Хамелеон в калейдоскопе

 

Хамелеон в калейдоскопе Захожу в парикмахерскую. По небольшому залу разносится трель автоматического оповещателя и из-за перегородки, отделяющей «кабинет» выдвижной стол, саморегулирующийся

Захожу в парикмахерскую. По небольшому залу разносится трель автоматического оповещателя и из-за перегородки, отделяющей «кабинет» выдвижной стол, саморегулирующийся стул, миникоммуникатор и проекционный экран, выпархивает Мира.
О, Дина Симоновна! Привет! Круто, что ты пришла! радостно щебечет она. Офигенно давно тебя не было! Садись, где нравится, она указывает на два имеющихся в её распоряжении кресла, стоящих перед большим зеркалом. Они ничем не отличаются, кроме того, что кресло справа стоит у проекции окна сегодня за ним залитый солнцем пляж и спокойное море, а кресло слева у большого старинного плаката с разными видами причёсок, такие плакаты были повсюду во времена моей молодости. Сейчас их уже не сыщешь, разве что только в музеях или вот в таких укромных уголках, где люди занимаются хендмейдом.
Доброго дня, Мирочка, отвечаю я, усаживаясь в кресло слева, и Мира радостно начинает кружить около меня. Ну, так уж и давно. Не лукавь. Две недели всего прошло, не больше, притворно ворчу я и улыбаюсь. На самом деле, я не любительница поворчать, а в присутствии Миры и подавно, но отказать себе и ей, и себе в удовольствие посмеяться не могу. Мирочка одна из немногих людей, не только понимающих мои стариковские шутки, но и зовущая меня согласно давно устаревшей традиции по имени-отчеству, а не просто по имени, как принято сейчас. Не то, чтобы мне не нравится эта новая тенденция, нет. Просто приятно, что есть ещё молодёжь, знающая и чтущая традиции моей молодости.
Мне больше не по душе новая традиция обращаться ко всем на «ты» независимо от возраста, степени знакомства и статуса. Я как-то рассказывала Мире о старинном разделении на «ты» и «вы» и что я даже застала тебе времена, когда использовалась ещё более уважительная форма «Вы» с большой буквы. Она посмеялась над этим, даже несколько раз обращалась ко мне на «вы», но потом всё равно сбилась на привычное «ты». Да и я уже привыкла к постоянному «тыканью».
Хапс! изумляется Мира, что теперь значит «не может быть». А мне показалось, что это было офигеть как давно! и лёгким движением она заворачивает меня в защитную накидку. Потом осторожно наклоняет мою голову назад, смачивает волосы тёплым душем, и начинает массировать кожу головы, нанося восстанавливающую маску. Я расслабляюсь и закрываю глаза. Не зря я всё-таки приезжаю к ней через полгорода, игнорируя близлежащие автоматические парикмахерские, у неё золотые руки, автоматы так не умеют. А ты не хочешь регенерировать пигмент, чтобы больше не цветить волосы неожиданно спрашивает Мира. Сейчас же это, как пальцем об асфальт, одна процедура лазером и всё, добавляет она.
Я не могу сдержать улыбки. Сейчас молодёжь так просто использует выражение «как пальцем об асфальт», и мало кто помнит, откуда оно пошло и что значило раньше. А уж что оно было неприличным и в общении со старшими его не использовали так и подавно никто не знает.
Нет, Мирочка, не хочу. Я столько лет ждала, когда волосы поседеют, чтобы их удобнее было красить то есть, цветить, тут же поправляю сама себя. Никак не привыкну. Ведь я в молодости-то совсем их не цветила. Вот, веришь, ни капельки, приоткрываю глаза, чтобы посмотреть на реакцию Миры. Она удивлённо поднимает брови и недоверчиво хихикает. Не удивительно: со мной она познакомилась пару лет назад, когда я меняла цвет волос не реже раза в неделю. Это сейчас я могу с одним цветом проходить больше месяца, а тогда я была как хамелеон в калейдоскопе. Правда-правда, Мирочка. Совсем не цветила. Волосы тёмными были, и чтобы перекрыть цвет, их нужно было выжигать высветлителями. Вот так: буквально выжигать. Тогда-то высветлители были не такими, это сейчас они и цвет меняют, и волосы питают. А тогда высветлители ух как волосы портили и в солому превращали. Представляешь
Фигенный хоррор ты, Дина Симоновна, иногда рассказываешь! улыбается Мира. Когда ж это такое было
Да не так уж давно, милая. Лет пятьдесят назад, отвечаю я. Мира недоверчиво качает головой, но не спорит.
Что сегодня делаем Опять в розовый поцветим или что-то другое бахнем спрашивает она.
Гляжу на себя в зеркало, раздумывая.
А давай сегодня разными цветами говорю я. За основу сделай седину, а поверх неё некоторые пряди разноцветными. Сможешь я через зеркало вижу, как Мира в задумчивости закусывает губу.
Давай рискнём, отвечает она и снова закусывает губу. Только покажи пример того, что ты хочешь. Окей
Мира убегает за перегородку, там чем-то громыхает, обо что-то спотыкается и через пару минут возвращается с интелфоном. Выводит изображение экрана на зеркало, чтобы мне было удобнее, и начинает листать картинки из поисковика.
Погоди-погоди. Верни обратно, пожалуйста, прошу я. Мира перелистывает к предыдущей картинке, где в седых волосах около десятка небольших прядок выкрашены в светлые тона красного, жёлтого, голубого и оранжевого, сменяя друг друга плавными переходами. Вот эта мне нравится. Давай так же, говорю я. Мира кивает и, отложив интелфон, начинает смывать с волос розовую краску, которой цветила меня в прошлый раз.
Пару минут мы молчим. Мира сосредоточенно. Я расслабленно.
Собираешься сменить своё увлечение спрашиваю я, зацепившись взглядом за выглядывающий из-за перегородки незаконченный трёхмерный чертёж.
Пока не знаю, Дина Симоновна. Думаю, да. Не хочу, конечно, бросать свой хендмейд, да и вас тоже. Только клиентов у меня почти и не осталось. Всем привычнее автоматические салоны внешности. Ближе, быстрее, удобнее и весь уход в одном. А ко мне только как в музей заходят, чекнуть «как раньше было», да и то не часто, Мира чешет нос запястьем.
Жаль, милая, жаль. Кто же, кроме тебя, ещё будет так душевно меня цветить вздыхаю я.
В комнате повисает неуютная тишина. Мира молча смывает обесцветиватель с рук и волос. Микрофибровый пол беззвучно впитывает воду. Только высушиватель негромко шуршит, впитывая влагу с головы.
А знаешь что, Дина Симоновна вдруг оживает Мира, откладывая высушиватель и отделяя заколками пряди для окрашивания от остальных волос. Тебя я не брошу. Нет-нет, я буду заниматься хендмейдом дома. Это будет моим Как там раньше говорили А, вспомнила хобби. Вот! Так что я напишу тебе свой адрес, и ты будешь приходить ко мне домой. Договорились
Конечно, милая. Это просто замечательная идея! улыбаюсь я. Кстати, Мирочка, а ты знаешь, что у слова «хендмейд» раньше было другое значение.
Правда удивляется она, не отвлекаясь от окрашивания. И какое же
Раньше оно было более узкое, начинаю рассказывать я. В самом начале под «хендмейдом» имели в виду вязание, вышивание и шитьё. Что-то в таком духе. А со временем оно расширялось. Сначала туда добавилось плетение из бисера, изготовление кукол, лепка фигурок из различных полимеров. Потом оформление открыток и написание картин. Потом готовка еды, настоящей еды, я имею в виду, когда покупаешь по отдельности все ингредиенты, моешь овощи, режешь мясо, а потом из этого готовишь. А сейчас вот абсолютно всё, что люди делают своими руками. Рукоделие. Вот как говорили раньше.
Как забавное слово: рукоделие, повторяет за мной Мира и заливисто смеётся. Сделанное руками. Логично, кончено. Но всё-таки, слово «хендмейд» мне нравится больше! она придирчиво осматривает только что окрашенную прядь и, удовлетворённая результатом, переходит к следующей.
Я тоже смеюсь. Оставшиеся пару минут, пока краска подсыхает и впитывается, мы молчим.
Потом Мира разворачивает защитную накидку и расчёсывает волосы.
Ну как спрашивает она.
Замечательно, милая. Мне очень нравится! честно говорю я, рассматривая себя в зеркале. Оттуда на меня смотрит клёвая бабулька с живыми глазами, цветными всполохами в седых волосах и улыбкой, едва помещающейся между ушами.
Мира тянется к роллеру, чтобы уложить волосы, но я останавливаю её.
Не нужно, Мирочка. Я сейчас всё равно хвост сделаю, и в подтверждение своих слов, снимаю с запястья резинку и собираю волосы. За мной муж на байке заедет. Не люблю я с распущенными волосами шлем надевать, объясняю я, поймав удивлённый взгляд Миры. Ну да, я редко отказываюсь от последнего этапа наведения марафета.
На байке переспрашивает она. Я думала, на них уже не ездят
Ездят-ездят. Такие как мы любители. Это вам, молодёжи, байк не модно. А у нас с ним много тёплых воспоминаний связано. Молодость наша. К тому же, муж его обожает. Так что, сегодня я с ним на байке покатаюсь, а завтра он, гладишь, со мной на самокате согласиться погулять, я подмигиваю Мире и, встав из кресла, разминаю затёкшие ноги. Всё-таки восемьдесят два года это вам не того, здоровье не даёт о себе забывать. Спасибо тебе, Мирочка. Мне очень нравится, ещё раз рассматриваю седые и разноцветные волосы, красиво смешавшиеся в хвосте. Мира светится от удовольствия: она обожает, когда хвалят её хендмейд.
Наконец, я отвлекаюсь от волос и достаю свой интелфон. Перевожу на счёт Миры плату за причёску по прайсу. И ещё столько же чаевых. Кто-кто, а она это всегда заслуживает.
Пойду я, милая, а то муж там, наверное, уже заждался, улыбаюсь я ей. Спасибо тебе ещё раз.
Пока, Дина Симоновна! улыбается в ответ Мира.
Кстати, уже у дверей оборачиваюсь я, а ты через неделю тут ещё будешь Или уже закрываешься
Ещё буду, Дина Симоновна, отвечает она.
Тогда увидимся через неделю, Мирочка! говорю я и выхожу из любимой парикмахерской.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *