Внезапные родственники

 

Внезапные родственники Марина с трудом продрала глаза. Дверной звонок звенел без остановки, будто ночной гость в принципе не очень понимал алгоритм его работы. На часах было уже больше двух

Марина с трудом продрала глаза. Дверной звонок звенел без остановки, будто ночной гость в принципе не очень понимал алгоритм его работы.
На часах было уже больше двух ночи.
«Ну если это опять сосед пьяный дверью ошибся, я его…»
— Иду! Александр Витальевич, вы опять не в ту квартиру ломитесь! Вам выше этажом!
Звонок не останавливался.
— Да твою мать!
В глазке было темно, на площадке не горел свет, увидеть что-то было нереально.
— Кто там!
Звонок прекратил свою трель.
— Мариночка
Голос из-за двери был глухой и скрипучий. Марине стало жутковато.
— Ну допустим…Кто это Вы время видели Я спала уже!
— Охохонюшки, родная кровь все-таки! Тоже не любит когда ее будят! Мариночка, это родственники твои, дальние, ты племянница внучатная нам названная, издалека приехали, только ты у нас живая-то родня и осталась!
Это сказал уже другой голос, женский, но тоже немолодой.
— Нет у меня никаких родственников! Я сейчас полицию вызову, уходите!
За дверью зашушукались.
— А может и не она это
— Да она, адрес точный, я проверял…
В дверь снова зазвонили.
— Мариночка, мы от бабки твоей, Агафьи, она нам твой адрес и дала!
— Уходите, нет у….
Вдруг ее осенило.
-Агафья Баба Ага
Из дверь снова раздался глухой голос:
— Да, да, она!
Папа, когда живой был, рассказывал маленькой ей про Бабу Агу, как он проводил у нее лето, как купался с водяным и бегал в лес к лешему.
Марина всегда считала это придуманными сказками, а гляди-ка, не все было выдумкой.
Она решилась.
— Ладно, родственники, открываю, только без фокусов, закричу — все соседи выбегут.
— Что ты, что ты, ты нам внучатая племянница названная, мы с гостинцами, да подарками, повидаться приехали!
Марина открыла дверь, после чего выдохнула и упала в обморок.
На пороге стояли Лихо Одноглазое и Леший.
***
Чаинки медленно опускались на дно заварочного чайника. Они может и не очень хотели, но выбора особо у них не было — так же и Марина, слушая рассказ, перемежаемый присказками Лешего и охохонием Лиха, может и не очень хотела во все это верить, но выбора у нее также не было.
Сложно во что-то не верить, когда это что-то сидит напротив тебя и, попивая чай с еловым вареньем, рассказывает истории.
— …ну и вышел я, ягод туесок вынес, да грибов белых с десяток, ну и приняла меня твоя прапрапрабабка, как брата родного. Стал я в гости захаживать, сначала редко, а там уж и
почаще, с мужем ейным познакомились, браги выпили…Ну и повелось так, что почти вместе жить стали, я по лесу помогал, а Марья Федоровна с Афонием Алексеевичем по хозяйству все делали, жили не тужили. Как померли они, так мы с их дитятками остались, мы же и нянчали их и пеленки меняли!
— Да, коров вместе на выпасе пасли, без присмотра не оставляли, я то одним глазком приглядывала!
— Как-то так и жили, хорошо ли, плохо ли, нормально в целом жили.
— А отца твоего, Мариночка, тоже помним, шалопай был тот еще, уж даже мы от него натерпелись.
— Папа
Марина вспомнила своего отца. Мужчину, который улыбался на ее памяти 2 раза в жизни — когда они делали семейное фото и фотограф попросил сказать «СЫР!» и когда он как-то раз рассказывал ей о маме в далеком детстве.
— Он, он! Все пытался мне пиратскую повязку сделать, а Лешего заставлял себе гамаки из лиан выращивать.
— Вот-вот! Я ему, «Лешенька, а что такое эти лианы твои», а он смеялся…
Одинокая слеза пробежала по щеке Лешего и тут же затерялась во мхе его зеленой бороды.
— Ну…И остались мы в итоге с Агафье Аркадьевной, ох и суровая же была, но помогали, чем могли. А как покинула она нас, царствие ей небесное, вспомнили мы наказ ее, родственнице оставшейся помочь, да на путь правильный ее наставить. Ну вот и тут мы оказались.
— Да, Мариночка, мы уж и мужа тебе найти поможем и дитяток выходим…
— Так-так-так, стоп, не надо тут «Давай поженимся» устраивать.
— «Давай…что» устраивать
— Неважно…Вообщем сама разберусь.
Марина замолчала и посмотрела на часы. Они показывали 5 утра. Вставать на работу надо было через час, поэтому и ложиться смысла особо уже не было.
— Так, давайте-ка сделаем вид, что я во все это поверила, уж больно складно рассказываете. Я расстелю вам в гостиной, все обдумаю и завтра еще раз мы с вами серьезно поговорим.А я пойду собираться на работу. Телефоном умеете пользоваться
Лихо кивнула.
— Тогда я оставлю вам свой номер, звоните, если что-то случиться.
— Хорошо, Мариночка!
***
На работе не работалось от слова совсем. В голове кружилась вся ты дичь, которая полностью поменяла ее мир прошедшей ночью. Все валилось из рук, все дела казались несущественными с обрушившимся на нее понимание того, что мир гораздо сложнее, чем она себя представляла и в нем есть место лешим и прочей нечисти.
Внезапный звонок вывел Марину из раздумий.
На телефоне высветился домашний номер.
— Мариночка, беда! Приезжай скорее!
— Что случилось!
— Марина, приезжай!
Телефон погас.
Отпроситься у шефа было несложно, он был довольно лоялен к просьбам сотрудников, сложнее всего было дождаться такси, ведь хотелось, бросив все, бежать к квартире, в голове уже проигралось миллион сценариев от пожара, до прихода экзорцистов.
Не дожидаясь лифта, Марина бегом поднялась на 6 этаж, трясущимися руками открыла замок…
Леший сидел на диване понурив лицо, вокруг него бегало Лихо.
— Мариночка! Мы…убили…
Марина побледнела. Кто Соседский мальчишка, который иногда звонил в дверь и убегал Доставщик пиццы, ошибшийся дверью Свидетели Иеговы Хотя последних может и…
— …кого
Она не узнала свой голос, хриплый, жуткий….
— Твоих волшебных рабов в ящике…Леший случайно выпустил их, они показывали представление, а потом исчезли….
Марина посмотрела на выключенный телевизор. На Лешего сидящего на пульте управления.
Посмотрела на трясущиеся руки и засмеялась.
***
Прошла неделя и она была готова убить свалившихся на голову «родственников». Они абсолютно не считались с ней, дергали по любому поводу, оставляли за собой свинарник по всей квартире, каким-то чудом умудрились поругаться с соседями, которые высказали Марине все, что думают, о ее невоспитанных бабушке и дедушке.
При любых попытках поговорить о неких правилах и границах, начинали вспоминать ее умершую родню, которая «не чета нынешней молодежи» и то, как они в далеком прошлом спасли от голода/холода/смерти/ (нужное подчеркнуть) очередного Марининого предка и заслуживают благодарности хотя бы за это.
Ей даже пришлось взять отпуск, чтобы как-то обеспечить досуг и питание новоприобретенной «семье».
Дни слились в какой-то нескончаемый поток уборок, готовки и стирки. Из ее спальни ее тоже каким-то образом выселили, ведь «пожилым комфорт нужнее, а она молодая, не заметит даже неудобств», она стала спать в гостиной на старом диване.
В очередной раз, закончив готовку и уборку, Марина прилегла во втором часу ночи, под шум телевизора из спальни, где ее гости смотрели какое-то ночное шоу, не сильно беспокоясь о покое окружающих. Сон долго ждать не пришлось, он сморил ее стоило только закрыть веки.
— Ну что, здравствуй, деточка, приютила дармоедов
Голос из-за спины был насмешлив, но добр. Она резко повернулась.
Ее взору пристал деревенский дом, огород и высокая старуха с волевым подбородком и хитрым прищуром.
— Ну что молчишь, будто воды в рот набрала
— Я…
— Я,я..Последняя буква алфавита. Ты в кого такая нерешительная Я в твои годы за словом в карман никогда не лезла, да и сейчас, даже из мира мертвых тебя за пояс затыкаю.
Марина разозлилась.
— Вы кто вообще такая И как вы со мной разговариваете! Да тем более в моем собственном сне!
Старуха довольно улыбнулась.
— Вот, чую породу. Правильно, внучка, злись, только не на меня злись, а на дармоедов этих. Меня-то они за нос недолго водили, а как узнали, что я кони двинула, тебя навестить решили.
Марина внимательно посмотрела на старуху.
— Вы баба Ага
— Во плоти.
— Умершая баба Ага…
Во сне Марине казалось абсолютно нормальным разговаривать с покойницей. Хотя, если подумать, в реальности в ее квартире спали очень хамоватые реликты, так что может это и было нормальным.
— Ну умерла. И что Не могу внучку повидать
— Можете, наверное…
— Не о том мы речь ведем. Гони Лешего с Лихом прочь из своей жизни. Сядут на хребет, да ножки свесят.
— Но они вроде как родственники,я последняя у них живая родня осталась…
— Да какие они родственники! Нечисть приблудная! В прошлом в лесу жить не хотелось, шишки жрать, до воду с тиной пить, вот и напрашивались в родичи, чтобы с комфортом, да уютом существовать, сами-то не могут себе его обеспечить. Сами живут, не делают ничего, только подай им, да принеси! Как очередной простофиля их раскусывал, уходили следующего дурака искать, а земля русская, как ты знаешь, ими никогда не оскудеет. У них таких сестер, внуков и братьев названных — по всей стране! Вот и ходят от дома к дому с плаксивыми историями. Настоящая семья никогда не будет тебе обузой, но всегда поддержит.
Баба Ага со злостью сплюнула на землю и растерла плевок ногой.
— Давай, внучка, просыпайся, да гони гостей.
После этих слов старуха щелкнула ее по носу и Марина проснулась.
***
Дверь в спальню с грохотом открылась.
Для смелости в руках Марина держала старую швабру.
— Пошли вон!
— Мариночка, как же…
— Я СКАЗАЛА УБИРАЙТЕСЬ ИЗ МОЕЙ КВАРТИРЫ!
— Но твоя баб…
— ПОШЛИ! НА ХРЕН! ИЗ! МОЕЙ! КВАРТИРЫ!
С этими словами Марина замахнулась на гостей шваброй и….
Внезапно в квартире она оказалась одна. Телевизор был выключен, стояла тишина.
Впервые за неделю она ощутила себя хозяйкой в собственном доме, а не прислугой.
Она ощутила жуткую усталость и легла на кровать.
Уже засыпая, услышала «Молодец, внучка», после чего ее окончательно сморил сон, в котором они с папой и бабой Агой пили чай с еловым вареньем и смеялись, не пуская на порог лесную нечисть.
shishtov

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *