Учения

Учения Время от времени в городах нашей большой и прекрасной Родины проводятся учения разного рода, чтобы, так сказать, выяснить степень умения личного состава неадекватно действовать в

Время от времени в городах нашей большой и прекрасной Родины проводятся учения разного рода, чтобы, так сказать, выяснить степень умения личного состава неадекватно действовать в различных чрезвычайных ситуациях. А заодно выявить тупизну и идиотизм начальства на местах, дабы после окончания этого валидольного для всех процесса наградить непричастных и наказать невиновных.

В ту пору я третий месяц был стажером по должности участкового уполномоченного полиции. Степень моего падения сейчас поясню: стажер полиции — это такой недочеловек, который планирует связать свою жизнь с правоохранительными органами, но по наивности ни хрена еще о ней не знает. Для того чтобы он быстрее влился в стройные ряды цепных псов режима, ему дают всякие дебильные и рутинные поручения, вроде доставки повесток из военкомата тем, кто только о стрижке под футбольный мяч и мечтает; бесперспективные поквартирные обходы и опрос людей, которые могли что-то видеть, но даже под угрозой расстрела об этом не расскажут; а еще играть роль понятого или быть подсадным в случае контрольных закупок всякого запрещенного к продаже и т.д.

В общем, работа не столько интересная, сколько полезная для кармы, позволяющая облегчить и без того трудную службу участкового-наставника, этого несчастного человека, к которому я был приставлен. Из бонусов можно отметить только хождение по гражданке (в своей одежде, а не в новой форме от Юдашкина, в которой зимой холодно, а летом потеешь как конь). И, естественно, ксива — служебное удостоверение, которое обычно наши граждане особо не читают, думая что ты уже нормальный сотрудник, что не раз меня выручало. Вообще можно купить просто красную обложку с гордым орлом-мутантом о двух главах и показывать – 90% среднестатистических впадают в прединфаркт и ступор только от неё.

О проведении внезапных учений мы, естественно, были предупреждены заранее. Должны были приехать серьезные люди из Москвы, поэтому все, понятно, готовились. А наш район – гордость города. Помимо цвета общества нашего населенного пункта — любителей феерично прибухнуть, обдолбаться, а потом бить друг друга и окружающих — в нашем районе располагается ЖД- и автовокзал, излюбленное место проведения всяческих проверок и мероприятий.

И вот день Ж настал…

Часов в десять утра сентябрьским погожим деньком в дежурную часть поступил звонок, после которого нам сообщили вводную — заминирован автовокзал. Сразу по тревоге был поднят личный состав, сотрудникам раздали каски, противогазы, бронники, автоматы и 3,14здюли. Мне – хрен, потому что стажер это всё может сломать или потерять, а может, даже хуже. Все свободные экипажи ринулись к вокзалу с такой скоростью, будто там сегодня симпатичные медсестры бесплатно раздают внеочередные звания.

Надо заметить, что специфика нашего района еще и в том, что здесь много частного сектора. Соседи развлекаются как могут — с большим энтузиазмом выясняют между собой отношения, применяя методы, удивившие бы многих сценаристов плохих русских сериалов (привет НТВ!). Поэтому и в «мирное» время экипажей не на все заявки хватает, а тут практически войнушка: мигалки, автоматы, серьезные лица. Но что делать… надо изображать бурную деятельность по поиску и обезвреживанию злостных террорюг.

Мой наставник (прекрасный чистый идейный человек, на самом деле) сразу меня предупредил: не отсвечивать и не бесить руководство своим присутствием без бронежилета и каски. Лучше прикинься ветошью или пылью под стулом и затихариться, как она, в кабинете. Спецсредства мне были не положены, как стажеру (который недочеловек), но руководство это мало волнует: все в касках — и ты будь в противогазе. Поэтому я засел в дежурке в углу.

Минут через десять отдел опустел. Только в дежурной части время от времени звонил телефон, на который сыпались многочисленные заявки граждан, никогда не устающих радоваться празднику жизни: побои, семейно-бытовые конфликты, мелкие хищения и прочее. Экипажи сбились с ног, сотрудников не хватает, все на «войне с террористами». Меня, в силу того что не вооружен и фактически являюсь недосотрудником, никуда

отправлять не могут, хотя я искренне рвусь в бой с несправедливостью.

И вот снова звонит телефон, но на этот раз дежурный заметно напрягается и ладошку тянет к козырьку. Кладет трубку, после чего сообщает, что поступила новая прекрасная вводная от проверяющих. По новой легенде (а старую при этом никто не отменял), в физкультурно-оздоровительном комплексе (ФОК) произошел захват заложников и как бы надо принять меры. Дежурный тоскливым взглядом окинул комнату и нашел им меня, еще недавно так рвущегося помогать доблестной полиции. «Стажер, съезди, узнай — что и как, после чего нам отзвонись, мы за это время сложим мозги и может что-то придумаем».

Сказано — сделано, мчу на ближайшую к отделу остановку автобуса, благо до объекта террористической атаки ехать минут десять, если пробок нет. Вы о чем Какой транспорт от фирмы! И вообще, так как вокзал «заминирован», то пробка там, а не здесь – путь свободен.

Прибываю на место, забегаю в фойе ФОКа, где нахожу спокойную тетеньку-администратора, которая будто бы и не видела злостных захватчиков, как и лешего, и НЛО… Интересуюсь у нее: мол, я из полиции, такой молодец, не вы сейчас звонили, про заложников сообщали Тетенька смотрит на меня незамутненными глазами Бемби, еще не познавшего зов плоти, после чего ко мне подходит мужик средних лет и уточняет: кто я ваще такой Слишком внимательно (для гражданского) изучает мою ксиву, а затем соответствующим образом представляется сам — полковником Очень Важного Комитета из Москвы. Представителей данной конторы я даже на гражданке не видел, а будучи стажером — и подавно, не скрою моего волнения. Звоню в дежурку, сообщаю ситуацию, рассказываю, кто меня тут встретил. В дежурной части тоже охренели и сказали, что высылают экипаж и всех-всех-всех.

Крутой полковник из Москвы глянул на часы и изрек: очень быстро прибыл, молодец, на каком транспорте добирался. Я честно признался, что доехал на автобусе. Последовал вопрос: какое штатное вооружение у меня при себе имеется, и каким средством связи я пользуюсь На что я так же уверенно отрапортовал, что для связи использую свой личный мобильный телефон, а вооружения у меня никакого нет, потому как стажер и за оружием не закреплен.

Как позже выяснилось, по легенде учений, после того как на заявку приезжает первый сотрудник, «террористы» завладевают его личным оружием и средством связи. После чего начинают выдвигать свои требования властям. Отличный план. Но помним, что мы в России, и как у нас осуществляются планы. А тут нарисовался я, и у меня, как у латыша… в смысле, ни связи ни оружия. Легенда учений пошла по одному месту. Но на тот момент мне еще все это было неизвестно…

Полковник глянул на меня внимательно и грустно. Сказал «Стажер, тебя тут вообще быть не должно, давай ты отсюда уйдешь быстрой походкой, будто тебя тут и не было». Сердечно пожав руку тащ-полковнику, я стремительно покинул «захваченное» здание, а мне навстречу мчались группы быстрого реагирования, бэтээры с ОМОНом и прочими службами. И я, как в голливудском фильме с Брюсом или Сильвестром, будто от взорвавшейся бомбы бежал из эпицентра начинающегося районного пи@деца навстречу мигалкам и сиренам.

Потом еще были долгие переговоры с «террористами» (насколько я помню, все затянулось часов до семи вечера), требования предоставить миллион долларов и самолет (с покером и стюардессами). Но я был уже далеко от этой движухи, еще не до конца осознав, что не на все заявки дежурного надо незамедлительно выезжать. Потому как такое может привести к неоднозначным последствиям. Но это, на самом деле, нихрена мне не помогло в дальнейшей службе, но об этом в другой раз.

lost_sarmik

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.