Бабушкины нитки

 

Бабушкины нитки - Лен, у тебя зубочистки есть- Да! - донеслось с кухни - Там, в зелёной вазе. Возьми. В шкафу. Искомая ваза обнаружилась довольно быстро. Вот только найти искомое, было

— Лен, у тебя зубочистки есть
— Да! — донеслось с кухни
— Там, в зелёной вазе. Возьми. В шкафу.
Искомая ваза обнаружилась довольно быстро. Вот только найти искомое, было проблематично, так как она была доверху набита всякой мелочью. Чего тут только не было. Заколки, резинки, булавки, спички. Вот непонятно зачем держать в доме спички, если не курят. Недолго думая, я высыпала всё содержимое на стол. Зубочистки нашлись мгновенно. Впрочем, я сразу потеряла к ним всякий интерес, моё внимание привлекло кое-что другое, а именно маленький моточек суровых ниток.
Точно такие были у бабы Тони. Хотя почему были. Судя по всему — это они и есть. Значит, бабушка передала их сестре. А я так надеялась. Сейчас бы бабу Тоню назвали знахаркой, а тогда говорили просто: К бабе Тоне сходи — поможет.
Очереди к ней не стояли. Впрочем, особых богатств тоже не наблюдалось. Но всё же периодически кто-то приходил, и тогда бабушка отправляла нас погулять, строго настрого запретив подглядывать. Нитки которые я сейчас держала в руках, она использовала для того чтобы выводить: родинки, бородавки, прыщи и непонятные болячки. Бабушка, отрезав кусочек нитки, завязывала над бородавкой узелок, а потом выкидывала его, куда-то приговаривая: нитка сгниёт, болячка уйдёт. Скажу честно, я во всю эту чушь не особо верила. Но в один прекрасный момент у меня на ладошке выскочила противная шишка. С полгода не проходила. А после того, как бабушка её завязала, исчезла через несколько дней.
— Нашла- вновь донеслось с кухни.
— Что
— Зубочистку — засмеялась Лена.
— А — а — а. Да нашла! — ответила я, мыслями уносясь в детство.
В деревне у бабушки помимо большого дома была летняя кухня. Она стояла чуть в стороне. Впрочем, по назначению её давно не использовали. Обедать летом мы предпочитали на веранде, а готовили всегда в доме. Потому-то по большей части летняя кухня пустовала. До того момента, пока взрослые не решили переделать её в детскую. Мы с братьями и сестрами, безумно этому радовались. Во-первых, теперь у нас был свой собственный дом, где мы могли вдоволь беситься. А во-вторых, можно было долго не ложиться спать.
И вот однажды, в очередной раз, приехав к бабушке на каникулы, мы с удивлением обнаружили, что наш уютный домик, занят каким-то чужим мальчишкой.
Все наши диванчики, за исключением моего, его отдали мальчишке, а так же игрушки и прочие вещи вновь вернулись в большой дом. Я тогда долго ревела, не понимая, почему именно мой диван оставили. Мальчишка просто лежал и смотрел в потолок. Не вставал, не шевелился. Просто лежал и смотрел в потолок. Не знаю, что меня тогда больше раздражало. То, что теперь мне приходилось спать на противной скрипучей кровати с железными спинками. Я её просто ненавидела. Или же, строгий запрет, заходить в детскую и беспокоить мальчишку. А как его можно было побеспокоить, если он только лежал и всё.
Он даже не ел сам. Его три раза в день кормила с ложечки бабушка. Так или иначе, всё своё негодование я решила выместить именно на этом мальчишке. Подговорить братьев и сестёр, было довольно легко. Все они тоже скучали по нашей детской. Да ещё теперь приходилось ложиться спать в десять вечера. А этого мы уж точно не любили. Потому стоило бабе Тоне покинуть домик где лежал мальчишка, мы в тот же момент пробирались туда и делали всякие мелкие пакости, до каких только могли додуматься. Строили ему рожицы. Обзывали всякими словами. Забирали его игрушки. Наши то, были в доме. Добавляли соль в его чай. Даже пару раз подбрасывали жуков.
Мальчишка не шевелился. Только лежал и смотрел на нас испуганными глазами. А потом мы уходили. Ведь главное было сделать это незаметно. Впрочем, бабушка нас ни разу не застала на месте преступления.
Но самое забавное было подглядывать в окно, когда бабушка пришедшая проведать мальчишку качала головой и приговаривала:
— Чего ты горемычный волнуешься. Что случилось. Успокойся. И чем тебе помочь не знаю. Ты скажи милок. Скажи. Я всё сделаю.
Мальчишка молчал, а баба Поля поила его нашим солёным чаем.
Но вот однажды. Мы притащили дохлую мышь, и пока наш враг мирно спал, уложили её ему на грудь. До сих пор не знаю, где мы её тогда раздобыли.
Так вот. Мы сделали своё чёрное дело, а сами встали в сторонке в ожидании его немой реакции. Однако на этот раз всё пошло не так как хотелось бы. Проснувшись, мальчишка заверещал и задрыгал ногами. А мы стали громко над ним смеяться. Тогда мальчишка вскочил, схватил упавшую на пол мышь и запустил её в нас. Теперь уж, в шесть голосов, завизжали мы.
Шум стоял такой, что бабушка появилась на пороге буквально через мгновение. Увидев её, мы в ту же секунду замолчали, словно кто-то невидимым пультом выключил звук. И в этой тишине голос мальчишки: — Они мне мышь подкинули, И жуков, И игрушку.
— Молодцы — засмеялась бабушка, глядя на нас. А потом повернулась к нему и произнесла: — Ты должен сказать им спасибо.
— Но почему — заплакал мальчишка.
— А ты посмотри на себя.
Тут уж и мы уставились на него, такими же удивлёнными глазами, какими он смотрел на бабушку.
— Пошевели руками.
Он пошевелил.
— Теперь ногами.
Он вновь исполнил то, что от него требовали.
— Ты можешь говорить
— Да — а — а — а.
— И всё это во многом благодаря вот этим оболтусам — вновь засмеялась бабушка.
Кажется только в этот момент, мальчишка понял, в чем дело и тоже весело рассмеялся.
С этого дня всё изменилось. Глеб начал вставать. Потом потихоньку ходить. Через неделю мы все уже весело носились, наперегонки, позабыв о своих прежних разногласиях. А потом приехали его родители и долго благодарили бабушку и совали ей разнообразные подарки, а она всё отказывалась и отказывалась.
Уже позже, повзрослев, я задала бабушке вопрос:
— А почему ты тогда сказала, будто мы молодцы
Бабушка, немного помолчав, ответила:
— Иногда страх и ненависть не менее сильное лекарство, чем любовь и забота, — а потом, подмигнув, добавила: — Али вы думали, я не видела, что вы поганцы, мальчишку изводили
Как и почему Глеб оказался прикованным к постели бабушка не знала. Да и не любила она задавать лишних вопросов. К тому моменту, когда родители привезли Глеба к бабушке, он уже более года не вставал с постели и не разговаривал. Врачи же в один голос твердили: мальчик здоров по всем показателям. Повезло. Кто-то из знакомых направил безутешных родителей к нашей бабушке.
— Ну, ты где Пошли чай пить — позвала с кухни Лена.
— Иду — вздохнула я, собирая содержимое вазы.
Последним, на место отправился моточек суровых ниток.
Всё же жалко, что они достались не мне

 

Ася Кулик

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *