Про весну, логику и собаку

 

Про весну, логику и собаку Оказалась я как-то в мае в выходные на даче Хотя нет. Если бы всё начиналось так прозаично, никой истории бы не получилось. Середина мая. После недавно прошедших

Оказалась я как-то в мае в выходные на даче
Хотя нет. Если бы всё начиналось так прозаично, никой истории бы не получилось.
Середина мая. После недавно прошедших дождей наступили первые по-настоящему тёплые ночи. Зелень росла как в тропиках чуть ли не из каждого камня. Одуревшие от такого счастья соловьи заливались во всю мощь своих волшебных лёгких, голося на всю округу: весна! Весна!
«Дача» тоже не совсем подходящее слово. До того, как дедушка и бабушка отошли в лучший мир, это место было их домом. И, хоть и некому было переехать туда насовсем, родовое имение семья не бросала. По случаю выходных, решила и я до начала летней сессии навестить опустевшее семейное гнездо.
Дом в деревне это вам не какой-то дачный шалашик на шести сотках. Весной он не пахнет затхлостью и скопившейся за зиму пылью, в нём не вьют гнёзда обнаглевшие от долгого отсутствия хозяев мыши, а каждый уголок пропитан счастливыми детскими воспоминаниями.
И сама деревня живёт по другим законам. Здесь раньше начинают наводить порядок, потому что местные жители не вынуждены ждать выходных, отпуска или ещё чего-то, чтобы подготовить хозяйство к летнему сезону. К середине мая земля уже вспахана, удобрена, и давно засеяна и засажена всей палитрой полезных растений. Отцветающая черёмуха передаёт эстафету робко пробующей тепло на вкус сирени.
Тот, кто придумал фразу «хорошо в деревне летом», просто не бывал там поздней весной.
День я провела умеренно-полезно, наводя порядок по мере сил, постоянно прерывая уборку ностальгическими приступами. Как оказалось, совершенно зря, потому что совсем не устала, и к ночи почувствовала себя натуральным Маугли.
Помните, как кончаются книга и мультик Бедолага, нанюхавшись цветочков, под влиянием весеннего томления сбегает из леса к людям. Как по мне, дело было там не в людях, а в том, что весной просто невозможно усидеть на месте, обязательно хочется куда-то сбежать.
Я боролась, как могла. Посидела на лавочке во дворе. Открыла все окна в доме. Выпила чаю с ромашкой. Пыталась читать материалы привезённых с собой лекций. Но даже они не смогли хоть чуть-чуть меня усыпить.
Часам к двум ночи стало совсем нестерпимо. Досадное томление оформилось в совершенно отчётливое желание: хочу гулять. Логика подсказывала, что это действительно может помочь, и после прогулки на свежем воздухе я должна уснуть, как младенец. Есть, правда, один нюанс.
Куда пойти гулять в два часа ночи в деревне
Менее разборчивая в этом вопросе публика в это время наверняка тусовалась в здании заброшенного клуба. И именно это делало идею пройтись по центральной и единственной деревенской улице очень плохой идеей. Нет, не то чтобы мы совсем не дружили в детстве все вместе бегали в лес за земляникой и купаться на речку, но сейчас жизнь расставила некие акценты. Кто-то жил здесь круглогодично, учился в техникуме ближайшего райцентра и все выходные предавался веселью в компании зелёного змия, а кто-то, как я жили в городе, получали высшее образование и выпивали от случая к случаю. Отношение к алкоголю и послужило основной причиной раскола дружной некогда компании. Почему-то отказ бухать каждые выходные местными воспринимался болезненно, и считался «понтами городских мажоров».
Нет, ребята и девчата они были вполне неплохие, и своих не трогали даже сильно навеселе, но отбиваться от пьяных приглашений «посидеть вместе» и слушать презрительные смешки в спину мне точно не хотелось. А уж мои душевные треволнения, вызванные запахом свежей листвы и соловьями, тут и вовсе сочли бы блажью городской фифы. А как ещё объяснить своё появление ночью на улице, кроме как правдой, я придумать не смогла.
Впрочем, был ещё один вариант. На волю можно попасть двумя путями. Первый — через деревню и клуб, я отбраковала. Но на ту же дорогу можно было выйти и по-другому: через огороды и колхозное поле. Или можно вообще не выходить на дорогу, а пройтись по краю поля рядом с лесом. Это не город, где в лесопарках по ночам кого только не встретишь. Тут могут попасться только разве что лиса или заяц, но это я уж как-нибудь переживу.
Покрутив несколько минут в голове разные сценарии своей прогулки, я окончательно убедила себя, что ничего такого в этом нет. Пройдусь по дорожке между полем и лесом, послушаю соловьёв, и сразу обратно.
Никто даже и не узнает. А спать буду потом сладко-сладко.
Единственная сложность, которая мне представлялась темнота. Деревня-то освещалась, а на огородах и в поле сейчас темновато для прогулки, все-таки не июль. Порывшись в ящиках, я нашла фонарик, и, жутко довольная собой, осторожно пошла через огород.
«Гав-гав» — сказала соседская собака.
Я тут же напряглась.
Надо заметить, что страх собак у меня сидит глубже большинства основных инстинктов. Вот кто-то бы сейчас с возмущением начал рассказывать про прелесть друзей человека и тому подобное, но моя личная история взаимоотношений с этими зверями сложилась несколько печально.
Как-то так получилось, что в моём детстве и отрочестве ни у кого из родственников и друзей не было собаки, даже самой завалящей. Зато она была у наших соседей. СОБАКА.
Это сейчас я понимаю, что прекрасной немецкой овчарке просто не слишком повезло с воспитанием. А тогда для меня это был сущий кошмар. Вот несколько моих воспоминаний о «друзьях человека».
Я первоклашка. После школы еду в лифте на свой восьмой этаж. Первое, что я вижу, когда створки открываются оскаленная морда. Аккурат на уровне моего лица. С диким лаем псина кидается на меня, её с трудом удерживает соседка, а я, дрожа и почти плача, по стенке просачиваюсь к своей двери.
К моему огромному сожалению, предбанник на две квартиры у нас был общий именно с этими соседями.
Я возвращаюсь со школы домой, за спиной рюкзак с половину меня весом. Уже предвкушая то, как буквально через минуту я открою квартиру и освобожусь от своей ноши, я радостно распахиваю дверь предбанника. И с ужасом вижу, как колышется туда-сюда от сквозняка незапертая соседская дверь. Это слышит и Найда, и тут же несётся ко входу. А я дрожащими руками вставляю ключ в замочную скважину, надеясь, что она не сможет вырваться наружу раньше, чем я попаду в квартиру.
Эпизодов было много, разных, и, поверьте, ни одного приятного.
Спустя много лет жизнь расставила всё по своим местам, и сейчас у меня даже есть своя собака. По иронии помесь овчарки. Но те детские страхи так глубоко засели во мне, что если она неожиданно гавкнет рядом со мной, я подпрыгу на полметра.
Но вернёмся в тут майскую ночь.
«Гав-гав», — повторила соседская собака. И на этот раз ближе. Или мне показалось
В деревне большинство собак держат на привязи. И, насколько я знаю, никто из соседей не исключение.
«Гав-гав-гав» — донеслось совсем рядом.
И тут я понимаю: мама дорогая! Видимо кто-то спустил её на ночь с цепи, то ли с целью охраны, то ли просто погулять. А может, сорвалась. Мне-то вообще без разницы
Вот что бы сделал любой нормальный человек в этой ситуации
Знаю, знаю. Нормальный бы в такую ситуацию не попал. А если бы вдруг и попал, то тут же бы развернулся на 180 градусов и в пять прыжков оказался бы дома, где и следует быть всем здравомыслящим людям в полтретьего ночи.
Но в ту злосчастную ночь я сделала внезапное для себя открытие. Я лошадь.
«Лошадь идёт туда, куда повёрнута у неё голова» — говорили мне когда-то давно на конной экскурсии в Крыму.
Как ещё объяснить феномен, почему я побежала не к дому, до которого было пара десятков метров, а ломанулась вперёд к лесу, я не знаю.
Получилось как в анекдоте: «Скорость была хорошая. Жаль, бежали мы не туда».
До края леса я примчалась раньше собаки.
«Гав-гав» — сказала она нерешительно где-то на границе деревенских огородов.
«Гав» — уже уверенно, и, по всей видимости, пошла в сторону дома. Умное животное.
Ну а я, как и хотела, оказалась наедине с природой.
Немного поразмыслив, я разозлилась и решила: ты же гулять вышла Ну и прекрасно! Гуляй, а потом уже придумаешь, что делать.
Но расслабиться, зная, что путь к дому отрезан, оказалось не так уж просто.
Никогда до этого не подозревала, что соловьи могут фальшивить.
И вообще, сидя дома, дорожка рядом с полем мне представлялась такой, какой я её привыкла видеть во время летних каникул: густо поросшая травой и душистыми цветами. На деле она оказалась едва-едва прикрытой весенней жидкой порослью, а ещё очень зыбкой и влажной после недавних дождей.
Чвякало так сильно, что и птиц особо не послушаешь. Ухнув в очередной раз в наполовину высохшую лужу и едва не оставив там кроссовок, я внезапно поняла, что окончательно и бесповоротно нагулялась. На ближайший месяц уж точно.
Отложенная проблема с бдительным гавкающим сторожем вновь засияла во всём своём великолепии.
Был ещё, правда, вариант, который я забраковала ранее через главную улицу. Если сделать крюк и пересечь поле, можно вернуться не через огороды, а по деревне. Прошмыгнуть мимо весёлой компании в сторону дома будет проще, чем в сторону полей и лесов.
Приободрившись, я даже сделала несколько десятков шагов в том направлении. Но, завязнув в очередной раз, остановилась, осенённая внезапной догадкой.
Зажгла выключенный по причине собакобоязни фонарик.
Ой блиииин
Вид был такой, будто я вурдалак, выбравшийся из свежевырытой могилы. И, кстати, до клуба я как раз пойду мимо деревенского кладбища
Я живо нарисовала в уме картину. Фонари стоят ровно там, где кончается кладбище и начинается деревня. Руины клуба там же, возле первых фонарей.
Сидит себе развесёлая компания, выпивает. И тут со стороны погоста на свет выходит нечто, всё растрепанное, в свежей земле
«Прошмыгнуть мимо» у меня точно не получится. Те, кого не обнимет кондрашка, чего доброго с кольями за мной побегут
«Ты же взрослая девка уже, не ребёнок. Как тебе не стыдно бояться какой-то глупой собаки» — прошептала часть меня. Не храбрая или разумная, а та, которая боялась позора больше, чем животных.
«Ну что она тебе сделает Ты же даже не на её территории. Погавкает да убежит. Ты же кучу фильмов смотрела про собак. Не показывай страха, и всё будет хорошо».
Заметив, что ночь начала сменяться серыми сумерками, я поняла, что прогулка-то затянулась. И, если я уже не приму какое-либо решение, меня в любом случае кто-нибудь да заметит: либо молодёжь, если все же выбрать дефиле по центру, либо ранние пташки, вышедшие по своим делам в огород.
«Одна собака не страшней десятка сплетен» — рассудила я.
Но вместо советов из документалок про дрессировку, я воспользовалась знаниями из других фильмов: про ниндзя.
Клянусь, я никогда ещё так тихо не ходила!
А вам слабо бесшумно идти по сырой земле, крадясь в кроссовках с налипшими килограммами глины
Расстояние понемногу уменьшалось. Вот я уже вышла за границу леса, теперь от дома меня отделяет только кусок открытого поля и огород. Половина поля. Треть. И, когда я уже окончательно убедила себя в том, что пёс пошёл досматривать сны, донеслось отчаянное «Гав-гав-гав-гав-ГАВ!», и охранник, понявший что почти всё проспал, черной тенью метнулся мне наперерез.
Здравый смысл меня покинул. Все простые истины про то, что нельзя убегать, показывать страх и т.д. были вмиг забыты. Неровными скачками я неслась к дому, как напуганная лань. Прямо через свежевскопанные грядки, проваливаясь в некоторых местах почти по колено.
Я бы ни за что не успела, но умный пёс замешкался на границе нашего участка, засомневавшись: а не слишком ли он усердствует с охраной
Что в нём победило инстинкт охотника, или чувство уважения к чужой территории, я не знаю. Потому что в дом влетела, не оглядываясь, едва не снеся дверь с петель.
До рассвета я пыталась привести себя в порядок. Счищала грязь с лица, куртки, штанов и одного кроссовка. Одного, потому что второй завяз где-то в грядке.
Хотя одна вещь всё же пошла по плану: спала я потом как убитая. Свежий воздух, не иначе. Всем рекомендую.
Рэд

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *