БАБА КАПА Часть — 2 ФИНАЛ

 

БАБА КАПА Часть - 2 ФИНАЛ Ушан, матерясь, напялил джинсы. Испепеляющим взглядом посмотрел на Светку. Вышел из квартиры. Шум борьбы и визги доносились выше, с четвертого. Поднялся. Увиденное его

Ушан, матерясь, напялил джинсы. Испепеляющим взглядом посмотрел на Светку. Вышел из квартиры. Шум борьбы и визги доносились выше, с четвертого. Поднялся. Увиденное его поразило.
За свои тридцать пять лет он видел и испытал многое. Его взрывали, стреляли, резали. Его бритая голова была покрыта шрамами от монтировок и бейсбольных бит. Он даже один раз чуть не нарвался на растяжку, заботливо установленную на входе в его собственный спортивный клуб.
Но сейчас тертый калач с погонялом Ушан, заматеревший в криминальных войнах, удивленно смотрел на пенсионерку, методично и без суеты раздающую удары хрипящей тетке.
Э-э-э! Чё за возня! он приподнял бабу Капу одной рукой. Бабулька по инерции рассекала воздух кулаками. Бабка, ты чего тут лютуешь!
Привет, Ушанчик! выдохнула бабка. На пол меня поставь!
Как скажешь! Ушан бережно поставил бабульку на пол.
Помогите! Валентина вцепилась ему в ногу. Уберите ее от меня!
Заткнись нах! бабка замахнулась. Ушан ловко перехватил ее руку.
Э-э-э, бабуля! Чё за кипиш Скамейку не поделили
Да какая к херам скамейка! в сердцах выкрикнула старушка. Над отцом собственным глумится! Инвалидом-колясочником!
Та-а-ак протянул Ушан. А подробнее
Баба Капа в двух словах пересказала ему увиденное вчера в квартире Вальки, также не забыла про сегодняшний дневной разговор со стариком. Ушан нахмурился, посмотрел на поверженную тетку. Та замолкла, испуганно глядя в злые глаза, на внушительный мощный голый торс и разворот мускулистых плеч.
Вставай! приказал Ушан.
Валентина отползла к стене. Села, вытирая разбитое стараниями бабы Капы лицо. Тихо завыла.
Тише будь! прикрикнул Ушан.
Он залез в карман джинсов и вытащил свернутые в тугую трубочку красные банкноты. Швырнул ей.
Бате своему лечение организуй и уход человеческий. Еще раз услышу, что старика обижаешь порву! Ты врубаешься, о чем я тебе базарю!
Валентина закивала, прижимая к себе деньги.
Прекрасно! бросил Ушан, кивнул бабе Капе и стал спускаться по лестнице.
Ушан! крикнула баба Капа. Ты я смотрю, свою машину больше под окнами не бросаешь. Слово свое держишь!
Пацан сказал пацан сделал, бабуля! донеслось снизу.
А на четвертый этаж уже стали сбегаться соседи, привлеченные шумом. Двери лифта раскрылись и на площадку вышли Вася и Галя, этажом выше хлопнула дверь и послышались тяжелые шаги соседа Михаила. Сверху уже бежала интеллигентная Ольга Семеновна. Здесь же, на четвертом этаже, открылась дверь, и показалось лицо Глафиры Аркадьевны, а внизу, у ее ног, нахальная толстая морда ее любимца, кота Аполлинария.
А народ все прибывал: сверху, снизу, на лифте, по лестнице Вскоре четвертый этаж обычного панельного дома стал напоминать оживленную Красную площадь в миниатюре. Все наперебой стали расспрашивать бабу Капу о случившемся. Лишь только один Аполлинарий спокойно взирал на происходящее. В его наглых желтых глазах ясно читался глубокий, вселенских масштабов, пох..изм.
Выслушав бабу Капу, толпа обрушила праведный гнев на Валентину. Пообещали нагнать на нее все службы и организации мира: от Департамента соцзащиты до Гринписа. Валентину вертели, таскали, склоняли и спрягали, не выбирая выражений. В конце концов, она, рыдая, дала обещание больше не издеваться на стариком-отцом и медленно пошла домой.
Толпа еще долго возмущалась поведением соседки, строя планы, как они будут по очереди наведываться в злосчастную квартиру и лично контролировать здоровье и быт старика. Закончилось это тем, что все решили скинуться и купить инвалиду коляску с электроприводом. А затем взять за жабры управляющую компанию с требованием установить пандус в кратчайшие сроки.
Не совсем трезвый сосед Михаил, прочитавший за свою жизнь одну единственную книжку «Тимур и его команда», предложил нарисовать на двери красную звезду и выставить караул, за что был жестоко высмеян, послан проспаться и не пороть чушь.
***
На пороге стоял моложавый старик, с резкими, словно вырубленными в граните, чертами лица. Седые волосы были аккуратно зачесаны, несколько старомодный костюм сидел словно влитой.
Здравствуйте! сказал он.
Привет! кивнула баба Капа, невольно залюбовавшись гостем. Старик был красив, что уж там говорить
Позвольте представиться. Капитан первого ранга в отставке Ежевичкин Егор Александрович! начищенные до блеска ботинки щелкнули.
Строитель БАМа, покоритель таежных лесов и Енисея Бойцова Капитолина Алексеевна! худые ноги в тапочках щелкнули костяшками.
Я младший брат вашего соседа Виктора, кивнул гость.
Ах вон оно чё! протянула бабка. И где же ты был, морячок, пока его тут прессовала собственная дочурка
Старик смутился. Вздохнул. Весь как-то сразу обмяк.
Я не знал, что все так плохо. Мы с ним редко созванивались. Я приезжал несколько раз к ним туда, на старую квартиру, при мне было все чинно. А сегодня приехал навестить, Витька мне все и рассказал: о Вальке, о вас, даже о конфетах. В общем, решил лично поблагодарить вас за все, что вы сделали для моего брата. Благодарю!
Да я, собственно, ничего такого и не сделала. На коляску ему всем подъездом скинулись, пандус управляйка установила.
Да, согласился старик. Но если бы не вы, то этого бы вообще ничего не было.
Баба Капа смутилась. Еб! Ну до чего красивый мужик! Сколько ему Похоже ровесник
Позвольте вас куда-нибудь пригласить галантно предложил Ежевичкин. В знак благодарности.
Не стоит! Мы люди простые! Заходи! Сейчас суши закажем и пиваса! махнула рукой бабка. Любишь суши, морская ты душа
Баба Капа подмигнула. Ежевичкин с облегчением выдохнул.
Вы знаете, я сам тоже не любитель всех этих светских раутов, ресторанов и прочего. И сам очень простой. Просто думал, произвести на вас впечатление.
Произвел! согласилась бабка. Давай уже на «ты»
Давай! живо откликнулся гость, разуваясь. Только за пиво и суши плачу я.
Ну не я же!
***
Мой внук тоже моряк. Северный флот. В Мурманске служит, сказала баба Капа, наливая пиво.
Да ты что! изумился старик, с аппетитом жуя суши. Уважаю! Стало быть и дети есть у тебя
Дочь, кивнула баба Капа. С мужем тоже живет в Мурманске. Все никак не соберусь к ним.
Ну так, поехали вместе осторожно предложил Ежевичкин.
Думаешь с сомнением спросила бабка.
Ну, если ты не против, конечно, смущенно ответил он.
Ну, я не против кокетливо покачала головой баба Капа.
За окном играла гитара. На скамейке сидели парни и тихо пели армейские песни.
Эй, молодежь! Что за туса у вас там! бабка перегнулась через подоконник.
Генка с армии вернулся, баба Капа! донеслось снизу.
Этот внук профессорши, что ли! Ольги
Ага!
Ща спущусь!
Она махнула рукой. Ежевичкин кивнул и последовал за ней в прихожую. Через пару минут они уже выходили из подъезда.
Генка, пухлый паренек, сидел с гитарой и выл песню про солдата, которого не дождалась девушка.
Генка! бабка хлопнула его по плечу. Твою дивизию! Ты где такую ряху отъел На продскладе служил, что ли
Хлеборезом! довольно улыбнулся Генка. Ляпота!
Понятно, хмыкнула бабка. И кем уволился
Сержантом! гордо ответил Генка.
Всечь бы тебе по хлеборезке, сержант! бабка взялась за гитару и шлепнула его по затылку, сгоняя со скамейки. Ну да ладно, я сегодня лирично настроена.
О, баба Капа, а слабайте что-нибудь, а Из «Сектора газа»! предложил Генка.
У тебя бабуля профессор кафедры русского языка! отмахнулась баба Капа. Она не одобрит. У меня и так с ней постоянные контры. Хотя
Бабка провела по струнам, подкрутила колки, настраивая.
Всем дембелям посвящается! торжественно объявила она.
Тонкие худые пальцы ударили по струнам.
«Вечером на нас находит грусть,
порой, порой!
Сердце ноет, сердце просится
домой, домой!
Взвоет ветер над бараками,
БМП нам лязгнет траками:
Домой, домой, пора домой!»
Песню подхватили парни, а с ними и капитан первого ранга в отставке Ежевичкин.
«Лучше молодым любить,
не воевать, не убивать,
Не цевье, а руки девичьи,
в руках держать.
Пуля просвистит пронзительно,
АКМ трещит презрительно,
Плевать, плевать, на всё плевать…»
На балконы высыпали люди. Голоса поющих на скамейке утонули в хоре подхвативших песню соседей.
«Утром солнце вспыхнет весело
над той горой,
Наконец мы снова встретимся
с семьёй, с братвой!
Солнышко пригреет лучиком,
Ивушка помашет прутиком,
Домой, домой, пора домой!»
На черном полотне небосвода висела полная Луна в окружении звезд. Она равнодушно взирала вниз, на эту маленькую голубую планету, на которой на протяжении миллионов лет творится черт знает что! Исчезают под водой континенты, сгорают дотла города, уходят в небытие цивилизации, умирают целые эпохи.
И все же она вертится, эта голубая планета… И живет! Наверное, благодаря во-о-он той маленькой старушке с гитарой. И таким, как она
Автор:
Источник:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *