Отцы и дети

 

Отцы и дети Пожилой мужчина с уже давно седыми висками быстрыми шагами мерил комнату. Заложив руки за спину и сцепив ладони в замок, он, как загнанный зверь метался из угла в угол, изредка

Пожилой мужчина с уже давно седыми висками быстрыми шагами мерил комнату. Заложив руки за спину и сцепив ладони в замок, он, как загнанный зверь метался из угла в угол, изредка бросая злобный взгляд на подростка, сидевшего за столом. Каждый раз, проходя мимо него, мужчина тяжело вздыхал и качал головой. Подросток же, казалось, совсем не замечал ни взглядов, ни вздохов. Он сосредоточенно водил пальцем по хитросплетениям узора скатерти, будто бы пытаясь найти выход из лабиринта линий.
— Пап, я…
— Не надо мне этих историй! — рявкнул мужчина. — Я их уже наслушался!
— Но я же…
— Никаких «но»! Слышишь Никаких «но»!
Мужчина хотел еще что-то добавить, но, махнув рукой, подошел к окну и, наконец, остановился. В повисшей тишине было слышно трение пальца подростка о скатерть. Немного успокоившись, мужчина потер переносицу и, обернувшись, посмотрел на сына.
— Послушай меня, сынок. Ты понимаешь, что мир так устроен Когда родители стареют, их место занимают дети. Потом стареют и они, тогда их место занимают их дети. Так было всегда и так всегда будет. Понимаешь
Сын пожал плечами и кивнул.
— В чем тогда проблема, если ты все понимаешь
— Я не хочу обманывать людей, пап.
Мальчик отвлекся от узора и посмотрел на отца.
— То есть, ты хочешь сказать, что я всю жизнь обманываю людей
— Ну… — мальчик замялся.
— Говори! Да или нет
— Да, обманываешь, — после небольшой паузы ответил сын, глядя прямо в глаза отца.
— Вот, значит, как…
Мужчина быстрым шагом приблизился к столу и, придвинув ногой стул, уселся на него.
— То есть, твой отец — лжец
— Я не то имел в виду, — покраснел сын. — Я хотел сказать, что…
— Говори! Я — лжец
— Пап, я не хочу быть богом. Можно я не буду
— Он не хочет!
Мужчина вскочил со стула и, вскинув руки, обхватил ими голову.
— Посмотрите на него! Он не хочет! Сынок, в нашем роду все были богами! Твоему прадеду молились еще те люди, которые и на людей-то похожи не были! Они сидели в своих пещерах и когда начиналась гроза, когда гремел гром и на землю проливались тонны воды, они просили его о милости, о защите. Знаешь, сколько их было По пальцам можно пересчитать. Твой прадед жил в тяжелое время и никогда не жаловался на то, что ему не хватало молитв. И несмотря ни на что, он выжил, еще и моего отца воспитал. Ты сейчас живешь в благодатное время — миллиарды людей, миллионы молитв. Ничего не нужно делать. И что я слышу Он не хочет… Как это понимать
Мальчик снова поставил палец на скатерть и провел им по линии.
— Скажи, пап. Мой прадед помог кому-нибудь из тех людей, которые просили его о помощи
Ноздри отца расширились от негодования, а глаза потемнели. Он хотел что-то ответить, но от волнения смог сделать лишь неопределенный жест рукой.
— А дед — спокойно продолжил мальчик. — А ты, пап, ты помог хотя бы одному человеку, который просил тебя о помощи Ты исполнил желание хотя бы одного человека
— Мы не должны исполнять их желания! — вскипел отец. — Мы боги, а не рабы! Мы даем людям веру, а не подарки ко дню рождения! Веру в то, что мы им поможем. А они взамен дают нам свои молитвы, которыми мы и питаемся. Так было всегда, сын. И такой обмен всех устраивает.
— Выходит, что вы их обманываете. Они просят конкретные вещи, а вы их не даете. Вы им говорите: «Возможно, что когда-нибудь то, о чем вы просите, случится». И если это случается, вы говорите: «Видите, это я сделал, я — молодец». А если не случается, то: «Ты плохо молился. Старайся еще». Разве это честно, пап Нет, я не хочу быть богом. Мне это не нравится.
— А что же тебе нравится
— Мне нравится быть честным перед людьми. Я хочу помогать им. Хочу стать им другом, а не хозяином. Я бы научил их всему, что знаю я сам. Я бы рассказал им о добре, милосердии, уважении друг к другу, о любви, о верности, обо всем на свете! — глаза мальчика заблестели. — Пап, я хочу, чтобы они стали лучше! Я не хочу их обманывать!
— А, всего лишь — голос отца вдруг стал спокойным. — Так иди.
Он скрестил руки на груди и кивнул на дверь.
— Можно — недоверчиво спросил сын.
— Иди, иди. Вперед.
Мужчина подошел к двери и открыл ее, опершись о косяк. Мальчик встал из-за стола и, пожав плечами, вышел из дома.
***
С того дня прошел двадцать один год. Все это время отец занимался своими божественными делами и совершенно не интересовался судьбой своего сына. Когда в дверь постучали, он даже не удивился. Открыв дверь, он увидел на пороге взрослого парня. Тот стоял, переминаясь с ноги на ногу и виновато опустив взгляд в пол.
— Ну что Как там твои друзья — скрывая улыбку, спросил хозяин дома. — Научил их добру
— Не очень, — махнул рукой парень.
— Убили
— Убили.
Мужчина хмыкнул и, переступив через порог, обнял своего сына.
— Голодный
— Есть немного.
— Заходи, ужинать будем. Ради твоего возвращения достану из кладовки самые лучшие молитвы. Берёг на этот день.
— Ты знал, что я вернусь — удивился сын.
— Конечно, — улыбнулся отец. — Мы все возвращались. Заходи, заходи, не стой на пороге…
ЧеширКо

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *