. Но не думаю, что это проблема.
Ирина помолчала.
— Вы сильно рисковали. Это был неразумный выбор. Принять «Феникс» было бы правильнее. Но я уважаю ваше решение.
Марк подошёл к иллюминатору и проводил взглядом удаляющийся метеорит.
Потом перевёл взгляд на отсек с пищевым складом, который одиноко болтался в космосе. Со станцией его связывал только тоненький трос.
— Интересно, — задумчиво пробормотал Марк, — а где сейчас Патрик
Несколько часов спустя отдохнувший и посвежевший смотритель станции принялся разгребать созданный во время чрезвычайной ситуации бардак. Среди прочего был и раскрытый чемоданчик, в котором лежал шприц с «Фениксом». На обратной стороне крышки чемоданчика была наклейка.
«Внимание», — сообщала наклейка, — «препарат вызывает гарантированные необратимые побочные эффекты:
— тошнота
— метеоризм
— выпадение волос
— выпадение зубов
— геморрой
— слабоумие
— импотенция
— отмирание конечностей
— покраснение вокруг глаз
При возникновении этих симптомов рекомендуется обратиться в научно-исследовательский институт. Ваше тело может помочь науке».
И только тогда Марк понял, насколько близко прошла беда.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *