О настоящем искусстве (субъективно)

О настоящем искусстве (субъективно) Искусство имеет много форм: его можно услышать, увидеть, прочесть, оно зачастую неосязаемо, что не мешает ему пробираться в самую глубь естества, оставаясь

Искусство имеет много форм: его можно услышать, увидеть, прочесть, оно зачастую неосязаемо, что не мешает ему пробираться в самую глубь естества, оставаясь внутри навсегда.
Во многих галереях, театрах, на многих выставках можно увидеть чужое мастерство, но большинство работ не является настоящим искусством, хоть в них присутствуют и талант, и терпение, и любовь создателя.
Всё же искусство — это нечто иное, зачастую оно не таится в стенах выставочных залов, с ним можно столкнуться лишь непредсказуемо, внезапно, в любом уголке Вселенной, где нет даже света софитов, изысканных рамок, специально подготовленной для него сцены.
Настоящее искусство, стоит с ним столкнуться, заставляет оцепенеть, потерять дар речи. Оно оглушает, обездвиживает. Столкнувшись с ним, человек замирает, не в силах понять, как ему дальше дышать, двигаться, мыслить.
Оно создаёт ощущение, словно ты находишься на небольшом хлипком судёнышке в разгар шторма, и тебя неумолимо увлекает в водоворот, утаскивая на дно, под толщу холодной воды и белой пены, скрывая там от яростного рёва волн.
Ощущение, что ты вдруг столкнулся с чем-то, что гораздо больше тебя, чья необъятная суть проживёт столетия, угаснув лишь с последним человеком.
И после первых секунд дезориентации, после долгих мгновений оглушающей тишины, ты ощущаешь нечто щемящее между рёбер, словно чуткие пальцы Творца берут твою душу, сминая её, деформируя, придавая новую форму, и лишь после бережно возвращают в грудь, уже со своим оттиском, незабываемым оттиском, болезненно ярким и ощутимым.
И ты стоишь, не смея шевельнуться, ощущая, словно стал на мгновение чище, словно сделал ещё один крошечный шажок по бесконечной лестнице, уводящей вглубь Вселенной, к сонме звёзд и галактик.
Ты замираешь на пыльной остановке, не зная, что с тобой происходит, не представляя, как жить дальше, потому что тебе кажется, что только что тебя вывернули наизнанку, напрочь сбили с толку, лишили опоры под ногами.
Ты замолкаешь в душной крохотной кухоньке, сжимая бессильно пальцы и принимая в себя без остатка этот ослепляюще-яркий свет, переполняющий тебя до краёв болезненным счастьем.
Ты останавливаешься в толпе посреди бульвара, не слыша окружающего гула, и ощущаешь, как внутри маленький человек, запертый в клетке твоих рёбер, сжимает в пальцах обжигающую искру чуда, выплавляющую на ладонях новый узор, до этого тебе не знакомый, но столь близкий.
И через пару минут, смаргивая непрошеные слёзы, ты снова идёшь вперёд по своему намеченному плану, иногда замирая вновь от ощущения, что совсем недавно ты прикоснулся к чему-то такому, что хочется навсегда оставить в себе, что зажгло внутренний свет, который не будет давать спать длинными зимними ночами.
Что ты прикоснулся к чему-то сокровенном — такому, чем хотелось бы поделиться со всеми, распахнув руки в желании объять весь мир, ощущая, как за спиной вместе с тем распахнулись крылья.
И после того, как это случилось, ты делаешь очередной шаг, а после… а после взлетаешь.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *