Фломастер

 

Фломастер Акакий Иванович был, на его скромный взгляд, человеком ничем не выдающимся. Работал в офисе на исполнительской должности, по вечерам шел домой, порой позволяя себе купить бутылочку

Акакий Иванович был, на его скромный взгляд, человеком ничем не выдающимся. Работал в офисе на исполнительской должности, по вечерам шел домой, порой позволяя себе купить бутылочку пива и сушеных кальмаров. В особые дни встречался в рюмочной со школьными товарищами, делая вид, что футбол — самое увлекательное на всем белом свете зрелище.
Носил Акакий Иванович строгие серые костюмы и короткую стрижку. Правда, порой, когда бедокурил ветер, его челка поднималась наверх и весело топорщилась, навевая на мужчину мысли о панках и упущенной молодости.
Иными словами, серым был Акакий Иванович. Как внешне, так и в душе.
Достигнув самого расцвета сил, словил он то ли кризис среднего возраста, то ли серость дала сбой на секунду. И решил Акакий Иванович завести себе так называемый планер. Тот же ежедневник, только слово модное.
К планеру прилагалась инструкция, как ставить планы на жизнь, на месяц, как развивать в себе привычки и даже соблюдать водный баланс. И инструкции такими были цветными, что не устоял Акакий Иванович и, не теряя времени, побежал в ближайший канцелярский магазин. За фломастером. Ярким, насыщенным.
До места долетел, в мыслях рисуя новое будущее.
— Вам что-нибудь подсказать — продавец-консультант с бейджиком Надежда услужливо улыбалась, придавая еще больше уверенности.
— Да! — воскликнул Акакий Иванович, возможно, чуть громче, чем диктовали правила приличия. — Мне нужен фломастер, чтобы начать новую, цветную жизнь.
— Пройдемте, — понимающе кивнула Надежда, направляясь к подходящему стенду. — Вот, выбирайте. Есть фломастеры разных марок и цветов. Есть наборы или маркеры, поштучно. На соседней полке — карандаши, а еще дальше — краски, мелки, пастель. Что-нибудь точно поможет!
Акакий Иванович растерянно уставился на все представленное многообразие красок. До сих пор план казался безупречным — он приходит в магазин, покупает инструмент, и, будто по взмаху волшебной палочки, мир меняется. Но что-то пошло не так.
— А как выбрать Ну, именно свой фломастер — растерянно спросил он.
Надежда, будучи продавцом с солидным стажем, повидала много посетителей, с самыми разными запросами. И, конечно, ее профессионализм кричал: Продай дорогой набор. Вечером купишь себе торт за хорошую сделку!
Однако человек внутри Надежды, сопротивлялся. Посетитель смотрел на нее с такой неподдельной искренностью.
— Не уверена, что могу вам помочь, — приняв решение, аккуратно ответила продавщица. Уверенность Акакия Ивановича улетучивалась на глазах, а огонек в глазах стремительно потухал, возвращая ту самую серость взгляда.
— Я знаю, что вам подойдет! — из-за поворота вышла тучная дама по имени Любовь. Счастливая обладательница квартиры на краю города, сервиза, двух прекрасных кошек и нескончаемой веры в свою правоту. — Красный фломастер, дорогуша. Поверьте, сама пользуюсь. И вас научу.
***
Спустя неделю Акакий Иванович радушно принял Любовь, вместе с сервизом и кошками, к себе на сожительство. Женщина была мудра и ежедневно поучала Акакия Ивановича всем мудростям красного фломастера.
Акакий Иванович безмерно уважал новую спутницу и прислушивался к каждому ее совету. Да и выбора не было, честно говоря. Планер заиграл красными линиями, узорами и выглядел как самый настоящий планер успешного человека. Разве что, цветочков могло бы быть и по-меньше. Но что поделать.
Коллеги на работе поздравляли Акакия Ивановича с приобретением — женщины и цвета. То и дело, правда, они подкидывали протестные мысли, что неплохо было бы внести и немного синего цвета. Или того страшнее — желтого. Что, мол, им он прям душу греет.
Порой, под пивко в пятничный вечер, Акакий Иванович, ощущая тоску от всепоглощающего красного, грешил, добавляя на страницы цветную геометрию.
Сперва Любовь отвечала плачем, потом плавно перешла на нежные тумаки скалкой, а в один прекрасный день, с присущей ей долей драматизма, покинула жилье Акакия Ивановича.
Спустя несколько дней, под пьяные скандирования друзей, Акакий Иванович торжественно сломал красный фломастер вместе с всяческими мыслями о цветной жизни. По крайней мере, за счет фломастеров.
***
— Фиолетовая акварель. Зуб даю. Попробуешь — не слезешь.
— Но мне не нравится
— Ты просто ничего не понимаешь! Слушал бы умных!
— Бесплатный семинар по окрашиванию планера зеленым карандашом! Получи доступ прямо сейчас и забудь о бесцветных страницах!
— Ты со своими придирками никогда нужный цвет не найдешь, утопия. Сиди на попе ровно, с чем есть, и прекрати детские сказки.
— Попробуй пастель. В интернетах говорят, классная шутка. Я, правда, не разобрался, как пользоваться, но мне нравится.
— Серый — это, конечно, ужасно. Я вот тоже ничем не пользуюсь, и тошно. Так не люблю я это все. Только что толку. Все равно ничего не изменить.
— Только розовая гуашь. Все, кто пропагандирует что-то другое — дураки. Давай и ты к нам.
— А чем тебе красный фломастер не понравился Да, не самый лучший вариант. Но зато не серый.
***
Акакий Иванович потерянно бродил между полок канцелярского магазина. Прошел уже год с его первого визита сюда. Сегодня он зарекся, что данный поход — последний. Ничего не получается. Даже волосы настолько отяжелели, что ветер перестал поднимать их наверх, больше не призывая к панковскому настрою. Не было серости, осталась пустота.
Акакий Иванович остановился перед до боли знакомой полкой. Ярость в мгновение набрала обороты и, сам от себя не ожидая, мужчина закричал:
— Да почему вы не работаете Вы только должны были нести мне свет! Это ведь просто планер, вашу мать! Тупо белые страницы!
В сердцах опрокинув стеллаж, Акакий Иванович выбежал на улицу и больше никогда не возвращался.
Продавец-консультант по имени Вера плакала над бардаком в магазине, оставленным каким-то психом, жалея, что не успела прийти раньше.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *