Баффи, гулять!

Баффи, гулять! Мам, я погуляю с Баффи.Подожди, вместе погуляем.В воздухе повисло не сказанное вслух «Ты еще маленький». Сын понял это и без слов.Баффи уже большой, мальчик умоляюще поглядел на

Мам, я погуляю с Баффи.
Подожди, вместе погуляем.
В воздухе повисло не сказанное вслух «Ты еще маленький». Сын понял это и без слов.
Баффи уже большой, мальчик умоляюще поглядел на мать. Щенок едва не сносил его с ног щуплого, легонького, прыгая и колотя по коленям пушистым хвостом.
Ну хорошо, сдалась мама. Только недолго.
Угу. Сидеть, Баффи! прикрикнул мальчик на пса, чтобы пристегнуть поводок. Тот послушался, только когда мальчик нахмурил тонкие брови и завел руку с поводком за спину.
И недалеко! крикнула мать вслед, но мальчик счел, что имеет полное право не слышать.
Стены панельной девятиэтажки охотно отразили счастливое гавканье. Щенок тянул так, что у мальчика заболела рука еще до того, как они скатились с третьего этажа.
Тише, Баффи, натягивал он поводок, выйдя из подъезда и нервно оглядываясь. Нет ли где Вавилы. Вавила давно вязался к его собаке не породистая. Не стафф или ротвейлер, не бультерьер. Лохматый, косолапый, ушастый.
На сдачу, что ли, дали брезгливо спросил Вавила, оглядывая Баффи, когда мальчик в первый раз вынес щенка во двор. Такая же помесь, как ты сам.
Дурак ты, Вавилов! сказала Настя и потрепала Баффи за уши. Ути-пути, какой миленький!
Вавила сплюнул.
Становиться камнем преткновения между Настей и Вавилой мальчику хотелось чуть больше, чем сломать обе ноги, так что во дворе он никогда не гулял, пронося щенка под курткой на собачью площадку, где чинно гуляли с хозяевами мелкокалиберные питомцы.
Мальчик считал, что Баффи вырастет в могучего зверя, которого даже Вавила будет обходить десятой дорогой.
Вавилы нигде не было, и мальчик не стал прятать Баффи в куртку. И на собачью площадку тоже не пошел.
У зарослей сирени он поискал пятилистник на счастье. Пятилистника не было, зато прямо на него таращилось невиданное соцветие с шестью лепестками сразу. Мальчик отправил его в рот и зажмурился от забытого за год кисленького вкуса. Медленно разжевывал и думал, куда бы отправиться.
Решил пойти к эстакаде.
Сразу за домом проходила двухполосная дорога, за ней поле с одуванчиками, за полем виадук с железнодорожными путями. Словно двойной рубеж обороны, отсекающий их окраину от центра. Недавно на поле завершилась большая стройка: скелетами гигантских змей переплеталась в воздухе эстакада кольцевой автодороги словно третий рубеж.
Дождавшись, пока поток машин поредеет и иссякнет, мальчик со щенком перебежали двухполосную дорогу и отправились к кольцевой.
Вдоль эстакады лежал канал в бетонных берегах, с железными перилами наверху. На перилах сидела ворона без хвоста и что-то клевала.
Пахло водой, травой и нагретым железом.
Мальчик шагал вдоль канала. Закончились перила, прямо на бетоне росли молодые осинки. Под их трепетливой листвой валялись скомканные салфетки, смятый платок с засохшей побуревшей каймой, гнутые пластиковые вилки, полторашки из-под пива. Стоял мангал с початым пакетом древесного угля. Баффи помчался к пакету и неумело его пометил, завалившись набок. Потом берега канала стали обычными, без бетона, с травой, одуванчиками и высохшими прошлогодними стеблями укропа. Деревья сползли к самой воде коричневой и мутной.
Мальчик прищурился, пытаясь определить направление течения. Последние черемуховые лепестки плыли вперед, к центру города. Мальчик и собака двинулись по течению. Речка заворачивала и уходила под эстакаду и дальше в сторону виадука.
Мальчик остановился.
Так далеко от дома он еще не забредал. Баффи взвизгнул и побежал вперед, оставляя в серой пыли под эстакадой не росло ни травинки отчетливые маленькие отпечатки.
Баффи, ко мне! он сам не услышал своего крика так загремели над его головой железо и бетон от несущейся фуры. Загрохотало, зашаталось, завибрировало он увидел, как ходят в пазах заклепки с изнанки конструкции. Он машинально пересчитал, сколько их в каждом гнезде. Шесть. Вибрация прекратилась, послышался шум и плеск воды, словно от водопада.
Это действительно был водопад вода переливалась через валуны, толстые ветки и куски тротуарной плитки. Кто-то уложил их поперек течения. На другом берегу к водопаду сбегала тропинка. Мальчик прищурился, оценивая переправу пожалуй, он мог бы с легкостью одолеть ее в два шага. Но вымочить кеды Да и не было на том берегу ничего интересного лишь торчала вдалеке будка охранника стоянки автомобилей.
Над головой перекручивались гигантские змеиные скелеты, вибрирующие от проносящихся автомобилей, под ногами чередовались полосы пыли и травы. В пыли отчетливо отпечатался чей-то гигантский ботинок. Следы Баффи исчезли.
Баффи! Ко мне! закричал мальчик. Голос прозвучал тонко и жалобно. Мальчик подождал, пока над головой пронесутся автомобили, вырвавшиеся на волю после светофора, и позвал снова.
Впереди заросли ивняка и лебеды с чертополохом выросли особенно высоко. Эстакада перекрывала обзор. В глаза било солнце. Мальчик приставил ко лбу ладонь козырьком речка уходила прямо под виадук. Запахло креозотом от старых, деревянных еще шпал.
Если кольцевая напоминала скелет змеи, то виадук железной дороги динозавра, такими древними и выщербленными выглядели подбрюшье и лапы-опоры.
Продравшись сквозь бурьян, мальчик вышел к костровищу.
Внутри черного от углей круга лежала половина бетонной плиты, рядом валялась груда проволоки. Мусор здесь кидали особенно активно, по краям площадки его были кучи старый ватник, утопленный меж опорами моста, пакеты от сока, рваные кроссовки, почерневшие тряпки.
Вдруг тряпки зашевелились, и мальчик понял, что это прямо на земле спит неопрятный человек, сильно загорелый, в надвинутой на лицо бейсболке. Человек не вставая повернул голову и поглядел на мальчика.
Тебе чего, сынок
Я Моя собака убежала, пробормотал мальчик. Баффи.
А ты, значит, ищешь ее раздался голос позади. То, что казалось ватником, обрело голову, конечности и теперь разглядывало его с непонятным выражением лица, завешенного нечесаными волосами с сильной проседью.
Да, ищу, сказать это стоило мальчику большого труда, особенно когда он увидел, что ватник сделал шаг навстречу.
Ты не видел Баффи усмехнулся тот, адресуясь к старику.
Баффи А вон там кто
Мальчик обернулся, почти готовый к тому, что ватник воспользуется этим и кинется со спины. Но тот не шевелился, а впереди, в зарослях дикой смородины, послышалось тявканье. Кусты заходили ходуном.
Баффи! мальчик кинулся к кустам, вызвав лавину ответного визга.
Погодь, его ухватили за полу футболки. Не спеши.
Там моя собака! закричал мальчик. Баффи!
Кому Баффи, а кому и ужин, раздалось из кустов, и перед мальчиком предстала опухшая женщина в дырявой пляжной панаме.
Отдайте! крикнул мальчик и забился в удерживающих руках.
Остынь, юниор, ласково посоветовали сзади. Футболку перехватили покрепче. От мысли, что эти руки могут притронуться не к футболке, а к нему, вызвали у мальчика озноб.
Я вам денег дам! И лего! И мобильник вот, забирайте! И у мамы из кошелька деньги принесу! закричал он, прислушиваясь, не завизжит ли Баффи снова. И планшет!
Какой хороший мальчик, добрый, протянула женщина. Только нам не вещи нужны.
Я денег у мамы попрошу! Или украду!
И не деньги, прогудел старик. Не все сводится к материальным благам, молодой человек.
А что мальчику очень захотелось писать. Он постарался незаметно свести ноги, чтобы не обмочиться прямо сейчас.
Еда, сверкая двумя металлическими коронками по краям улыбки, заявила женщина. Горячая, молодая еда.
Разглядывая странный зеленоватый блеск ее зубов, мальчик не заметил медленного, нарочито неторопливого движения, с которым она стянула с головы шляпу. Он вздрогнул, когда понял, что она смотрит в его глаза своими шестью.
Два глаза по бокам носа, как у всех людей. И по два маленьких круглых глаза на висках. Эти глазки не моргали, но блестели в краях густых коротких ресниц, как речная вода в берегах.
Мальчик застонал. В кустах откликнулся Баффи высоким тоненьким скулежом, резко прерванным.
Ты нам приведи кого-нибудь на замену, сынок, прокряхтел старик. Из-под сдвинутой на затылок бейсболки тоже поблескивали шесть глаз как и у ватника, откинувшего с лица волосы.
Другую собаку прошептал мальчик.
Другого парнишку, улыбнулся старик. Мы тебя ловили. А собак мы не едим. Правда, Гога
Тут слева от мальчика завозилась куча, которую он сначала принял за обожженную проволоку среди черных спутанных спиралей показался мокрый кожаный нос и свесился розовый язык. Поднявшись на лапы, пес оказался колоссальных размеров дворнягой, похожей на чау-чау. В глубине его туши заворочалось рычание, но тут же стихло, и гигант опять улегся на землю рядом с черным кругом от костра.
Ну так что поинтересовалась женщина. Ждать тебя с ужином или как
Ждать, прошептал мальчик.
Ну беги тогда, сынок, расплылся старик всеми морщинами. До заката ждем, а там уж не обессудь
Невидимый Баффи коротко взвизгнул и затих.
Ноги переставлялись, словно в надетых задом наперед наколенниках, но мальчика это не волновало.
Рассказать маме Меня под мостом поймали люди с шестью глазами Она вызовет скорую, решит, что у него бред. Пойти в полицию Ну да, отличная идея
Как объяснить маме, что Баффи больше нет Теплая шерсть, мокрый нос, сплющенный синий мячик на собачьей лежанке. Ошейник, украшенный золотой косточкой-адресником. Миска с корабликом он выбирал самую большую, ведь Баффи должен вырасти в крупного пса, так обещал им с мамой продавец
Глаза налились горячим и соленым.
Че скулишь, сопля окликнул мальчика знакомый голос. Письку потерял
Вавила был один! Какое счастье! Обычно его окружала свита из двух-трех парней, но сейчас он стоял в одиночестве, любуясь своими новенькими белыми кроссами.
Мальчик ощутил в груди горячий взрыв счастья.
Подскочив к Вавиле, он со всей силы ударил его по щеке куда пришлось.
Убегая, он думал лишь об одном как накопить воздуха, чтобы обозвать Вавилу дебилом, чмырем, задротом чтобы у того не пропало желание догонять.
Бегал мальчик не так чтоб очень, но Вавиле и вовсе редко доводилось перемещать свою тушу с такой скоростью за него бегали другие.
Мимо с визгом пронеслась машина водитель что-то кричал двум придуркам, но ни одного, ни другого это не заставило даже повернуть голову.
Распахнутые в небо ребра эстакады
Из-под ног фонтанами взметается пыль. Сверху грохочут фуры.
Сердце колотится, в груди печет.
Вавила, бледный и потный, выглядит так страшно, что встретив его такого еще утром, мальчик обделался бы со страху.
Теперь он копит силы на новую порцию оскорблений.
Вавила вымотан стоит, упершись руками в колени, тяжело дышит и хмурится чует, что дело дрянь
Защекан! словцо мальчик приберег напоследок уже виднеется черный круг костровища. Шагает назад и вдруг падает, подвернув ногу.
Глаза Вавилы вспыхивают он кидается на него с места, без разбега, занося на лету кулак
Мальчик чувствует, как горячий собачий язык лижет ему лицо. Пушистая шерсть. Ошейник с косточкой. Карабин от поводка.
Баффи! и больше не может ничего сказать, лишь трясется от рыданий, уткнувшись в теплый мохнатый бок. Пес скулит и щелкает языком в его ухе.
Так что мальчик не сразу слышит чавканье, урчание и всасывающий звук, словно из суповой кости извлекают мозг.
Его охватывает холод, но Баффи притискивается поближе, и дрожь проходит. Открывать глаза все равно страшно.
Не бойся, сынок, голос старика звучит ласково. Ты молодец.
Настоящий герой, вторит ему женщина. Любишь песика-то своего.
Ловкач! раздается тяжелый бас. Ты нам подходишь, пацан.
Мальчик ослабляет судорожную хватку рук, обтирает мокрые щеки о собачью шерсть и осторожно, словно снимая пластырь со свежей раны, осматривается.
Белый кроссовок до краев полон кровью. Кровь ползет с костровища черная, перемешанная с золой. Кровью перемазано лицо женщины у костра огонь пляшет, отражаясь в трех парах ее глаз.
Где остальные
Мальчик понимает вдруг, что может увидеть их всех, не поворачивая головы надо всего лишь открыть пару глаз слева и пару глаз справа.
Яшина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *