СНОВА О БЛИНАХ…

СНОВА О БЛИНАХ... Раннее июньское утро сибирской глубинки. Даже слишком раннее утро. Прохладное и тихое, ступающее где-то по границе ночи. Восток едва-едва гасит звёзды на пока ещё тёмном

Раннее июньское утро сибирской глубинки. Даже слишком раннее утро. Прохладное и тихое, ступающее где-то по границе ночи. Восток едва-едва гасит звёзды на пока ещё тёмном небосклоне робко набирающего силу предстоящего солнечного дня. Серо-синеватый свет чуть касается шифера крыш затаившейся на берегу таёжной реки небольшой деревеньки. Жители Вихляевки мирно посапывают с пузырями на губах, уткнувшись в подушки. Кобели не отставая от примера хозяев, храпят на подстилке из соломы в своих будках. Лишь коты гордые своим одиночеством промышляют охотой на грызунов да пакостят, глядя на сметану, стоящую в крынке на веранде соседского дома. В сарае сонно похрюкивает пятнистый поросёнок, потряхивая завитушкой хвоста и пугая притулившихся рядом, чуть повыше на насесте пёстрых кур. Петух, хлопнув отливающими синевой крыльями и увидев, что никто не покушается на его гарем хочет кукарекнуть, но быстро передумав, вновь закатывает глаза и роняет гребень на свой приоткрытый клюв.
На самом берегу шелестящей прохладной водой реки примостился крайний скособоченный проулок с несколькими покосившимися пожилыми домишками. В одном из них раздаётся сладкое бормотание вперемешку с сопением и подсвистом деду Степану снится цветной многосерийный сон с нерусскими субтитрами. Он улыбается непосредственно по-детски, шлёпает губами и подтягивая одеяло к подбородку. У подножия его кровати на самотканом половичке замер лохматый комочек шерсти неизвестной собачей породы мирно посапывающий и изредка повизгивающий. Ничто не нарушает покой в доме кроме старинных ходиков эпохи развитого социализма на стене да мыши, аппетитно хрустящей сухариком где-то в углу.
Скрип неожиданно открывающейся двери слышится в ночи треском молнии вспарывает тишину и покой этого дома. Первым отзывается кобелёк на это действо забивается под хозяйскую кровать и истошно тявкает оттуда на вошедшего. Улыбающийся по инерции дед Степан подскакивает с закрытыми глазами, хватает с полу из-под кровати топор и взмахивает им над собой словно удалой казак шашкой.
— Стой паскуда!!! Стрелять буду!!!
— Э-эй! Степан, это ж я!
— Кто такой и чё за я!!
— Сусед твой! Егор! Да открой глаза-то! Видишь, я это! Здорово были!
Степан поочерёдно разлепляет непослушные веки.
— А-а-а! Здорово Егор!
— Во! Признал! А то думал, всю деревню на уши поставит своим криком!
— Тьфу ты! На самом интересном месте!
— На чего месте
— На самом интересном месте сон испоганил! Тьфу ты! С та-акими картинками!
— Ну уж извиняй меня! Дело у меня к тебе наиважнейшее и срочнейшее!
— Чё-о-о Вот так прямо к спеху
Степан вконец продирает глаза и смотрит на часы.
— Четвёртый час только! Неужто и вправду такое дело
Дед Егор широким и резким жестом чиркает большим пальцем по горлу словно тесаком-свинорезом.
— О как! Прямо позарез!
— Ну, гутарь тогда с чем пришёл! Свет-то включи!
Степан кладёт топор на подушку, берёт в руки штаны и прыгает на ноге попадая другой в гачу. Егор проходит к столу, усаживается на табурет, вынимая из-за пазухи бутылку.
— Даже та-а-ак Значит, точно, что-то совсем важное!
— Ежели бы не так, разве я б припёрся!
— Факт!
— Давай стаканы Степан объяснять буду!
— Чичас!
Дед Егор с задумчивым выражением лица разливает. Чокаются, молча выпивают, занюхивают одной корочкой хлеба на двоих.
— Хороша Егор медовуха у тебя! Каждый раз удивляюсь! Вот где у тебя талант-то зарыт! Я б тебе уже давно за неё Госпремию выделил! Ну, не томи!
— Вот какое дело Степан у меня! У супружницы моей, у Клавдеи сёдни день рождения! И не простое, а круглое юбилей, одним словом!
— А я-то причём спозаранку Успел бы и днём поздравил!
— Дык ежели б твоя помощь не нужна была, я б тебя и не будил бы! Ведь так же, как думаешь-то
— И то верно!
— Вот значица, решил я Клавдею сегодня как-то покрасивше поздравить! Чтоб на века запомнила! Ты вот Степан хоть раз в жизни видал по телевизору, как за границей своих мавзелей, по-нашему баб иноземцы нерусские поздравляют
— Как
— Ну-у-уколечко там дарят, шубу там преподносют, браслет на шею у кого денег немеренона худой конец кофе в постель! С этими, как ихсо-сливками! А бабы их все такие из себярасфуфыренные, размулёванные! Берут всё подряд, ни от чего не отказываются! Что наш пылесос Буран! И потом, данке шён-н-н спасибачки, мол! Тьфу, прости господи! Чё мы хуже их А Клавдея моя, разве виновата, что не в Америках или Франциях уродилась А
Егор в запале грохает кулаком по столу, заставляя звякнуть гранёную посуду с бутылкой.
— Да нет, кажисьне виновата!
— Нет! И я про тоже! Вот и решил в таком же духе поздравить, по-заморски!
— Золотишком чтоль Дык ювелирного в райцентре нету! В область придётся ехать! А туда уже не успеешь!
— Да не-е-е! Сподручными средствами!
— Кофе штоль
— Нет!
— Чё на мотоциклете прокатить
— Да нахрена!
— А чё тогда ещё сподручное-то
— Блины!
— Какие блины
— Еда которая!
— О как! И чё
— Чё-чё! Я-то не могу их состряпать! Вот и пришёл к тебе за помощью! Выручай Степан!
Степан морщит лоб, почёсывая затылок. Егор, заполняя молчание разливает очередную порцию по стаканам. Выпивают, крякнув выдыхая. Дед Степан взмахивает рукой.
— Так и быть, помогу твоему горю! Или, как там сказать-тотвоему поздравлению! Только все равно больно рано пришёл!
— Дыкдумал, долго уговаривать придётся!
— Один хрен рано! Я блины за полчаса тебе скатаю вместе с замесом! На воде, на молоке сробить тебе их
— Праздничные же блинына молоке, наверное, надоть!
— На нём, так на нём! Принёс
— Чё
— Молоко!
— Неа. Во, ишо одна!
Егор достаёт из-за пояса ещё одну поллитровку.
— Ладно! Чё не сделаешь ради доброго дела-то! У меня где-то банка сгущённого молока завалялась на праздник или крайний случай! Значица случай этот и пришёл! Наливай литру вот в эту кастрюльку с чайника воды и разводи в ней сгущёнку! А я сковородку пока найду блинную!
— А печь-то затапливать надо
— На плитке электрической сварганим!
— А получится, Степан
— Ежели сильно надо я и на утюге тебе их смастрячу! Мешай-мешай, не тяни резину!
— Это точно! А то Клавдея в шесть встанет, чтобы курей выпускать! Сюрприз может и не получится!
— Получится, куды ему теперича деваться-то! Наливай ещё по маленькой, да за дело!
— Ага! Во! Ну, будь!
— Будь!
Минут через сорок раскрасневшийся и морально удовлетворённый содеянным дед Степан усаживается за стол. Через его плечо перекинуто хозяйственное вафельное полотенце. Щека и нос испачканы мукой. На лбу выступают капли пота.
— Принимай Егор!
— Ну, ты молоток Степан!
— Ну, дык! Наливай за работу! А то обижусь да уйду!
— Это завсегда!
Поднимают стаканы, берут закусить по свежеиспечённому блину.
— Сейчас-то хоть запомнил, чё за чем делать и в чё сыпать, чтобы меня в следующий раз не будить
— Запомнил Степан! Спасибо тебе выручил! Но наполовину!
— Чё наполовину
— Запомнил!
— Тьфу ты! Ну, за удавшийся сюрприз! Время-то позволяет ещё
— Позволяет! Без десяти шесть только! За сюрприз! Ещё раз спасибо тебе Степан!
Выпивают. Закусывают.
— Вкуснотища-я-я!
— А то!
— Ну, я пошёл Степан время поджимает!
— Давай иди-иди! Я тебя провожу!
Сойдя с крыльца деды подходят к общему забору, разделяющего подворья. Степан раздвигает пару штакетин для прохода. Егор ставит тарелку с блинами на правую руку, просовывает её первой в лаз, нагибается, опирается ногой на своём подворье и старается протиснуть туловище с головой.
— Не пролазит зараза!
— Ты кепку-то сними!
— Причём кепка-то Сам я застрял! Надо было третью штакетину отодрать!
— Ну лезь взад! Отдерём!
Дед Егор пробует дать задний ход.
— И взад не могу! От паскудство-то!
— Может пихануть тебя маленько!
— Куды
— Туды, к тебе!
— Не-е-э! Лучше взад вытягивай!
В это время отворяются двери сарая, показывается бабка Клава в цветастом халате и праздничном платочке. Куры перескакивая друг-друга, взмахивая крыльями и кудахча далеко не соловьиными голосами вырываются на раздолье двора. Следом за ними степенно выступает красавец-петух. Хлопает крыльями, вытягивает шею и пронзительно кукарекает, призывая своё семейство к активным действиям. Вечно голодная птица разлетается по сторонам в поисках пищи. Петух, увидев у забора тарелку с блинами, наклоняет голову и делает несколько осторожных шагов вперёд. Уловив запах, тряся гребнем подходит ещё ближе, и уже не сомневаясь в подвалившем счастье, гордо и громко квохчет, призывая кур к себе. Несушки замирают на миг и в следующее мгновение уже послушно несутся к зовущему их петуху.
— Петька убью!!! Порубаю на суп тварей!!! Не подходить гады!!!
Куры, опешив от крика, останавливаются как зачарованные и затем кидаются на блины неуправляемой толпой маленьких монстров. За считанные секунды от блинов остаётся лишь масляное пятно на дне тарелки.
— С днём рождения Клавдея! Это мой сюрприз тебе! Был.
— С днём рождения соседка!
Автор:

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *