Организм и все-все-все. Часть третья.

Организм и все-все-все. Часть третья. Слюна: - Амилаза, подъем! Альфа-амилаза (сонно): - А Что Слюна: - Подъем, говорю, тут еду загружают. Альфа-амилаза (почесывая активный центр): - Какая еда

Слюна: — Амилаза, подъем!

Альфа-амилаза (сонно): — А Что

Слюна: — Подъем, говорю, тут еду загружают.

Альфа-амилаза (почесывая активный центр): — Какая еда Третий час ночи.

Слюна: — Без понятия. Иди, давай, найди там углевод попроще, оторви от него глюкозу, надо мозгу отправить, а то он небось тоже ни сном, ни духом.

Альфа-амилаза (роясь в пережевываемой пище): — Да тут этого добра

Слюна: — А что дают

Альфа-амилаза: — Тебе лучше не знать. Но на булочке с кунжутом, ага.

Слюна: — Опять фастфуд ночью жрет. Буди мозг, надо уже что-то решать.

Мозг: — Да-да, мне гипоталамус доложил, наш опять завозит глюкозу на ночь глядя. Ладно, что делать-то, надо звонить немцам.

Миндалина (резко просыпаясь, настороженно): — Каким таким немцам Алоизу* Алоизычу**

Мозг: — Этим фрицам гансам Лангергансам***! В поджелудочную.

Островки Лангерганса: — Не надо нам звонить, у поджелудочной свои рецепторы имеются, мы тоже глюкозу засекли, щас всё будет (крутят вентиль с надписью «Выброс инсулина, фаза I»). Эмм мозг, у нас проблемы.

Мозг: — Что не так

Островки Лангерганса: — Пока не знаю. Но обычно в первой фазе должна быть куча везикул с инсулином, а их тут раз-два и обчелся.

Мозг: — Ой, да просто добавите во вторую фазу побольше, давайте уже, откручивайте на полную.

Островки Лангерганса: — Дорогие выпускники! Вот вы и готовы к созреванию. Сейчас эндопептидазы лишат вас полипептидной цепочки С, а цепочки В и А получат диплом полноценного инсулина! В добрый путь! По везикулам! (Инсулин и С-пептид высвобождаются в кровь).

С-пептид: — Кто-нибудь объяснит, что я вообще во всей этой истории делаю (Его все игнорят).

Глюкоза (мечется перед запертыми клетками): — Сейчас-сейчас, мои любимые, сейчас я вас покормлю (органеллы припадают изнутри к клеточной мембране, лижут ее, пытаются добраться до глюкозы).

Инсулин: — А вот и я!

Глюкоза: — Ну наконец-то! Давай уже, открывай мой канал.

Инсулин: — Фигня вопрос, но сначала мой! (делает безуспешные попытки присоединиться к инсулиновому рецептору). Не понял

Инсулиновые рецепторы: — Долой зависимость от инсулина! Хватит, долго мы это терпели, не позволим садиться нам на α-цепи эктодомена!

Глюкоза: — Это что за новости

Инсулиновые рецепторы: — Нам абдоминальный жир всю правду про вас рассказал! Вот ты, инсулин, на самом деле не нужен. Ты заставляешь нас делать то, что мы не хотим. Ты диктатор! А ты, глюкоза, теперь свободна! Ты можешь делать всё, что захочешь!

Глюкоза: — Пойду дам в глаз этому ночному обжоре. И на нервах поиграю. И стопу ему отрежу. Может, даже обе.

Инсулин: — Куда! Стоять!

Инсулиновые рецепторы (бегая по мембранам клеток с транспарантами): Vive la Résistance!

Инсулин: — Мозг! Нам диабездец второго типа!

Островки Лангерганса: — То есть у нас не только снижение выброса инсулина в быструю фазу, но и инсулинорезистентность, то есть у нас

Метаболический синдром: — почти я! Давайте знакомиться, похоже, я к вам скоро насовсем перееду.

Мозг: — Не нравится мне эта идея. Кровь!

Кровь: — Чего тебе

Мозг: — Что там за тела шляются

Кровь: — А, эти кетоновые. Из ацетонсевской группировки.

Мозг: — Погоди, их же в тебе 1-2 мг/дл быть должно, а тут все 10! Печень, твоих лап дело

Печень (в костюме химзащиты, с колбами в руках): — А как мне выкручиваться прикажете Глюкозы в клетках нет, а требуют с меня так, как будто она есть. Я что, из воздуха её добывать должна Вот и договорилась, что будем под крышей ацетонсовских гнать ацил-коэнзим А из жирных кислот, загонять в митохондрии, окислять до ацетил-коэнзима А, потом кребсовские помогут нам прокрутить его до малата, который мы извлекаем из митохондрий и превращаем в глюкозу. А весь побочный продукт им.

Мозг: — Так и кто еще работает с ацетонсовскими

Нестройный хор голосов по всему организму: — Мы И мы! Мы тоже

Мозг: — Ясненько. Сердце, стоп машина.

Сердце: — Что, так сразу

Мозг: — А чего ждать Пока глюкоза освобожденная расхреначит все сосуды, а ацетонсовские ей в этом с удовольствием помогут

Сердце: — Давай я для начала припугну нашего хозяина стенокардией

Мозг: — Отличная мысль! Только какой-нибудь мудреной, чтоб проникся. У тебя было же что-то как его Король Рока

Сердце: — Принцметала****

Мозг: — Вот, он! Это же оттуда (пытается петь и безбожно фальшивит) «Here we are, born to be ings, we’re the princes of the Universe».

Долговременная память: — Нет, это «Queen», альбом «A ind of Magic», 1986 год.

Сердце: — Тоже мне, Дунькин Маклауд. Стенокардия Принцметала, вариантная такая, нестабильная. Сосудики внезапно спазмом накроет и ага.

Мозг: — Отставить «ага». Я передумал, мы за стабильность и рост ЛПВП.

Миндалина: — А давайте я паническую атаку устрою Зебры на матросах!

Мозг: — Наоборот же должно быть

Миндалина: — Нет, матросы на зебрах это психическая, а я предлагаю паническую. Он сначала даже не поймет, что это не инфаркт. Нехватка воздуха, сердцебиение, холодный пот в три ручья, чувство неминуемой гибели, головокружение

Мозг: — Стоп-стоп, не надо так подробно, а то меня уже подташнивать начинает. А что нам это даст

Миндалина: — Ну как что. Как отпустит — он же гуглить пойдет. И выяснит, что у людей с паническими атаками примерно вдвое выше риск ишемической болезни сердца.

Мозг: — И пойдет к врачу

Миндалина: — Побежит, он же паникер. А если засомневается или замешкается я его еще раз легоооонечко так, на ползеброчки. А доктор и про питание полноценное расскажет, и про то, что жопу нужно отрывать от стула почаще, и что лишний жир надо сбросить, что только это поможет призвать инсулиновые рецепторы к порядку. Глядишь, наш палки для скандинавской ходьбы купит, в бассейн ходить станет.

Легкие: — И курить бросит!

Поджелудочная железа: — И пить!

Член: — И

Мозг (перебивая Член громким шепотом): — Не дождешься

Член: — Я уже на пенсию хочу.

Мозг: — Тебе пенсию увеличили на 5 см, так что равняйсь! Смирно!

Метаболический синдром: — Злые вы, уйду я от вас.

Мозг: — Давай-давай. Кто-нибудь, включите ему песню о расставании.

Долговременная память: — Ленинградскую «Дорожную» что ль

Мозг: — Её, родимую. Очень в тему получится.

Все хором: — ЕХАЙ НА***! НАВСЕГДААА!

***

* Алоиз Альцгеймер, немецкий психиатр и невролог, в честь которого названа одна из деменций
** Несостоявшийся австрийский художник первой половины XX века
*** Пауль Лангерганс, немецкий гистолог, описавший в тканях поджелудочной железы скопления однородных клеток, позже названых островками Лангерганса в его честь, состоят из альфа-клеток, вырабатывающих гормон глюкагон (повышает уровень глюкозы в крови), а также бета-клеток, продуцирующих инсулин (понижает уровень глюкозы в крови).
**** Майрон Принцметал, американский кардиолог, описавший в 1959 году «вариант формы стенокардии».

Алексей Водовозов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *