СТАРИК ПЕТУХОВ

 

СТАРИК ПЕТУХОВ Старика Петухова одолевала тоска. Не то чтобы смертная, а стариковская, одинокая тоска, понимание, что, пожалуй, всё главное, важное и интересное уже позади. А впереди Что впереди

Старика Петухова одолевала тоска. Не то чтобы смертная, а стариковская, одинокая тоска, понимание, что, пожалуй, всё главное, важное и интересное уже позади. А впереди Что впереди Что и у всех, не увернёшься
Он давно живёт один в собственном домишке на тихой, сбегающей к озеру уличке старинного большого села.
И в это утро он сидел на крыльце, курил, стряхивая пепел в старую консервную банку. Слышал, как из колхозных гаражей выезжают трактора и машины. Он легко узнал бы по звуку мотора свой трактор, но тот уже давно сдан в металлолом; в колхозе, по новому называемом «эсхэпэка» — сельскохозяйственный производственный кооператив — теперь работает совсем другая техника
Ветер наносит из-за села запах свежескошенной травы: идёт заготовка кормов, то, что раньше называлось простым словом «сенокос»
Ветер сменился, и опахнуло запахом и прохладой большой воды село на берегу озера
Вдруг прямо у калитки, ведущей в его двор, остановилась легковушка Старик Петухов плохо разбирается в новых иностранных машинах, но сразу видит, что эта не из их посёлка Из машины вышли двое водитель и пассажир. И водителя-то он сразу узнал, в прошлом году они долго разговаривали вот на этом самом крыльце. Это Игорь Портнягин журналист районной газеты. Приближался юбилей их колхоза, и Портнягин писал большую статью, вот и выспрашивал у старика Петухова колхозного ветерана, что да как было в давние годы
А второго старик не знает: тоже молодой, и одет так же, как Портнягин джинсовые штаны да рубашка
Игорь Портнягин сразу рукой взмахнул, издали крикнул:
— Пётр Михайлович! Приветствую!
— Привет, привет, — откликается старик, упирается рукой в крыльцо и поднимается навстречу гостям, которые уже шли по тропке выложенной старыми досками от калитки к крыльцу, и рыжая собачонка Милка тыкалась им в ноги и безостановочно махала хвостом
Пожали руки.
— Здравствуйте, Пётр Михайлович, — ещё раз поздоровался со стариком журналист. — Познакомьтесь это Олег Климов, он писатель и путешественник.
— Ну, ну, — ещё раз внимательно взглянул на путешественника старик: обычный парень, молодой, улыбчивый — Так какими судьбами-то, ребята — спросил снова у Портнягина.
— Да я-то на заготовку к вам, сейчас в поле съезжу поснимаю, поговорю с кем-нибудь из механизаторов. А вот Олег ищет себе проводника А вы ведь, наверное, лучше всех озеро-то знаете
— Так заходите, поговорим, — пригласил старик Петухов парней в дом и несильно оттолкнул ногой собаку: — На место, Милка! Бесполезная ты тварь, хоть бы тявкнула для порядку
— Нет, мы тут посидим. Я пока так, предварительно, — сказал на этот раз уже сам путешественник. И достал из сумки какую-то бумагу, заклеенную в целлофан, развернул её. — У меня вот карта есть
Все уселись на ступеньку крыльца. Старик и журналист закурили, а путешественник, видимо, был некурящим.
— Вот это ваше озеро, — сказал Олег Климов, разложив карту на крыльце между собой и стариком.
— Да-да, вижу, точно, — говорил старик Петухов, прищуриваясь, вглядываясь в карту и начиная понимать то, что обозначено на ней. — Откуда и карта такая подробная, — удивился.
— Из интернета скачал и распечатал, — непонятно для старика сказал Олег.
— Сейчас это просто, — добавил журналист.
— Ну, а чего тебе надо-то- простодушно и грубовато спросил Петухов.
— Я хочу вдоль всего озера проплыть, вдоль всех берегов, останавливаясь при этом в самых интересных местах. Ну, там бывшие деревни, церкви, избушки рыбацкие
— А-а Ну, надо вспомнить
— Я через неделю планирую сюда уже с лодкой приехать. И вас бы взял с собой Думаю дня за два с ночёвкой пройдём мы этот маршрут
— Мы сделаем так, — уже уверенно сказал старик, — в первый день половину осмотрим, потом ко мне вернёмся, в доме переночуем и на второй день остальное пройдём. У тебя ведь моторка
— Конечно, — кивнул Олег Климов. — Можно и так Мне бы только знать, где и что можно посмотреть
А старик уже вёл твёрдым, как еловый сучок, пальцем по карте:
— Мы здесь. Это Марьин мыс, тут, значит, ларионовские поляны, тут Обуховка, чёртово болото
— Ну, то есть, вы согласны — уже нетерпеливо спросил путешественник.
— Согласен, — сразу ответил старик. — Только это, ты бы, парень, не мог бы мне эту карту оставить. Я за неделю-то всё вспомню, все места тебе покажу
— Оставит, конечно, — за своего приятеля ответил журналист. Он тоже уже явно торопился материал о заготовке кормов нужно было сделать для газеты сегодня
На этом они и расстались.
— Ну, чего, нормального я тебе проводника нашёл Всё в этих местах знает, — говорил журналист Игорь Портнягин своему приятелю, путешественнику-блогеру Олегу Климову, когда уже ехали из «полей» в город.
— Да-а — неуверенно ответил Олег. Потом всё-таки сказал: — Наверное, я сам обойдусь, дедок староват, ну, чего я с ним Названия, которые он говорил я, кстати, все записал на диктофон. А в интернете всё есть уже, найду старые описания этих мест, напишу свои впечатления А, может, и старика упомяну
— Ну, смотри жаль, старик ждать будет
— Я, может, заеду к нему, когда соберусь
Старик Петухов подолгу рассматривал карту, вспоминал
А помнил он многое.
Самое первое воспоминание: он на кромке озера собирает камешки и относит их повыше на зелёный берег «Петенька, Петюша Вон смотри, тятя плывёт, — указывает мама в озеро, где далеко-далеко переваливаются с волны на волну рыбачьи лодки
А потом он сам сидел на дне лодки, рядом с ним на скамье бабушка, а на вёслах мать. Плыли в тумане, ничего не было видно, только поскрипывали уключины, да плескалась о борт вода.
— Верка, ключицы-ти, почто не смазала — спрашивала бабушка у матери И больше он ничего не помнил Потом уже был какой-то дом, с плотно завешенными окнами и волосатый старик Гораздо позже он узнал, понял: в заозёрной деревеньке в те дни объявился священник, служивший когда-то в церкви в их селе, и со всего приозерья понесли к нему тайком бабы детишек крестить Вот и его
Помнил, как в войну они местные мальчишки-подростки на лодках плавали по озеру, выискивали прибитые к берегу хлысты.
В верховьях рек, впадающих в озеро в те годы активно заготовляли лес, молевым сплавом спускали его в озеро, где в устьях рек уже формировали плоты. Из озера плоты гнали по единственной выходящей из него реке дальше, в город, к железной дороге
Мальчишки причаливали мокрые тяжеленные стволы к бортам лодок, отвозили к своему берегу, обдирая в кровь ногти, локти, колени выкатывали брёвна, тащили до своих дворов, пилили на больших козлах Вблизи села подходящего леса давно уже не было и это был единственный способ заготовить дров на зиму.
Однажды подтаскивая багром к лодке бревно, он выпал за борт, ещё и головой о то же бревно ударился. Хорошо, Вовка Синицын, который был в его лодке на вёслах, не растерялся, успел схватить за шиворот. Но простыл он тогда сильно дело-то было уж осенью, после уборочной
Рыбалка всеми способами это само собой. Это и прокорм и развлечение. Особенно ему нравилось лучить рыбу на отмелях вблизи Марьина мыса К вечеру подгребали туда. На носу лодки крепили «козу» железный трезубец, на который укладывали скрученную берёсту. Выплывали на отмель, поджигали берёсту, один на веслах тихонько работал, второй стоял на носу, смотрел в высвеченный огнём подводный мир и когда видел рыбу, напрягался, поднимал острогу Старик Петухов и сейчас чувствует эту упругую живую силу, которую надо было преодолеть, выдернуть из воды и закинуть в лодку щуку или даже нельму Потом на берегу костёр, уха Поутру к дому, а в лодке, как поленья рыбины
А зимой, встанет лёд на речке Межухе, впадающей в озеро близь села ребячья забава: ходишь по чистому, прозрачному льду у берега на мелкоте и видно сквозь лёд каждый камень на дне. И вот рыба, сонная уже, квёлая. А в руке у тебя палка-колотушка, и сверху прямо по льду с размаху бьёшь и потом голыми руками из-подо льда достаёшь оглушённого леща, или большого горбатого окуня, или даже судака
И дорожку тянули С Любой уже, там за Красным островом Он на вёслах, она лесу с блесной распускает. Вот дёрнулась, натянулась леса, и уже он передаёт Любе вёсла, а сам выводит из воды рыбу А потом пристают к острову, к дальнему от села берегу
Всё было И любовь была, и беды были
Было время для себя косить было нельзя. Только десять процентов от того, что на колхоз накосишь можно было взять для своей коровы (а без коровы и вовсе не прожить) вот и приходилось ночами за озеро плавать.
Он на те самые ларионовы поляны, плавал. У других другие места были. Все знали и все друг от друга прятались Бывало и домой свежую кошенину везли и там, за озером, в зиму, стожки ставили
Озеро опасное у них: мелкое, а ветер подует, волна тяжёлая, с песком, с жёлтой пеной, от берега до берега как в миске болтается Соседка была, Клава Полякова, солдатская вдова, трое ребятишек, поплыла так-то вот ночью, а на обратном уж пути и разгулялась волна, захлестнула лодчёнку. Только через три дня нашли. Детей в детский дом куда-то увезли
Много душ забрало это озеро А всё равно родное
Он водил пальцем по карте, и карта оживала, и вставали картины детства, юности, зрелости
Думал о журналисте и его друге путешественнике, что вот же какая жизнь у людей интересная один в газету пишет, другой и не поймёшь, озёра, что ли, изучает.. Что значит учёные-то А у него вся жизнь поле да озеро, трактор да лодка. В армию только сходил В танковых служил, три года «А и ничего не хуже других пожил. И ещё бы пожить можно Жаль только, что Люба-то раньше меня прибралась»
Думал о том, как поплывут они на моторной лодке вдоль озёрных берегов, и он будет рассказывать, где какое место, как называется, чем интересно
Через неделю никто к нему не приехал. Не приехал и через две недели. И старик Петухов перестал ждать. Он, и правда, был не очень здоров, за это лето ещё ни разу и до озера-то не ходил.
Пошёл На берегу лежали старые деревянные лодки и новые дюралевые. Берег и озеро пустынны: местные мужики все в полях начинается уборочная, а приезжие рыбаки теперь не часто бывают. Говорят, что рыбы стало мало
Он присел на край старой рассохшейся лодки. Рыжая собачонка легла у его ног. Чайки с пронзительным криком носились над водой, ветер гнал по озеру волны с жёлтой пеной
Старик Петухов долго сидел так, смотрел в озеро. Поднялся, пошёл, опираясь на батожок, к дому. Рядом с ним бежала, деловито задрав хвост, рыжая криволапая собака
Почему он один-то живёт Жена умерла. Дочери давно по городам (приезжают, но редко). Вот и один.
Есть такие старики в наших сёлах
Автор:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *