Богна и оборотень

Богна и оборотень Жил в одном селе бедный крестьянин. Жена его умерла, оставив после себя дочурку Богну. И была та девочка оторвой, похлеще какого мальчонки. Едва подросла, житья не стало

Жил в одном селе бедный крестьянин. Жена его умерла, оставив после себя дочурку Богну. И была та девочка оторвой, похлеще какого мальчонки. Едва подросла, житья не стало соседям от ее шалостей. То гусей выпустит, то поросят до визгу перепугает, то парнишке какому синяк поставит. Беда, одно слово, с ней.
Уж крестьянин ей и уши крутил, и в угол коленками на горох ставил, даже городской стражей пугал. Да только Богна никого не боялась, ни отца, ни стажей, ни черта, ни лешего.
Все делала по-своему. Однажды проезжала через их село богатая панна Марта в золоченой коляске. Красивая была та панна глаз не отвесть. Остановилась возле двора, где жили Богна с отцом, и воды попросила.
Крестьянин вынес, глаз не смея на панну поднять. А Богна смеется, говорит:
— Вот и невеста тебе, татка, мне мать!
Смутилась, раскраснелась панна и тут же уехала. А крестьянин долго еще подзатыльники дочери отвешивал за дерзкий язык.
Недалеко от того села стоял замок мрачный, черный. Владения одного князя. И говорили люди, что хозяин того замка колдун. Любой, хоть пан, хоть босяк, мог беспрепятственно войти в черный замок, да почти никто оттуда не возвращался. Один только полоумный Ян вырвался. Рассказывал потом, что как зайдешь внутрь, то сразу окажешься в богатой зале, где стол ломится от угощений. Ешь, пей, чего душа пожелает. А как захмелеет гость, выходит к нему хозяин, но не в человеческом облике, а в зверином. Обращается князь чудовищем с волчьей мордой, верблюжьим горбом, львиными когтями и акульими зубами. Тело как у ящерицы, на голове рога, дыхание ядовито, а глаза чистый пламень. Пожирает тот зверь всякого, кто с его стола угощался.
Сам-то Ян, как вошел, есть не стал — побоялся, отправился людей в замке разыскивать, три дня бродил, плутал, так никого и не встретил. Еле нашел путь назад, к тому месту, где стол стоит. А там как раз путник сидит, и уже от вина раздобрел. Обрадовался Ян живой душе, хотел окликнуть, а тут зверь ужасный из соседней комнаты выскочил. Разорвал путника в клочья, все кровью забрызгал, а после сожрал, даже косточек не осталось, и кровь с пола языком слизал.
А как закончил, стал человеком видным паном, кликнул слуг, приказал все убрать, стол новый накрыть, а сам ушел почивать в свои покои.
Ян тогда страху натерпелся, но живым ушел выскользнул под покровом ночи.
Люди, конечно, мало верили его россказням, но все же замок старались десятой дорогой обходить никому не охота знакомиться с оборотнем.
И вот, как-то прошел слух, что князь-колдун украл панну Марту, и заточил в башне хочет сделать ее своей женой. Люди шептались, головами качали, но правды-то никто не знал. Услыхала это Богна. Руки в боки уперла, брови сдвинула. И говорит:
— Как так! Панну Марту я для татки своего присмотрела! Хорошая она, ладная! Какой-такой колдун на нее глаз положил!
Люди только отмахнулись, никто ведь и подумать не мог, что она прямиком в черный замок направится! Да еще посреди ночи!
А Богна тем временем, дождалась, пока отец уснет, взяла краюху хлеба и бурдюк с водой, три свечи, в церкви освященные, да коробку спичек, и отправилась в путь.
Отворились перед нею железные двери черного замка, как бы приглашая войти. Зашла девочка, а там вроде и свечи всюду в канделябрах золоченых, а свет от них какой-то тусклый, синеватый, холодный и злой тот свет. И стол стоит накрытый все, как Ян рассказывал. Гусь жареный и фрукты заморские, пироги и орехи, печенья да пудинги, пастила и карамель. Вина стоят и лимонады. На любой вкус! Ешь не хочу!
Девочка подошла к тому столу, вынула из подсвечника три свечи хозяйских и выбросила, свои воткнула да подожгла. А со стола ничего не берет, только носом ведет такие запахи ароматные поднимаются от жареного гуся, что просто мочи нет.
Взяла она в руки подсвечник, и пошла наверх, куда вела мраморная лестница. Идет, идет. А вокруг никого. Только холодные сквозняки по замку гуляют, хотят свечи ее задуть а не могут.
Забралась Богна на самый высокий этаж, вдруг слышит, как кто-то в комнате за дубовой дверью тихонько плачет.
— Это ты, пани Марта спрашивает девочка.
Панна, как услышала человеческий голос, ушам своим не поверила думала, то все проделки колдуна.
А Богна тем временем дверь отворила и вошла.
— Одевайся, — говорит, — пойдем со мной. Вызволю я тебе отсюда.
— Но как так удивляется панна. Ты же девочка! Что мы с тобой против колдуна-оборотня сделаем
— А ты не бойся! Выбирай, или в его замке сидеть до седых кос, или за мной идти.
А что делать, согласилась панна, хоть и не верила, что живыми выберутся. Но уж лучше помереть, чем быть женою колдуну-людоеду.
Идет Богна впереди, путь освещает, а Марта за ней следом.
Тут проснулся хозяин почуял, видно, что убегает его добыча. Выскочил, обратился страшным зверем. Мечется, воет, а приблизиться к ним не может.
— Ты с моего стола не ела, — говорит он девочке, — потому и я тебя съесть не могу. А твои свечи не дают мне приблизиться. Жгут, словно огонь из печки! Но так просто я тебе панну не отдам! Замок-то мой волшебный. Комнаты перепутаются, коридоры сплетутся, лестницы обманут. Пойдешь наверх окажешься внизу. Повернешь направо, выйдешь слева. Будете бродить вечно, а выхода так и не отыщете! А скоро свечи твои сгорят. Скоро жажда и голод одолеют и придется тебе вкусить моей пищи. Тогда и я тебя съем!
Сказал так, рассмеялся злобно, словно сам дьявол, и исчез.
Долго бродили Богна с панной по заколдованному замку. Уже и не понимали, утро сейчас или вечер, день или ночь. Темно было вокруг, хоть глаз выколи, и свои свечи Богна жгла по очереди.
В каждой комнате, куда они заходили, ожидал стол, заставленный яствами и напитками. Но Богна не ела, и панне не давала. Делила припасенные из дому воду и хлеб.
Так и протянули какое-то время много или мало, кто скажет, когда день от ночи неотличим. И вот остался от последней свечи лишь огарок.
Оборотень рядом крутится, уже чувствует близкую победу, руки потирает, зубами щелкает.
Марта увидела, что недолго им осталось, и говорит колдуну:
— Выйду за тебя, если отпустишь девочку!
А затем Богну обняла:
— Спасибо тебе, смелая малышка, никогда не забуду твоей доброты. А сейчас иди домой с миром.
А Богна ей отвечает:
— Погоди сдаваться, еще проучим злодея. Давай лучше поспим пока, а то усталость совсем одолела.
Устроились они прямо на полу, вроде как спать укладываются. Легли. Тут Богна панну в бок толкает.
— Слышишь говорит.
— Что
— Кто-то дверью хлопнул.
— Сквозняк, наверное, — отвечает панна.
— Наверное.
И снова спят. Через время снова Богна спрашивает:
— Слышишь Вроде как шаги человеческие
— Это слуги, верно, ходят.
Опять будит Богна панну:
— Голоса мне чудятся! Это друзья мои пришли!
— Что за друзья удивляется панна.
А оборотень тоже слышал их разговор, навострил уши.
— Пригласила я Вита, Якова и Стефана. Хвастала, что избавлю замок от хозяина. Пусть на третий день идут, ничего не боятся. Пусть пьют, едят никто их не тронет.
— Погубила ты их… — вздохнула Марта, ведь она не знала, что Богна все сочиняет.
А колдун голодный был, все это время чуял он человеческое мясо, а насытиться не мог. Потекли слюни, заворчал у него живот, бросился он вниз, чтобы убедиться пришли глупцы к его столу, чтобы стать добычей людоеда.
А Богна тут же вскочила, Марту за руку потянула, и бегом следом за князем! Так и вывел их колдун к выходу. Богна дверь увидела, пошла прямиком к ней.
Уж как бесился оборотень! И рычал, и выл, и хрипел. В зверя обернулся, когтями пол царапал, стол перевернул, свечи свои синие опрокинул. Призывал все проклятия на голову Богны! Но причинить зла им с Мартой никак не мог свеча освященная еще не догорела.
Вышли Богна с панной за дверь, а там день ясный солнце светит, птицы поют. Расплакалась Марта от счастья.
— Что ни попросишь, для тебя сделаю за то, что меня вызволила!
Богна же ей отвечает:
— Попросила бы стать мне матерью, женой моему отцу. Но неволить тебя не стану чем я тогда лучше колдуна Но если приглянется тебе мой татка, не побрезгуй тем, что он крестьянин.
На том и согласились. А прежде чем идти назад, в село, Богна обернулась, и поставила последний огарок свечки под дверь черного замка. Занялась дверь, распространился огонь, объяло пламенем весь колдовской замок. И сгорел он дотла, а людоед сгорел вместе с ним.
Через месяц сыграли свадьбу. Потому что полюбила панна Марта крестьянина отца Богны, полюбила за доброе сердце, за смелость и за острый ум. А то от кого б Богна все это унаследовала..
Скрипач

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *