НЮРА

НЮРА Нюра не всегда убогой была. До трех лет вполне здоровая девочка. Десятилетняя сестра Катя нечаянно уронила малышку с высокого крыльца бабушкиного деревенского дома. У девочки под кожей

Нюра не всегда убогой была. До трех лет вполне здоровая девочка. Десятилетняя сестра Катя нечаянно уронила малышку с высокого крыльца бабушкиного деревенского дома. У девочки под кожей появился твердый нарост, который сформировался в горб, перекосив Нюру на одну сторону. Так гласила семейная легенда за которую Нюра, повзрослев, зубками ухватилась, сделав родителей и сестру перед ней виноватыми.
Сначала девочка была на домашнем обучении, а потом ее оформили в интернат для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, чтобы уберечь от насмешек в обычной школе. Нюра усмотрела в этом желание от нее избавиться. Наверняка не хотели родители Нюриного появления на свет. Потому и плохо присматривали, разрешая старшей сестре над ней глумиться.
Девочка взрослела и эти ее рассуждения вышли за пределы семьи. На мать Нюры смотрели с осуждением соседи и некоторые родственники. Отец предпочел подать голос в защиту младшенькой, упрекая Катю и жену:»Сгубили вы девку!» Сестра рядом с Нюрой невольно горбилась — так сжигало ее чувство вины. У младшей не было обязанностей по дому. Мать старалась готовить лишь то, что она любила. Ежемесячно десятками покупали любовные романы. Непременно, в твердых переплетах и с яркими иллюстрациями. Нюра их очень уважала. А к одежде и косметике оставалась равнодушной, догадываясь, что толку в них для нее нет. Умытая, чистенькая и ладно.
Нюру можно было отнести к воинствующим феминисткам — так она критиковала и высмеивала кавалеров сестры, если бы не ее тайное желание «когда-нибудь» родить троих сыновей. Вот они-то будут любить ее и защищать, когда вырастут.
Получив аттестат Нюра, поступила в училище, выбрав профессию фотографа. Тогда полароиды-фотоаппараты моментальной печати, были редкостью и воспринимались, как чудо. Конечно, Нюра затребовала себе такой от родителей. По выходным в парке неплохие деньги зарабатывала. Брала дорого, но видя ее горбик, люди не возражали. В семью не пошло ни копейки. Деньги девушка откладывала. Не на аппаратуру — это забота отца с матерью. Себе на трудный день. Ну, кто усомнится в том, что это важно для Нюрочки
Сестра собралась замуж и младшая начала закатывать истерики. Мол, счастливая Катька — жених, платье белое, а что ее, убогую ждет — дом инвалидов! Катя засовестилась да и боялась, что Нюра на свадьбе что-нибудь выкинет. Расписалась по тихому и покинула родительский дом от греха подальше.
Отец из слегка выпивающих, стал ежедневно пьющим. Он работал крановщиком на стройке. Допустил по невниманию преступную неосторожность, которая привела к гибели одного из рабочих. Сбежал с места происшествия, выпил дома водки и повесился в ванной комнате. Горе вошло в дом. А Нюра, как миновал 40-й день, оборвала слезы матери:»Радуйся, что под суд не попал. Сейчас бы передачи возила да материальный ущерб пострадавшему помогала выплачивать. А так взятки-гладки.» Мать посмотрела на убогую дочь долгим взглядом, поняв, что ненавидит ее.
Набирала размах приватизация жилья. Нюра, взяв это дело в свои ушлые ручонки, потребовала с матери и сестры письменный отказ. Теперь только она решала, как распорядиться квартирой.
Нюра, обучаясь фотографическому делу, практику проходила в городском фото ателье. Ее наставником оказался импозантный мужчина по имени Игорь. Натура творческая, отчества не признавал, хоть подходил к 50-ти. Игорь предпочитал фирменные джинсы и батники. Дорогие часы и качественную обувь. От него исходил аромат хорошего парфюма. Нюра, если не влюбилась, то очень взволновалась данным мужчиной. Он был не чета Катькиному работяге. Девушка забыла свое правило не краситься, а еще отправилась в дорогое ателье, где заказы принимал художник-стилист. Так у девушки появились наряды, которые, если не скрывали горб, то несколько камуфлировали.
Игорь был женат. Его младшему, третьему сыну исполнилось восемь лет. Ловелас, он привык общаться с женщинами в тоне легкого заигрывания. Вот и к горбатенькой практикантке обращался:»Нюрок, солнышко, детка.» Но ей, конечно, вообразилось. Практика закончилась, а Игорь не забылся.
Нюра получила диплом и, оставшись в свободном плавании, сама искала заказы. Ее телефон начали передавать по цепочке: из Нюры образовался мастер фотографического искусства. Детки выходили естественно озорными, а не на «кол посаженными.» Невесты с женихами получились краше, чем в жизни.
Специалисты одной области, так или иначе, узнают об успехах друг друга. Игорь прослышав о классном фотографе с горбиком, смекнул, что это его практикантка. Вот только имя не вспомнил. А Нюра взяла да и заявилась к нему «под занавес» рабочего дня: «посоветоваться,» как свет лучше ставить. Работники ателье ушли, а Игорь остался с юной посетительницей один на один. Нюре шел 22-й год. Даже без горба, она бы не прослыла красавицей. Острый носик, мелкие мышиные зубки. Все в ней было остро-колючим, даже взгляд синих глаз. Но кожа гладкая, фарфоровая. Ладошки нежные, детские. Вот и принялся их Игорь целовать — до плеч.
Разумеется, девушка была невинной. «Первооткрыватель» пришел в восторг от ее нежной груди. И запах Нюрин ему очень понравился — так пахнут луговые травы в предрассветное утро. Потеряв голову Игорь, предложил искусительнице стать его «little miss.» А проще — любовницей.
Игорь был не из тех фотографов, которые автоматом щелкают граждан на паспорт, пропуск и прочие скучные документы. Его приглашали городские печатные издания, когда нужно было сделать снимок какой-нибудь «звезды» или особенного события. Он был известен, уважаем и хорошо зарабатывал. Зная о «бабах все,» ни под каким соусом не планировал менять свою жизнь. Такого мужчину можно было охмурить для любовных утех, но увести из семьи — фиг и даже без масла.
Возраст позволял Нюре не спешить, а наслаждаться и обдумывать действия. Опытные юные девы, готовые к отношениям с мужчинами в возрасте, в то время еще оставались дефицитом. Девушка обзавелась литературой шаловливого характера ( Камасутра показался ей излишне «техничной») и не позволяла любовнику привыкнуть к тому, что она у него есть: всякий раз сюрприз и открытие.
Параллельно Нюра требовала от достигшей пенсионного возраста матери, уехать в деревню — к бабке, к родне да куда угодно во имя святой цели — счастья убогой дочери. Ведь она его точно заслужила! В ход шли упреки и напоминалки про падение с крыльца, интернат. Катя замужем, а кто на Нюру польстится Квартира без нагрузки, в виде матери-пенсионерки, даст шанс.
Матери хотелось еще лет пять поработать, но уступила. В деревне и вправду старела ее мать. С отъездом мамы, любовь Игоря и Нюры разнуздалась окончательно. Под видом командировок, он жил у нее по нескольку дней. Наплевав на посторонние взгляды, совершили небольшое путешествие на теплоходе. До жены Игоря доходили слухи об «особенной» любовнице мужа, но выследив Нюру, женщина успокоилась: супруг эстет, на убогую не позарится. А если вдруг — ненадолго. И уж лучше вот такое «горбатое баловство», чем длинноногое чудо.
Нюре стукнуло 27, и она решила:»Пора!» К любовнику подбирался шестой десяток, а мы помним о планах девушки родить троих сыновей. В то, что Игорь оставит семью, любовница верила слабо. Он уже терял былую прыть, ленно относился к подработкам, избегал хлопотливых заказов. Но с нее и ребенка довольно, а там, что судьба даст. Но звезды сошлись. Игорь воспринял беременность своей «маленькой мисс,» как доказательство, что он еще ого-го! Дома жена с поясом из собачьей шерсти от радикулита, тихое старение, а тут страсти и новая жизнь.
Подав на развод, мужчина предупредил Нюру, что его «приданое» составит автомобиль да аппаратура. Квартира, дача, некоторые накопления — супруге с младшим сыном. Девушка не стала меркантильничать. Жена, даром, что в «усталом» возрасте, подняла хай до небес. Обида раздирала женщину, когда обнаружила, что самой ловкой соперницей оказалась та самая горбунья, которую она в расчет не брала. Нюра при встрече с ней скромно опускала глазки, наслаждаясь происходящим: она и мечтать не смела, что кто-то ей будет завидовать, ненавидеть за то, что ОНА мужика увела. Обронила с легкой издевочкой:»А что мне горбатенькой оставалось Женихов разобрали. Пришлось вашего мужа забрать. И знаете… это было не трудно.»
Как расписались, Нюра объявила Игорю свои наполеоновские планы. Квартиру продать да купить частный дом в выгодном месте. Не ради одного огорода. Открыть салон: фото на документы в короткий срок. Это к заказам на съемку свадеб и утренников, которых становилось все меньше.
Свезло. Деревянный, крепкий дом оказался напротив колхозного рынка. Броская вывеска, не грабящие расценки. Порой у них собиралась очередь. Клиентам предлагали яблоки из своего сада, зимой — чай. В течение последующих шести лет, Нюра родила-таки троих богатырей. И как-то в страстях угомонилась, объявив постели раздельными. Стала называть мужа по отчеству — Сергеич, позабыв об имени. Негромко лидерствовала, распоряжалась доходами. Хотела маму из деревни забрать, но та отказалась, сославшись на привычку. Нюра сделала вид, что поверила: не все ошибки можно исправить.
У Сергеича умерла мать, которая так и не признала Нюру с мальчишками. Но жилье свое, на удивление, завещала сыну сказав:»Будет куда податься, когда горбатая выгонит.»
Горбатая Сергеича уважала до последнего. Купала, скрюченного старостью, в ванночке (дом так и остался без удобств), кормила с ложки, когда в пальцы вошел тремор. Игорь Сергеевич умер, не дожив неделю до восьмидесятилетия. А деньги от продажи свекровкиной квартиры все, до копеечки, на сынов пошли, поровну: учеба, женитьбы. Парни того стоили. За мать горой — перед теми же женами.
Из субботнего супермаркета, в первую очередь, направлялись к матери. Нюра руками всплескивала от изобилия. Набив большой пакет снедью, просила отвезти тетке Катерине — своей сестре. Катюха, давно разведенная, доживала заброшенной единственным сыном. Он не был плохим — проживал далеко и не «догадывался» о маленькой пенсии матери. Дружбы между сестрами, не смотря на Нюрины попытки, не случилось: завидовала Катя сестре и не понимала секрета ее счастья. А сердце горбуньи освободилось от обид, в момент крика ее первенца. В освободившийся уголок вошли умение понимать, жалеть и любить ближних…
Автор:

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *