Виконт-Викоша

Виконт-Викоша Ох, и настроение было у меня в этот день! Отвратительное, надо сказать, настроение. В школе умудрилась схлопотать сразу два «тройбана». Димка опять Юльке глазки строил, а на меня и

Ох, и настроение было у меня в этот день! Отвратительное, надо сказать, настроение. В школе умудрилась схлопотать сразу два «тройбана». Димка опять Юльке глазки строил, а на меня и внимания не обращал. В столовке борщ был кислый-прекислый. Так, что еще Да! Очередные колготы порваны, значит, мама будет ругаться. Снова.

Я осторожно, стараясь не привлекать внимание своих домашних, открыла входную дверь. В зале горит свет, но какая-то подозрительная тишина. Я вошла в комнату и увидела папу, сидящего в кресле. Он странно улыбался, а мама почему-то шепотом сказала: «Скорее же заходи. Смотри, кто у нас тут».

И тут я увидела его самое прекрасное создание на Земле щенка фокстерьера. Он сидел у папы на коленях и смотрел на меня, виляя малюсеньким купированным хвостиком. Я открыла рот, чтобы завопить от счастья, но мама приложила палец к своим губам, мол, не кричи, не пугай малыша.

Я подошла к папе и осторожно взяла у него щеночка. Мягкий и теплый комочек шевелился в моих руках и тихонько попискивал.
— Откуда он спросила я.
— У сослуживца ощенилась собака, — папа встал с кресла и жестом предложил мне занять его место. Всего было шесть щенков, пятерых раздали, а этот бракованный, его брать никто не хотел.
— Почему бракованный Я внимательно смотрела на щенка, и он казался мне самим совершенством.
— Его мамка за ухо куснула и откусила самый краешек. Поэтому у него одно ухо висит, как положено, а второе торчком стоит. Папа рассмеялся.

Действительно, уши разные одно стоит, другое висит. Но этот брак, как назвал его папа, придавал мордочке щенка такое смешное и удивленное выражение. Я налюбоваться не могла.
— Надо ему имя придумать на букву «В», раз уж его мамку Вестой зовут, значит, называть надо по первой букве имени. Папа задумался.

Мы спорили, наверное, с полчаса, придумывая самые разные клички на букву «В», но они все не подходили, не нравились. И тут мой взгляд упал на книжную полку, на которой стояли в ряд книги Александра Дюма.
— Виконт деБражелон! Виконт! Я с видом победителя посмотрела на родителей. Они переглянулись и одновременно кивнули головами.

Виконту постелили в коридоре старый папин бушлат, и я весь вечер просидела на полу рядом с ним, играя и разговаривая с новым маленьким другом.
Первые несколько дней с момента его появления мои друзья торчали у нас дома с раннего утра до позднего вечера. Я чувствовала себя невероятно счастливой, ведь сбылась моя самая большая, самая заветная мечта мне подарили собаку, и другой такой ни у кого нет!

Виконт, или, как мы его сокращенно называли, Викоша, быстро освоился в квартире, начал шкодничать. Своими маленькими острыми зубками он умудрился распустить часть ковра в коридоре на нитки. Потом принялся грызть стену, видимо, не хватало каких-то витаминов. А потом мы стали выводить его на улицу

Виконт полюбил гулять в сосновом лесу, носился, как чумной, без поводка и постоянно удирал. Однажды, морозным зимним вечером, я ушла с ним в лес и спустила с поводка. Он посмотрел на меня и припустил так, что через несколько секунд я потеряла его из поля зрения. Полтора часа я ходила и звала его, заливаясь слезами, но Виконт не появлялся.

Я сорвала голос, вымерзла так, что не чувствовала ни рук, ни ног. К дому подходила с уверенностью, что родители дадут мне крепкого ремешка. И вот он — подъезд, и вот он — Виконт, который, как ни в чем не бывало, сидит у ступенек и преданно смотрит мне в глаза. С его бороды свисают сосульки, он весь дрожит от холода и от страха, что я начну его ругать. Но я не ругаю. Я бегу к нему, задыхаясь от счастья, и заклиная саму себя никогда больше не спускать его с поводка.

А потом был переезд из далекого Забайкалья в Подмосковье. Первые полгода мы жили у папиных родственников в Кашире, в старом домишке с печью. Виконта отпускали бегать по участку, предварительно заделав все щели в заборе, чтоб не смог убежать. Но он убегал. И мы долго ломали головы, как!

Однажды утром папа вышел покурить на крылечко и увидел навес над дровами, на котором на свежевыпавшем снежочке красовались собачьи следы. Виконт по бревнышкам запрыгивал на навес, перебегал по нему на участок соседа и оттуда уже совершал свои путешествия по Кашире.

И снова переезд, на этот раз в большой город поближе к Москве. Здесь уже только на поводке, здесь уже опасно. Виконту почти четыре года. Он умный, озорной и веселый пес, которому я доверяю все свои подростковые тайны. А он всегда внимательно слушает, смешно поворачивая голову влево-вправо и преданно заглядывая мне в глаза.

В подъезде живет огромный английский мастиф по имени Капитон. С Викошей у них вражда. Вражда, которая в один кошмарный день переросла в драку. Собаки сцепились так, что ни хозяйка Капитона, ни я не могли их разнять несколько минут. Я схватила палку и начала лупить мастифа со всей силы, крича при этом так, что на улицу повыбегали соседи. Капитон отстал и разомкнул пасть. Виконт остался лежать у подъезда, из шеи текла кровь.

Следующие сутки были решающими. Виконту сделали операцию, была прокушена трахея. Ветеринар сказал, что шансов почти нет. Мы забрали его домой и ждали. Ни в школу, ни на работу никто не пошел. Вечером папа достал шприц с лекарством, собираясь сделать Викоше укол, положил его рядом с собой на кровать. Мы стояли рядом и плакали. Виконт обвел нас всех взглядом и закрыл глаза. Навсегда.

***
Спустя некоторое время, мы всей семьей поехали в Каширу к родственникам. Сошли с электрички и подошли к местному магазинчику купить торт. Возле магазина бегала небольшая стайка собак. Не просто собак Виконтов! Продавщица вспомнила нас и, смеясь, рассказала, что вскоре после нашего отъезда, одна из дворовых собак ощенилась и родила щенков, удивительно похожих на Викошу.

Сейчас у меня живет совершенно замечательный пес породы бигль, и я люблю этого чудика до потери пульса. Но Виконт мой первый лучший друг навсегда останется в моем сердце.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.