БУКЕТ РОМАШЕК

 

БУКЕТ РОМАШЕК Она ехала в метро домой. Почувствовав на себе чей-то взгляд, она обернулась, и они встретились взглядами через весь вагон. Между ними было человек двадцать, сидящих и стоящих,

Она ехала в метро домой. Почувствовав на себе чей-то взгляд, она обернулась, и они встретились взглядами через весь вагон. Между ними было человек двадцать, сидящих и стоящих, которые были заняты чем-то своим.
Она вздрогнула всем телом, перехватило дыхание. Сквозь это расстояние она увидела его необыкновенно красивые глаза, нежность во взгляде, которые могли заглянуть в глубину души. Она немного покраснела. Сердце заколотилось. Растерявшись, она опустила глаза, не зная, что делать, открыла сумочку и лихорадочно стала искать, сама не понимая, что ищет. Она решила отвлечь себя от этого взгляда, при этом моля, чтобы поезд быстрей доехал до станции, но в то же время, она желала, чтобы это мгновение не заканчивалось никогда, чтобы она навсегда смогла запомнить эти глаза, этот взгляд. Ей надо было ехать еще четыре остановки, но она решила выйти, как только остановится поезд. Она сама не могла себе объяснить своё волнение.
Он стоял, и не мог отвести от неё глаз. В ней было что-то загадочное, манящее. Ему хотелось подойти и поговорить с ней. Он мысленно просил Бога не останавливать поезд, чтобы ехать долго и любоваться ею бесконечно.
Вопреки его желанию, поезд начал медленно сбавлять скорость. А он жадно смотрел на неё, чтобы не потерять её из вида. Она прошла к двери. Какие-то неведомые силы протолкнули его тоже к выходу, он не хотел терять её, он был так взволнован, что почувствовал пульсацию в висках, ладони слегка вспотели и, кровь прилила к лицу.
Поезд остановился. Заметив, что он тоже вышел из вагона, она поспешила к выходу. Ускоряя шаг с каждым разом, она хотела убежать от испытанных внезапных, бурных чувств, но скорость шагов не помогала. Выйдя на улицу, она остановилась и полной грудью вдохнула воздух. Её тянуло назад, она хотела встретиться с ним, познакомиться, поближе посмотреть на его волшебный взгляд, но умом понимала, что этого делать нельзя, что нужно бежать, бежать подальше отсюда.
— Простите, — услышала она приятный мужской тембр голоса.
Она обернулась. Эти глаза. Нежность во взгляде. Так близко. Еле заметная улыбка. Невольно немного подкосились ноги. Перед ней стоял высокий, красивый, уже слегка с проседью мужчина. Он был явно старше неё на лет пятнадцать.
«Беги! Беги!» — кричал разум, но зов сердца оказался сильней. Она посмотрела на него и улыбнулась.
— Анатолий! просто представился он.
— Мария! ответила она.
— Так не зря Вы мне показались святой, Вы и имя Святой девы Марии носите, — улыбнувшись, сказал он.
Она опешила, не зная, что ответить и просто улыбнулась.
— Вы позволите пригласить Вас в кафе, так сказать, на чашечку кофе. Очень хочется поближе познакомиться с Вами, — прямо и сразу спросил Анатолий.
«Беги, Мария, беги», — вертелось в уме, а сама молча, еле заметно, кивнула головой.
Они присели в кафе за столик, который стоял в самом дальнем углу. Их беседа проходила, будто они были знакомы целую вечность. Мария давно так не смеялась от души, а он, говоря, что ему очень понравился её звонкий смех, старался насмешить, рассказывая всякие смешные истории.
Обоим было очень легко на душе. Улетучились житейские заботы в голове. Казалось, что они улетели на небо и сели на облачко, свесив ноги вниз.
За окном стало темнеть, пролетело больше двух часов времени, быстро и не заметно для них обоих. Ей казалось, что они пробыли вместе за беседой не больше двадцати минут. Взглянув в окно, она вскочила с места, объясняя, что ей пора уходить. Он не возражал.
Выйдя из кафе, он нежно пожал ей руку, сказал, что надеется, что это их не последняя встреча, и каждый пошёл к себе домой, в семью.
Мария горячо любила свою семью, мужа, детей, но сегодня случилось что-то особенное. Как будто неведомая рука зажгла огонёк в груди. Хотелось петь и танцевать. Вот только дал бы Бог крылья, казалось, что она взлетит на небеса от счастья, и долго будет парить над бескрайними полями. Засыпая и просыпаясь, она представляла его глаза, взгляд полный нежности и любви, который мог заглянуть глубоко в душу. Думая о нём, у неё сладко щемило в груди, бабочки щекотали в животе.
Анатолий не мог объяснить себе происходящее у него в душе. Сам по себе он был спокойным, рассудительным человеком, который был уважаемым везде. У него было очень доброе сердце, и он всегда старался всем помочь, по мере возможности. Любил и уважал свою семью, и делал всё, чтобы обеспечить жену и детей, семья чувствовала надёжность и спокойствие за его сильными мужскими плечами.
Сидя за ужином, вспоминая её звонкий смех, он невольно улыбался сам себе. Анатолий больше ни о чём не мог думать, в голове он видел только её образ, её глаза, слышал её смех.
Вот так появилась своя тайна у двух взрослых семейных людей. Их встречи были волшебными. Когда они были вместе, казалось, что кто-то сверху просто с необычайной быстротой крутил стрелки часов. Время, проведённое вместе, пролетало как одно мгновение.
Их любовь была особенной, это была осознанная любовь двух взрослых людей. Когда они встречались, весь мир вокруг мгновенно исчезал, и им казалось, будто они находятся на необитаемом, райском острове, где есть только они, два любящих сердца.
Порой им хотелось махнуть на всё рукой, на реальность, и убежать от всех, быть вместе, жить вместе, рука об руку до последнего вздоха. Они глубоко верили, что сам Бог назначил им встречу в том вагоне метро, и эта встреча была не случайной, Бог дал им это необыкновенное чувство счастья. Они верили, что заслужили это счастье, потому что такая чистая, преданная, красивая любовь была им дарована Небесами, но только об одном жалели они, что эта встреча была слишком поздней для обоих, когда уже была пройдена большая часть жизни, которую уже никак невозможно было бы вычеркнуть из жизни, отказаться от неё. И после этих минут, часов счастья они снова возвращались в свою реальную жизнь.
Были и моменты, когда Мария ругала себя за эту «двойную» жизнь, она разумом понимала, что так нельзя, но сердце никак не хотело поддаваться словам разума и, она снова бежала к нему на встречу.
Анатолий тоже терзался от «борьбы» разума и сердца, но чувство любви к Марии и испытываемое счастье, когда они были вместе, было сильнее. Даже будучи дома, в семье, он не переставал думать о Марии, вспоминая её слова, жесты, смех
Иногда они сидели и плакали вместе за всю несправедливость жизни. Они сетовали, почему именно они так несчастны, они, которые так сильно и трепетно любят друг друга, но не могут быть вместе.
Казалось, что это счастье будет длиться вечно, но в их жизнь внезапно нагрянула беда . Заболела Мария. Ей было уже пятьдесят лет. Диагноз был страшен. Болезнь была смертельной, врачи, не скрывая, говорили, что прогнозы не утешительны. С этого момента началась борьба за жизнь. Лечение длилось долгие месяцы, но, к сожалению, болезнь не отступала. Между жизнью и смертью Мария много думала о смысле жизни, о семье, о любви! Борясь за жизнь, цепляясь за неё, она понимала, что проигрывает в этой неравной схватке с болезнью. Мысленно она была готова к худшему. Эти долгие месяцы борьбы дали ей возможность уйти глубоко в себя, философски подойти к вопросу о смысле жизни, оценить свои поступки, в это время у неё произошла мощная переоценка всей своей жизни. Душой она с каждым днём становилась богаче и мудрее, но тело было уже сильно измучено и истерзано.
Мария скучала по Анатолию, скучала по его нежному взгляду, по его прикосновениям. Он тоже терзался и скучал по ней. Но, к сожалению, у него не было возможности быть рядом с ней, он не мог ей ничем помочь. Рядом с Марией всегда была её любящая семья, которая помогала и поддерживала её всеми силами. Она была сильно благодарна своей семье, но одновременно не могла сопротивляться своему зову сердца. Она ждала Анатолия, свою любовь, которую она несла в себе долгие годы, ждала его слов поддержки. Часто она стояла у окна своей больничной палаты и долго смотрела на бурлящую жизнь за окном, и чувствовала, что с каждой минутой она теряет стимул жизни.
Настал день операции. Мария стояла у окна, дожидаясь врачей. Мысли путались в голове. Она молилась, чтобы всё было хорошо. Внешне она выглядела очень спокойной, а в душе испытывала сильный страх перед неизвестностью. Пришли врачи и увезли её на операцию. Она закрыла глаза и ушла в небытие.
Операция длилась семь часов, и после трёх дней в реанимации, её снова вернули в палату. Семья была рядом, ухаживала за ней, поддерживала её. Марии было спокойно на душе, когда муж и дети сидели с ней рядом, но вечером они уходили и, она оставалась одна, сама с собой со своими мыслями и переживаниями. Она думала об Анатолии, скучала и тосковала по нему. Она просила Бога, дать возможность увидеть его.
Однажды вечером зазвонил телефон. Мария, даже не взглянув на экран, уже готовая услышать голос подруги, слабым голосом ответила на звонок. В трубке она услышала до боли знакомый, родной тембр мужского голоса. Сердце громко застучало, готовое выпрыгнуть из груди, а он нежным голосом сказал:
— Милая, ты ничего не говори! Ты просто дыши! Живи! Когда я знаю, что ты есть и дышишь на этой Земле, я счастлив!
Горячие слёзы потекли по щекам. Она молча положила трубку, в груди сильно защемило, но это была сладкая боль, и она вновь почувствовала себя счастливой. Ощущая себя любимой, её любящее сердце снова хотело жить, и она снова приобрела стимул к жизни, у неё появился смысл жить и дышать. И в эту минуту, вытирая слёзы, она была твёрдо уверена, что обязательно «победит» эту болезнь и будет жить, дышать, так, как хочет этого он.
Лечение прошло успешно. Мария вернулась домой. Впереди ждали долгие месяцы восстановления, но она твёрдо знала, что она сможет, что она хочет и будет жить, потому что теперь знала, что она всё еще любима, любима как прежде, и живёт в сердце любимого человека. После того, что она смогла победить почти неизлечимую болезнь, она была готова изменить всю свою жизнь. Перед ней был огромный страх перемены, страх перед разговором с мужем и детьми, она боялась их реакций. Она знала, что ей предстоит пережить осуждение, порицания и упрёки, но, тем не менее, она твёрдо решила для себя изменить свою жизнь, потому что она хотела быть счастливой возле своего горячо любимого человека.
Не раз Мария переживала и за Анатолия, как же он объяснит своей семье, своей жене о том, что уже долгие годы любит другую женщину, и остаток жизни хочет прожить с ней. Она представляла реакцию жены, слезы и скандал, но верила, что он будет стойко стоять на своём решении и придёт тот день, когда они будут вместе навсегда.
Однажды, когда она еще чувствовала слабость в теле и силы еще полностью не были восстановлены, через месяц после операции, позвонил Анатолий, и попросил о встрече. Она была счастлива и, не смотря на свою слабость, она согласилась и поехала к нему. Он назначил встречу в том же кафе, где началось их знакомство. Похудевшая после болезни, но посвежевшая от счастья, Мария подошла к кафе. Он стоял возле порога, такой же красивый и высокий, с огромным букетом её любимых ромашек. Они сели за их любимый столик в дальнем углу. Анатолий был грустен. Говорил о различных вещах, просил её жить, уверял, что она будет всегда жить в его сердце. Она слушала и искала его взгляд, который любила, в котором всегда можно было увидеть любовь и нежность, но он странно прятал глаза, всё время, уводя взгляд в сторону. Мария сидела и ждала от него важных слов, его решения, которое навсегда изменит их жизнь, после которых они будут вместе и счастливы навсегда. Но, он молчал. В конце он сказал:
— Милая, ты устала, наверное, пойдём уже, я провожу тебя.
Сердце заныло нестерпимой болью, но Мария покорно встала и прошла к выходу. Они вместе спустились в метро и, дождавшись своего поезда, прошли в вагон. Они молча стояли в конце вагона. Анатолий нежно взял её за руки, глядя в глаза, начал медленно говорить:
— Милая, послушай меня внимательно и прошу тебя, не сердись, — было заметно, что он тоже испытывал боль, — Нам поздно. Поздно нам, милая. Я ведь намного старше тебя. Я ведь совсем не молод, и в итоге, что у тебя будет в руках Старик со своим букетом болезней Придёт день, когда тебе придётся выносить за мной горшки. Я люблю тебя и не могу повесить на тебя этот груз. Любимая, прошли наши годы! Мы слишком поздно встретились. Перед нами совсем близка старость и немощь. Сейчас болеешь ты, а завтра придёт мой черёд Прости меня, милая.
Он крепко обнял Марию и поцеловал, тут поезд остановился и он вышел из вагона. Она оставалась стоять. Поезд снова тронулся. Горячие слёзы текли по щекам. На душе было сильно больно и, боль разрасталась с каждой секундой, что ей было всё труднее и труднее дышать. Разве этих слов она ждала, когда спешила к нему Разве этого она хотела
«Ирония судьбы, — думала она, — любовь, начатая и законченная в вагоне метро». Она в последний раз взглянула на свои ромашки, вдохнула их аромат, некоторые лепестки намокли от её слёз. Мария опустила руки, и букет упал на пол. Двери открылись, она медленно вышла из вагона, а букет ромашек остался лежать на полу
Автор:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *