МОРОШКА

МОРОШКА Однажды на закате лета, в самом конце августа, Леньку отправили к бабушке, в соседнюю деревню, погостить пару дней перед школой (он тогда собирался в третий класс). Как-то рано утром

Однажды на закате лета, в самом конце августа, Леньку отправили к бабушке, в соседнюю деревню, погостить пару дней перед школой (он тогда собирался в третий класс). Как-то рано утром бабушка Таля, управившись с делами по хозяйству, засобиралась в лес, за морошкой. Она ни свет ни заря разбудила Леньку, спавшего медовым сном, и отправила его во двор умыться водой из колодца. До чего хороша была эта рассветная, свежая, жгучая вода! Как лихо расправлялась она с паутинками сна, все еще висевшими на ресницах! Леньке никак не верилось, что такая вода берется из-под земли. Глянешь в колодец черно и сыро, а как достанут ведро нет на свете ничего прозрачней и чище этой водицы! После умывания бабушка позвала Леньку на кухню. На столе стояла большая тарелка пшеничной каши (только-только из печки), с ней по соседству кружка свежего козьего молока и кусок батона с маслом.
Наедайся, Леонид! говорила бабушка. Я иду в лес, дом запру. Погода хорошая гуляй себе всласть! Только к реке бегать я тебе строго-настрого запрещаю. Приду пообедаем и будем ягоду перебирать, варенье делать.
Ленька, уплетая кашу, молча кивал головой в знак согласия. Разговаривать за столом у бабушки было не принято.
Утро стояло безоблачное, ласковое, душистое. Ветерок дремал, дыша свежо и не часто. Теплый воздух, почти неподвижный, густо пах сеном, белым наливом и коровами, которых недавно погнали на пастбище. Глянешь в окно, вздохнешь и вдруг захочется без удержу и оглядки убежать за деревню, в поле, весело гнаться за улетающим летом
Ленька надел шортики, рубашонку, шустро застегнул сандалии и побежал по деревне смотреть, не проснулись ли ребятишки, его товарищи. А бабушка, повязав платок, надев высокие резиновые сапоги и взяв корзину, пошла через огороды к лесу.
Первыми, сонно позевывая и потирая ладошками припухшие глазки, вышли из соседнего дома Юрка с Танюшкой, брат и сестра, погодки.
Леньк! Мы сейчас позавтракаем и на речку пойдем! Ты с нами
Ленька пока не соглашался, но уже засомневался в твердости слова, данного бабушке. На речку, конечно, хотелось. А тут и компания нашлась не один все-таки
Бабушка Таля не велела. Сказала, что после Ильина дня купаться нельзя какой-то олень, мол, в воду писнул, и она холодная стала
Ой, ладно! Оленя испугался! Вода-то во! Что ты, маленький Без бабушкиного дозволу шагу не ступишь, да
А вот и ступлю! Идите завтракать, я вас тут подожду, ответил Ленька и, сев на травку, стал думать, правильно ли он поступает, нарушая бабушкин наказ. Бабушка Таля строгая. Батя рассказывал, что порола его до синевы, на горох ставила. И саму ее так воспитывали все детство битая ходила. А потом война Дед Вася в сорок первом году погиб, и бабушка одна с четырьмя детьми осталась (всего их пятеро было, да младшенький, Ванюшка, ровесник Леньки, утонул еще до войны). Была бы бабушка Наталья мягкая да безвольная не выжили бы. Тяжелый у нее нрав, и рука тяжелая Страшно! Но как хорошо на речке! А скоро осень, уже не искупнешься до будущего года. Нет, была не была, надо идти. А бабушка не узнает. «Да я только у бережка поплаваю, и все что плохого» уговаривал себя Ленька.
И отправилась веселая сытая троица к реке.
Вода-то теплая, я же говорил! кричал Юрка, плескаясь. Олень-то твой, наверно, плохо писнул, промазал! Танюшка и Ленька дружно засмеялись и поплыли наперегонки.
Искупавшись, грелись на солнцепеке, дрожа и отряхиваясь, как воробушки.
Ну что, теперь в штаб предложил Ленька, обсохнув.
Ага. Только Таньке с нами нельзя ей домой надо, они с мамой сегодня будут делать яблочное повидло на зиму. Девочка вздохнула. Вдвоем пойдем. Надо клад проведать.
«Штаб» разрушенный дом на краю деревни, в подлеске. Здесь ребята часами сиживали за всякими детскими заботами, рассказывали друг другу разные истории, соревнуясь, у кого интереснее и страшнее получится. У Леньки всегда выходило лучше всех: он выдумывал так, что сам себе удивлялся: откуда это у него в голове берется Поверженный Юрка, бывало, говорил:
Врешь, что сам придумал. В кино видел или читал признавайся!
Не видел и не читал сам придумал! А не будешь верить, так и рассказывать больше не буду, понял
Этого Юрка не хотел.
Да ладно, не обижайся ты Может, и сам, но уж больно складно выходит
Клад разноцветные стеклышки, фантики от конфет, горстка ирисок и самое дорогое несколько гильз, найденных в лесных окопах, был на месте. Хорошо спрятали все-таки! А ведь хаживают сюда и ребята из вражеского стана Тимоха, пятиклассник из города, приезжавший к деду на лето, и его банда.
Все равно надо перепрятать, беспокоился предусмотрительный Юрка.
Зачем не понимал Ленька. Ни в жизнь не найдут!
Да мало ли! Тимоха пронырливый-то!
Перепрятали так, что сами потом чуть нашли.
В штабе сидели долго, не заметили, возясь с кладом, как тучи налились свинцом и пленили теплое солнце. Приближалась гроза, дыша резким, с запахом дождя, ветром. Мальчишки сорвались с ветхой доски, на которой сидели, и побежали по домам.
Выходи вечером! крикнул Юрка и скрылся за своей калиткой. На улице почти никого не было, даже собаки попрятались в будки, и не видно было кошек они грозу чуют задолго. Ленька сидел один на крылечке запертой избы и думал, где бы ему переждать бурю. И придумал: баня-то не заперта! А дождь уже начался, да такой холодный и густой, что и до укрытия Ленька добежал до нитки мокрым. Да еще и гром обругал его люто, облаял! Закрыв дверь на засов, Леня вытерся забытым в предбаннике полотенцем, сел на лавочку, обхватил колени руками и подумал: как хорошо и тепло! Пахло березовыми листьями, банным дымом, сырым деревом и мылом, оставленным бабушкой на подоконнике И тут вдруг осенило: время уже давно не обеденное, а бабушки все еще нет! И не столько захотелось еды и домашнего уюта, сколько жалко стало бабушку Талю: верно, стоит под деревом, мокнет вместе со своей морошкой. «А вдруг молния в нее попала А я тут сижу, баню нюхаю!.. Нет, надо спасать бабушку!» решил Ленька, вскочил со скамейки, прихватив полотенце, чтобы прикрыть голову от дождя, и побежал через размокшие грядки в сторону леса.
Марковский лес он знал плохо, а потому много времени, чтобы заблудиться, ему не понадобилось: ветер и дождь непрерывно строили козни, сбивая Леньку с пути и легко перекрикивая его бессильное «Ау!». И только к вечеру, когда солнце, выглянувшее после грозы, уже укладывалось в поле, он вернулся в деревню вместе с охотниками, которых встретил в лесу. Ленька очень устал, проголодался и все время вытирал грязной рукой потекший нос. Бабушку он так и не нашел. Ему хотелось плакать, но даже на эту слабость у него не осталось сил.
А в деревне пропавшего мальчика давно хватились. Бабушка Таля, вернувшись и не застав внука дома, побежала к соседям допрашивать Юрку и Танюшку. Те с перепугу выдали все и про речку, и про клад в штабе, но куда исчез Ленька, не знали. Бабушка Таля, разохавшись, понеслась искать дальше. А когда уже совсем отчаялась и выбилась из сил, встретила на другом конце деревни внука, понурого и уставшего. Да тут же, ни о чем не спрашивая, зарядила ему подзатыльник и надрала уши. Больно схватив Леньку за руку, она потащила его домой. Получил он в этот вечер и армейского дедушкиного ремня, и гороха в углу. Сквозь слезы пытался Ленька объяснить бабушке, что ходил в лес ее спасать. А она ничего не хотела слушать порола и ругалась. И обедать не дала за провинность. Не терпела Наталья Егоровна ослушания наказ есть наказ.
К ночи бабушка разрешила Леньке встать с гороха и выйти из угла. Перебрав морошку, она успокоилась и подобрела. Насыпала в миску ягод, посахарила и позвала внука к столу. Ленька сел, заглянул в тарелку и, хотя был голоден, наотрез отказался пробовать злополучную морошку. Ругаться бабушка не стала после тяжелого дня ей очень хотелось спать. И Ленька, намаявшийся за день и незаслуженно, как ему казалось, обиженный, стал укладываться. Поначалу, закрыв глаза, он видел речку, Юрку с Танюшкой, проказника оленя, клад и задиристого Тимоху Но вскоре все исчезло, словно сорвалось в бездонный черный колодец, Ленька уснул.
А назавтра его увезли домой.
Ночные дожди смывали с лица земли краски лета, и оно послушно таяло, даря напоследок тихую ласку усталого солнца. Начались школьные занятия. Ленька уже почти и не вспоминал тот бесприютный день, когда бегал в лес за бабушкой
А однажды на уроке чтения учительница рассказала третьеклассникам о Пушкине. Она долго говорила о детстве поэта, о его няне и веселых друзьях, показывала портреты и упоительно читала стихи. Ленька слушал как зачарованный и сам не понимал, отчего эта далекая жизнь так трогала его и волновала, отчего строки, которые он слышал впервые, показались вдруг родными и будто бы уже слышанными когда-то. Рассказала учительница и о том, как умирал раненый Пушкин, как попросил незадолго до смерти моченой морошки И тут Ленька не выдержал: по обеим щекам его потекли слезы и захлюпал нос. Учительница подошла к нему и тихо поинтересовалась, что случилось, не обидел ли его кто. Ленька поднял голову, посмотрел на учительницу, словно хотел что-то спросить, но слезы снова предательски покатились по его лицу, а в горле будто бы комок застрял. Прозвенел звонок. Ленька молча собрал портфель, накинул курточку и убежал из класса, ни с кем не попрощавшись. Учительница, пожав плечами, вернулась за свой стол и стала складывать книжки урок чтения был в тот день последним.
Побежал Ленька не домой, а в соседнюю деревню, что находилась в четырех километрах от его родной Липной Горки, к бабушке Тале. По дороге он встретил отцовского друга дядю Гришу, тот ехал на своей телеге к родителям в ту же деревню, где жила бабушка.
В Марково идешь К бабке Наталье
Да.
А чего один
Надо.
Надо! Ишь, взрослый какой стал! улыбнулся дядя Гриша. Ну, раз надо садись, подвезу!
В Маркове дядя Гриша высадил Леньку прямо возле бабушкиного дома и поехал дальше, в конец деревни. Бабушка Таля сидела в палисаднике и чистила грибы, напевая что-то себе под нос. Увидев внука, она всплеснула руками и даже немножко подпрыгнула от неожиданности.
Ты чего, Леонид, пришел-то
Бабушка, помнишь, ты летом морошку собирала Тогда еще гроза была
Помню. А что
Дай морошки, а А то я тогда так и не попробовал.
Ты что, морошку есть пришел, что ли бабушка округлила глаза.
Ага
Чудной ты, Леонид! Не от мира сего, ей-богу! Тут посиди!
Она вытерла руки о передник и пошла в погреб. Через несколько минут вернулась с целой миской засахаренной морошки и поставила на стол перед Ленькой. У него опять защипало в носу, и на глазах показались слезы. Бабушка, сидевшая на лавочке напротив, снова всплеснула руками.
Да ты чего Плачешь Обидели тебя, что ли.. Да ты что молчишь-то
Ленька ничего не ответил. Он пережевывал сладкие крупные ягоды, представлял умирающего Пушкина и пытался понять, отчего их простой вкус был так дорог поэту. Ягоды как ягоды Что же за тайна
Бабушка, немного помолчав, тихо заговорила:
Леня Я тебе давно уж сказать хочу Ты прости меня! Больно ты меня тогда напугал думала, пропал малец, утонул, может Да мало ли что бывает! У самой с тех пор душа не на месте Прости и зла на меня не держи голос бабушки Тали дрогнул. Она села рядом и, обдав Леньку теплым запахом козьего молока, сена, грибов, прижала его к себе и поцеловала в макушку. Хорошо, уютно стало Леньке, как тогда, когда он был совсем маленьким и мать с отцом, еще молодые и веселые, не скупились на ласку и теплые слова И представилось ему вдруг, что станет он взрослым, а потом, может быть, старым и, наверно, с грустью будет вспоминать эти мгновения, когда они с бабушкой сидели на скамейке в палисаднике, под пожелтевшей березой, и дарили друг другу тепло вопреки октябрьской прохладе. Он поднял голову и взглянул на бабушку Талю: морщинистые щеки ее были влажными, а глаза, немного покрасневшие, смотрели вдаль, в сторону леса, который начинался сразу за длинными картофельными грядками. Бабушка думала о чем-то своем, что-то вспоминала, и Ленька замечал, что время от времени ее вздохи становятся глубже и тяжелей. Хотелось что-то сказать бабушке, но нужные слова не приходили на ум, а те, что приходили, казались неуклюжими и пустыми…
Автор:

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *