Болторез вгрызся в тело навесного замка

Болторез вгрызся в тело навесного замка Послышался характерный треск стали, но дужка все ещё надёжно скрепляла петли двери, ведущей на крышу. Ты с дубу рухнул так шуметь, Стрыга Не боись, Герыч,

Послышался характерный треск стали, но дужка все ещё надёжно скрепляла петли двери, ведущей на крышу. Ты с дубу рухнул так шуметь, Стрыга
Не боись, Герыч, ща всё будет.
А резче никак Дужку перекусить там…
Ошибка салаги. Глянь на эти полтора сантиметра калёной стали. Тут никакого здоровья не хватит, не говоря уж об инструменте. Надо перекусить самое слабое место. У замка это дырка, куда вставляется ключ. Оп, погоди-ка. И-и-и… есть.
Замок треснул пополам. Сияющий от гордости Стрыга достал отвёртку, чтобы выковырять из замка латунную сердцевину. Будь парень на пару лет младше, он вполне подошел бы для роли рыжего шкодника в Ералаше. Оттопыренные уши, веснушки, озорной взгляд и способность заговорить любого — в этом весь Стрыга. Его товарищ по прозвищу «Герыч» был несколько более суров и напряжен. Из-под его шапочки, которая кокетливо прикрывала одну лишь макушку, виднелась совершенно лысая голова.
Во, я ж говорил. Вещь! Стрыга нежно посмотрел на болторез.
А нас за это не загребут Этот замок же кто-то повесил. И недавно. Он новый совсем.
Да местный дворник, наверное, и повесил.
Ты его знаешь
Да я без понятия. В глаза его не видел. Гер, что за разгоны бросил Стрыга и торжественно открыл дверь, Погнали, чё покажу!
Стрёмно это всё, Герыч сплюнул на пол и последовал за товарищем.
С крыши панельной девятиэтажки открывался вид на обычный серый спальный район, сейчас выглядевший совершенно необычно. Закат, заливший светом город, напоминал «Апероль Шприц». Апельсиново-оранжевый, свежий и игристый, он вполне мог опьянить какую-нибудь тонкую натуру. Парни, одетые в тренировочные штаны, вряд ли когда-нибудь слышали слово «Апероль», зато в рюкзаках у них было по бутылке пива, которое они немедленно сели пить.
Если бы мы не сломали замок, мы бы не увидели всю эту красотищу, Герыч. А дворник Да и фиг бы с ним. Кто сейчас на эту крышу полезет Да если и придёт он сюда, побазарим. Я не собираюсь оправдываться, я вообще ничего никому, кроме матери с отцом, не должен. Если тебе трудно, значит ты идёшь в правильном направлении. — изрёк Стрыга мудрость, почерпнутую, очевидно, в пацанском цитатнике.
Герыч сплюнул на поверхность крыши, желая прервать поток философской мысли товарища.
Да блин, не заводись, мне ещё один привод нахрен не упёрся, вот и все.
Да всё пучком будет.
Тихо. Ты слышишь
Кажись, всё-таки дворник. Тикай! Туда! Быстро!
Болторез возьми!
Пацаны нырнули за вентиляционную шахту и затаились.
Металлическая дверь скрипнула, и на крышу вышел нервный худощавый очкарик, совсем не похожий на дворника. Аккуратно одетый хилый юноша, про таких во дворе говорят «маминым борщом пахнет». Сейчас он выглядел не просто как маменькин сынок, но и как очень подозрительный тип. Его колени дрожали, а рот беспрестанно злобно бормотал что-то неразборчивое. В руках у очкарика была рамка для фотографий с чьим-то портретом.
Герыч со Стрыгой переглянулись. «Шизик», — слегка испуганно шепнул Стрыга. Герыч в это время не отрывал взгляда от очкарика: «Эй, глянь, этот чушкан сиганёт сейчас». Парень как раз подходил к краю крыши, его бормотание становилось все более громким и отчетливым: «Моя Беатриче, Роксана, Лаура, прощай навсегда. Мне жизнь без тебя не мила». Он на мгновение остановился, видимо, желая сформулировать мысль поизящнее.
«Стой, не прыгай!» вывалился из укрытия сердобольный Стрыга. Герыч покачал головой и в очередной раз недовольно сплюнул на землю. Парень, которого они застали врасплох, застыл на месте: «Здравствуйте, а вы, простите, кто».
Я Стрыга, а это Герыч.
Героин — поднял брови очкарик.
Герасим. тихо сказал, Герыч.
В-ваша мама, должно быть, поклонница Тургенева
Кого Ты мать его не трогай. Ты кто, и что ты тут забыл Стрыга решил выступить модератором диалога.
Позвольте представиться, я Аркадий, и я прощаюсь здесь со своей любовью произнес очкарик со всем трагизмом, на который был способен.
Ты пытаешься прыгнуть Если да, то и думать забудь, а лучше вали с этой крыши, нам проблемы с полицией не нужны, понял Герыч и его сжатые кулаки были весьма убедительны.
Нет, что вы… смутился Аркадий я собирался выбросить этот портрет в знак утерянных надежд. Милый лик, который никогда не подарит мне улыбки.
А, это тёлка твоя, да сообразил Стрыга.
Это Алёна. Моя единственная и неповторимая. Моя муза. Та, что подарила мне светлое чувство и ввергла меня в пучину одиночества.
Одиночества Чувак, не бойся, когда ты один, бойся, когда ты ноль. Будут ещё телочки в твоей жизни Ты вон ещё минимум три имени назвал.
Нет, это совершенно невозможно. «Любовь это то единственное, что обостряет ум, будит творческую фантазию, то, что очищает нас и освобождает», как говорил Пауло Коэльо. Моя любовь, единственная и неповторимая, отвергла меня. Без неё нет смысла ни в чем.
Да камон, в чём там проблемы с ней Подошёл, взял за руку, уверенно сказал: «моя». Увёл. Всё. Рабочая схема.
Я писал ей письма, стихи, дарил подарки и цветы, все без толку.
Ну а может мы можем тебе помочь — вдруг предложил Стрыга
Герыч удивлённо посмотрел на Стрыгу, но промолчал. Он не любил ввязываться в чужие дела, но Стрыгу на скаку не остановила бы и горящая изба, так что и он махнул рукой на это дело. К тому же, если этот ненормальный метнёт кому-нибудь в голову металлической рамкой с высоты девяти этажей, подозрений им со Стрыгой не избежать, а разборок с полицией ему точно не хотелось.
Ну, раз вы настаиваете. Хотя это совершенно бесполезно, с деланным равнодушием произнес Аркадий, убирая портрет в карман куртки.
Посмотрим. Завтра в шесть вечера встречаемся во дворе этого дома, сказал Стрыга.
А теперь брысь отсюда. добавил Герыч.
Когда Аркадий ушёл, Герыч посмотрел на своего лопоухого друга и спросил:
И нафига мы в это влезли
Ну, для начала мы отговорили его чем-либо кидаться с крыши, которую вскрыли мы. И потом, он был такой пришибленный, тебе никогда не хотелось помочь слабому
Допустим, скрипнул зубами Герыч, а делать-то что
Да не боись. Применим старую схему. Туда-сюда: «Девушка, не хотите познакомиться А дайте телефончик А если найду», а этот хлюпик её как бы защитит, раз-раз и пойдёт у них лямур-тужур, — предложил Стрыга.
Не нравится мне это.
А на следующий день они встретились с Аркадием, чтобы обсудить план действий. План был надёжен как расписание японских железных дорог. Сводился он к тому, чтобы дождаться, пока дама сердца Аркадия будет проходить по улице, окликнуть её и немного поприставать с расспросами. В задачу Аркадия входило лишь отвадить назойливых ухажёров парой громких фраз. Выяснилось, что Алёна, так звали возлюбленную Аркадия, жила в том же доме и в семь вечера как раз должна была прийти домой с занятия йогой. Оставалось только дождаться её и воплотить план в жизнь.
Ровно в семь вечера к подъезду подошла фигуристая блондинка с ковриком под мышкой.
Эй, девушка, здравствуйте! Спортом занимаетесь, заговорил Стрыга.
Здравствуйте, йогой весело отозвалась Алёна.
Такая вы правильная вся. А не хотите с нами познакомиться Мы вас плохому научим!
Ха, спасибо конечно, но я уже всё умею. засмеялась девушка.
Даже так, а может телефончик дадите Стрыга перешёл к делу.
Может быть только твоему другу начала девушка.
В этот момент рядом возник сияющий как медный таз Аркадий.
Если девушка сказала «нет» это значит «нет»!
Ой, Ломакин, ты опять преследуешь меня Какой же ты мерзкий. «Нет» значит «нет», рада, что наконец-то и ты это понял. Прими это уже на свой счёт, а то я обращусь, куда следует! щеки Алёны покрылись румянцем, а голос стал холодным и гораздо менее веселым, чем раньше. До свидания! произнесла она и, бросив быстрый взгляд на Герыча, удалилась.
Стрыга и Герыч переглянулись. Получилось как-то неприятно. Аркадий стоял бледный и растерянный. Никто не решался заговорить первым. Неловкое молчание нарушил девичий голос с лёгким акцентом: «Ты молодец такой, что защитил девушку».
От неожиданности Аркадий аж подпрыгнул на месте.
Спасибо. — промямлил он.
Меня Сабрина зовут. На, возьми, вот мой телефон, может сходим куда-нибудь Ты вроде хороший парень.
Черноглазая девушка в оранжевой рабочей униформе робко протянула ему бумажку и скрылась из виду, загадочно улыбаясь.
Ого, ничего себе тут дворник, оказывается, — усмехнулся Стрыга, — надо будет замок возместить всё же, а то нехорошо получилось. Ну что, Аркадий, не слишком ты расстроился
Да, кажется, я все это время говорил дорогие слова дешевым людям.
Герыч удивленно посмотрел на Стрыгу. И когда этот ботан успел нахвататься пацанской мудрости
— Да, друг мой, ты прав. Как говорил Кастанеда «бесполезно тратить всю свою жизнь на один единственный путь, особенно, если этот путь не имеет сердца». Сказал Стрыга.
Герыч закатил глаза. Впрочем, было кое-что, что взволновало его больше, чем обновлённый цитатник Стрыги. Где-то в этом доме живёт девушка, которой он понравился. Неужели мир перевернулся с ног на голову
Автор: Jessica Vasil’chu
Группа автора: пыль и пушистый хвост

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *