Прятки в темноте

 

Прятки в темноте Почему Почему они мне не верят Только смеются и перемигиваются, а взрослые качают головами. Конечно, я иногда могу приврать немного все так делают. Полинка, например, вообще

Почему Почему они мне не верят Только смеются и перемигиваются, а взрослые качают головами. Конечно, я иногда могу приврать немного все так делают. Полинка, например, вообще говорит, что у нее парень есть, хотя откуда у такой страшилы парень Она даже фотку явно левого чувака всем показывает, красавчика из глянцевого журнала. Но даже ей все верят, а мне нет. А ведь на этот раз я не вру: я была там, реально была. И вы должны мне поверить! Хотя бы кто-нибудь один, ну пожалуйста!
Дело было так. Пять дней назад мы с классом поехали в город на квест. Какой-то новый — «Прятки в темноте» называется. Я сидела в автобусе с Юлькой, и мы всю дорогу целых два часа! слушали ее дебильный рок. Мой телефон в ремонте был, да и до сих пор там. А новый мне фиг купят. Кредит они, видите ли, платят за мебель, а мне теперь что без телефона ходить!
Это я так всем говорю. На самом-то деле, телефон у меня родаки забрали за то, что про четвертную тройку по геометрии наврала. Сказала, что четверка. Они, конечно же, узнали, как обычно. Странно, что на квест отпустили. Я уж думала, все, не поеду, но мамка уговорила отца: мол, телефон отобрали и хватит. Мне стыдно признаваться в этом, потому и говорю всем, что сломался телефон.
Короче, пришлось Юлькину музыку слушать. Ненавижу эти дикие вопли, стук барабанов и визг гитар, но ей, конечно, так не говорю обидится. Делаю вид, что нравится, и терплю. Тем более, без музыки пришлось бы слушать дурацкую болтовню Маришки, нашей класснухи она прямо перед нами сидела, лицом к нам. Потрындеть она ой как любит, особенно тупые вопросы про личную жизнь задавать. А потом все про тебя всем расскажет, даже родакам! «Ваша Вера то, ваша Вера это», да еще и перевернет все задолбаешься оправдываться. Отец уже и так каждое слово мое перепроверяет. Нет, уж лучше я всю жизнь буду рок слушать, чем Маришке что-нибудь личное расскажу.
Вот только и Маришка не верит, что я там на самом деле была. Говорит, мол, ты спряталась куда-то и задремала, а теперь фантазируешь. Ага, попробуй задремать, когда в темноте вокруг тебя толпа народа носится, все орут и друг друга ищут! Да и куда еще я могла спрятаться они же все уголки облазили, когда меня самую последнюю искали. Эх, вот если б Маришка поверила… Лучшего варианта и не придумать!
Пока ехали туда, к нам Глеб подходил. Я сначала думала, он к Юльке. Она ему раньше, вроде, нравилась, они даже гуляли вместе в седьмом классе она сама мне рассказывала. Может, врет, конечно. Но оказалось, он ко мне. Дай, говорит, послушать твою музыку. Я ему, мол, это не моя, это Юлькина. Он тогда не захотел слушать говорит, рок для фриков. Внутри я согласилась, конечно, но из-за Юльки промолчала. А потом он спросил, какую музыку я люблю. Я ему постеснялась про корейцев сказать, соврала, что Бузову. Он рассмеялся, но как-то по-доброму, и спросил: «Это та, что арбузами трясет»
Хороший он, Глеб, прикольный такой. Вот только и он мне не поверил после всего. Правда, не смеялся вместе со всеми, а смотрел так жалостливо, но без доверия. И из-за него больнее всего. Глебушка, милый, хоть ты один послушай меня! Я говорю правду. И мне очень нужно, чтобы кто-то поверил, даже если это будешь ты… Конечно, жалко тебя, но у меня просто нет другого выхода!
В общем, приехали мы, дошли до здания, где квест бывший завод или что-то такое и поднялись на четвертый этаж по узенькой лестнице. Ступеньки высокие, освещение тусклое и на каждом этаже запертые железные двери со всякими стремными граффити. На одной даже надпись была красным по черному: «Не будите мертвых». Короче, пока поднимаешься — уже жутко становится. Но это все ерунда по сравнению с тем, что я увидела потом.
Наверху тощий чувак в кепке и с татухой вроде штрих-кода на шее взял у Маришки деньги за всех и объяснил правила. Поделил нас на две команды по семь человек: одни прячутся, другие ищут, потом меняемся. А локация здоровая лабиринт на весь этаж. И все черное, какой-то мягкой фигней обитое, чтобы не расшиблись, пока в темноте лазаем. Нам магнитные браслеты нацепили, чтоб дверь открывать в помещение для пойманных. Еще и шлемы выдали идиотские, как у велосипедистов для безопасности, типа. Времени дали один час на четыре игры. Только сыграла я всего две в итоге.
Сначала я была в команде охотников. Юлька тоже. И Глеб. Пять минут ждали, пока остальные спрячутся было слышно их смех, и как они разбредаются по локации. Потом пошли внутрь. Там не то чтобы совсем темно было так, сумрак. Я потыкалась туда-сюда, никого в итоге не поймала, зато забрела в закуток, где решила спрятаться в следующую игру. Там панель на стене слегка отходила, прямо как дверца небольшая. Я туда и решила залезть. Вот дура!
Когда пришла наша очередь прятаться, я не сразу отыскала свое укрытие. Юлька сначала за мной увязалась, но потом нашла другое место. В общем, к той дверце я добрела уже одна. Отодвинула перегородку, залезла внутрь и прикрыла за собой, чтоб не видно было. Помню, мне еще показалось, что я в какое-то просторное помещение попала, а не в тесную каморку. Но было темно — глаз коли, и я не пыталась особо осматриваться. Только чувствовала, что в спину тянет. Подумала, этаж большой и пустой сквозняки, наверное. Но воздух почему-то был теплый и какой-то неживой что ли. Дышишь вроде, а ощущение, что понемногу задыхаешься.
Что меня сразу удивило это тишина. Вроде, тоненькой перегородочкой прикрылась, а слышать остальных перестала совсем, будто в склеп попала. Ну, думаю, так еще лучше теперь меня точно первой не найдут. А то я по жизни лузер во всяких играх, хоть здесь отыграюсь.
А еще там стоял такой странный запах Пока пробиралась по основной локации, пахло не то сваркой, не то гарью. А здесь чем-то сладковато-гнилым, как овощи подпорченные. Я еще подумала, что у нас недавно в сенях так пахло, когда там забыли кабачок и он сгнил. Не очень приятно, короче. Но вылезать не стала, решила сидеть до победного. Эх, знать бы тогда, чем все кончится бежала бы оттуда без оглядки!
Вот, значит, сижу я и жду, когда рядом кто-нибудь пройдет. Сначала прикольно было, что я так круто спряталась. А потом стало не прикольно. Точно не знаю, сколько я там просидела, телефона-то у меня не было, а в темноте время, похоже, вообще как-то по-другому идет.
В общем, стала я подозревать, что уже всех, кроме меня, нашли. И попыталась открыть дверцу. А она не открывается. Навалилась всем телом ничего. Тогда я давай стучать в нее со всей дури и кричать. Снаружи гробовая тишина. Вот тогда я не на шутку испугалась. Что меня рано или поздно найдут, я не сомневалась, конечно. Но торчать в этом темном вонючем чулане полчаса или час, пока администратор вспомнит про потайную дверцу перспектива так себе. Вот я и решила поискать другой выход и обернулась.
Я их не то увидела, не то ощутила шестым чувством. Тощие длинные силуэты, руки тонкие как спички, безротые головы-тыквы, а глазища выпуклые, как у глубоководных рыб, и светятся бледно-голубым. Их было с десяток, они нависали надо мной, стоя полукругом, и тянули ко мне свои длиннющие пальцы.
И еще они говорили. Я слышала их, но не ушами. Слова шелестели прямо в мозгу, как мои собственные мысли. Они говорили все разом, но как один. И они знали мое имя!
Вера! Нам нужна Вера! шелест в моей голове, как будто ветер гонит листья по асфальту.
Я не сразу смогла ответить. Такого сильного шока я еще никогда не переживала. В голове пустота только шелест их голосов. Я просто стояла и дрожала как осиновый лист. Потом попыталась что-то промямлить, но язык не слушался. Получилось только подумать: «Кто вы». В ответ в голове зашелестело:
Мы ищущие Веру. Мы искали и нашли тебя.
«Что Зачем вы меня искали!»
Ты приведешь того, кто поверит.
«Я не понимаю!»
Мы умираем. Мы давно не ели. Мы сохнем и разлагаемся чувствуешь запах тлена У нас осталось очень мало сил. Нам нужен тот, кто поверит. Поэтому мы привели тебя.
«Что за.. При чем здесь я»
Чтобы жить, нам нужна настоящая Вера. Ты единственный инструмент, который мы смогли найти.
Я ничего не поняла, мой мозг просто отказывался работать, коленки тряслись, зубы стучали, и мне даже показалось, что я намочила себя. Тыквоголовые, похоже, увидели, что до меня не доходит, и стали объяснять подробнее.
Они рассказали, что раньше были богами в другой вселенной и питались верой своих последователей. Потом их вселенная погибла, но в последний миг они смогли найти дверцу в наш мир, в эту самую каморку. Они не могут выйти из этого места, но как-то смогли привлечь меня сюда. И они хотят, чтобы я накормила их настоящей верой.
«Я верю в вас, верю!» — мысленно закричала я, надеясь, что это их удовлетворит.
Но в ответ послышался горький смех-шелест:
— Ты не веришь, а видишь. Настоящая Вера не видит. Приведи того, кто поверит тебе. У тебя ровно семь дней. Ты накормишь нас или станешь одной из нас.
«Нет, пожалуйста! Мне же никто не поверит! Меня все считают врушкой!»
— Тем сытнее будет Вера того, кто придет сюда за тобой. Верить по-настоящему это идти против здравого смысла, верить тому, кто недостоин доверия. Только это удовлетворит наш голод. Найди нам еду или раздели нашу участь. Мы отыщем тебя даже на краю земли, на это у нас хватит сил.
Я упала на колени, рыдала, умоляла их найти другого, просила простить и отпустить меня, обещала никогда больше не врать. Все напрасно.
— Иди и приведи нам его. Мы верим в тебя, Вера! и с шелестом тысяч листьев эти существа растворились в темноте.
Я плохо помню, как вылезла оттуда. Юлька потом рассказывала, что я осталась последней, и меня искали минут пять, когда вдруг услышали мой крик. Я шла по коридору и звала на помощь. Меня взяли за руку и вывели с локации. Все решили, что я так прикалываюсь или привлекаю к себе внимание. Даже Юлька так считает. Никакой дверцы, естественно, никто не нашел. Администратор сказал, что никаких потайных комнат на квесте не предусмотрено. Оставшиеся две игры прошли без меня: я сидела в комнате ожидания, отходила от шока и пыталась понять, что произошло.
Может, это был сон Может, я и правда задремала и мне все приснилось Но где я могла задремать так, чтобы меня не нашли И слишком уж реалистичный был сон.
Нет, я точно знаю, что не спала. А значит, у меня всего неделя, чтобы привести этим тыквам их добычу. Или же Нет, я не хочу даже думать о втором варианте! Я должна убедить кого-то, что это правда, что я не вру. Что там, на четвертом этаже старого завода в кромешной тьме живут тыквоголовые безротые существа, питающиеся людской верой. И что я сама своими глазами видела их.
Время летит так быстро. Прошло уже пять дней, и никаких результатов. Поверит ли хоть кто-нибудь Я не такая уж и большая лгунья все ведь иногда говорят неправду. Почему же мне никто не верит!
Постойте, у меня появилась идея! Кажется, я знаю, кто мне поможет…
Ты, слушающий меня сейчас веришь ли мне ты

 

Прятки в темноте Почему Почему они мне не верят Только смеются и перемигиваются, а взрослые качают головами. Конечно, я иногда могу приврать немного все так делают. Полинка, например, вообще

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *