Синдром отличницы

 

Синдром отличницы - Так, дети! А сейчас поднимите руку те, у кого синдром отличницы....Лес рук! Мо-лод-цы! Всем пятёрки!Конечно, не всех нахлобучило в школе, да и вообще по жизни, такой

— Так, дети! А сейчас поднимите руку те, у кого синдром отличницы….
Лес рук! Мо-лод-цы! Всем пятёрки!

Конечно, не всех нахлобучило в школе, да и вообще по жизни, такой радостью. Но встречается частенько. Я тоже не исключение. Только с возрастом удалось научиться отпускать многие вещи, расслабляться, давать себе право на ошибки, реагировать спокойно на критику, не завышать планок и быть не такой требовательной к себе. Но раньше…

Дочка учительницы физики в статусе заместителя директора по воспитательной работе. Когда мама в администрации школы, тем более сельской — это очень серьезно. Там статус интеллегенции вдвойне в почёте. Маму знали все! Пол села она учила точно. Все здоровались. Даже взрослые дяди превращались в смущенных мальчишек при встрече. Она не сильно строгая учительница, но так ловко может поставить на место, что это очень укрепляло её авторитет и мою гордость тоже. Я как знамя несла этот статус вместе с ней и из кожи вон лезла, чтобы не растянуться в луже.

Поэтому редкие тройки — это была трагедия века. Хотя мама сильно не ругала. А ещё образ моей старшей сестры-медалистки возвёл в квадрат требования к себе. Сердобольные учителя частенько меня Леной называли, сетуя что так похожи с сестрой. Мне будто приходилось постоянно доказывать «кто я» и «где я». А инструмент был мне доступен только один — оценки!

Я, как и мама когда-то, любила играть в день пятёрок. Надо было набрать их пять штук. Подать дневник, чтобы в ряд красовались. И если вдруг срывалась хоть одна, то четыре пятёрки радовали не так уже. За этими гонками с препятствиями и играми я на второй план отодвигала, то что действительно нравилось. Рисовать, лепить, вязать и шить, записывать свои мысли и сны в дневники, мечтать и фантазировать. Это всё было, конечно. Но постепенно, с возрастом отходило на задний план, и когда выбор встал, куда поступать, то вообще потеряло значимость и было расценено как увлечения не особо важные. Потому и поступала методом исключения, так как ни один предмет не увлекал глубоко.

Единственный плюс этого забега отличницы в школе — это умение погружаться в процесс. Любовь к учёбе как таковой, отношение как к игре. В институте уже образ мамы и сестры исчезли с горизонта и научившись отпускать ситуацию, я стала больше доверять своим желаниям.

 

Сначала это было похоже на ураган. Дорвалась, как говориться) Всё попробовала, что только можно! Нашла себя в тусовке неформалов и творческих людей. Появилось настолько разные знакомые и друзья, что если вдруг их собрать вместе в одной комнате, то они будут, мягко говоря, озадачено коситься друг на друга. Но именно это мне и нравилось: что все — удивительные и непохожие люди!

Но синдром отличницы — это не только про учёбу. Она как верхушка айсберга. А в глубине скрывается огромный груз: зависимость от чужого мнения и оценки, неумение слушать свои желания, стремление соответствовать каким-то идеалам, жёсткая самокритика и привычка оправдываться, универсальная формула «я сама».

Весь этот чемодан я тащила очень долго. Только в семейной жизни ощутила явную потребность разобрать всё до дна. Какие-то вещи будто с кожей приходилось отрывать, и потихоньку ждать, когда раны затянуться. Я научилась давать себе время и на это, так как спешка, суета, строгий лимит — тоже из той же оперы отличницы. И я стала дышать ровнее, наполняется за счёт других источников — своих, внутренних, постоянных.

Поэтому мне уже не важны пятёрки.
Я не люблю слово «Молодец!». Оно пустое и узкое, да и девочке не к лицу)
Я просто живу.
По-разному.
И в этом и есть счастье!

Автор: Татьяна Цветкова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *