ГОРЬКИЕ ЯБЛОКИ

 

ГОРЬКИЕ ЯБЛОКИ В ночь, накануне свадьбы, Алисе приснился странный сон. Малиново румяные яблоки лежали на просторном блюде. Предвкушая сочность и сласть, девушка надкусила одно и отложила, не

В ночь, накануне свадьбы, Алисе приснился странный сон. Малиново румяные яблоки лежали на просторном блюде. Предвкушая сочность и сласть, девушка надкусила одно и отложила, не ощутив вкуса. Второй плод оказался горьким, а третье яблоко почернело, едва Алиса к нему прикоснулась. Откуда-то донеслась песенка «Ах, милый , Августин, Августин…»
Это будильник увел Алису из сновидения. Она прошлепала к полке с книгами и раскрыла сонник. «Проснулась, невеста»- в комнату заглянула мама. Алиса торопливо пересказала странный сон. Мать, выхватив из рук дочери сонник, распорядилась:»Не ерунди! Через час стилист заявится. Быстро в душ и не смей отказаться от завтрака! Второй день ничего не ешь!» «Это от волнения, мамочка! Я счастьем сыта! Сегодня моя свадьба!»- девушка рассмеялась и на щеках ее заиграли ямочки.
Мать покачала головой и, дождавшись, когда дочь скроется в ванной, открыла-таки нужную страницу. Лицо женщины помрачнело. Сами по себе яблоки не являлись плохим предвестником, но вот горькие и испорченные предрекали дочери бесплодные усилия, семейные ссоры и даже беду…
***
… На часах десять вечера. Юная женщина с тревожным взглядом больших глаз, заторопилась. В кружку мужа высыпала истолченную в порошок таблетку, а дальше, как обычно — заварка, кипяток. Вместо сахара — варенье, чтобы спрятать горечь. Если б могла, она бы и яд добавила, но пришлось, как обычно, обойтись снотворным. Главное, чтобы пьяный муж выпил чай до того, как успеет окончательно принять звериный облик. Если все получится, то уже через 15 минут Андрей начнет обмякать, глаза из безумных, перейдут в осоловелые. Тогда она оттащит его на диван и у всех получится уснуть. Протрезвев, муж будет пару дней выглядеть виноватым, а потом снова нажрется с дружками.
Едва открыв дверь, муж заорал:»Алиска-аа! Куда мои тапки, *ука, спрятала!» Женщина схватила кружку с чаем, краем глаза отмечая испуганные мордахи детей. «Андрюша, тапки на месте! А я тебе чаек, как ты любишь…» Мужчина выбил у нее из рук кружку:»Лечить меня тайком вздумала !! Мужики просветили почему чай твой горчит! Пилюльки капаешь Я — не алкоголик! Не позволю себя травить.» Ответ жены ему был не нужен. Пошел на нее медведем. Помня о детях, Алиса, захлопнула дверь в гостинную. Она оказывалась то прижатой к стене с клещами его рук на шее, то на полу…
На ее счастье мужу стало плохо. Неохотно оставив жертву, скрылся в ванной. Раздалось рыгание. Пашка с Наташкой мгновенно оказались возле матери. Алиса вскочила, схватила «дежурный» пакет с их одежонкой и бросилась с детьми за дверь:»Скорее, скорее.» На улице было темно и лил дождь. Семь лет она в этом чертовом городе, а друзьями, которые выручат с ночлегом не обзавелась! Все он, Андрей, с его надуманной ревностью. К свекрови нельзя: встанет на сторону сына, будет упрекать до утра.
После свадьбы молодой муж, казалось влюбленный по уши, увез Алису к себе на родину. По началу было, как обещал: просторный дом свекрови, достаток. Настоял, чтобы жена не искала работу — прокормит и ее и будущего ребенка. Родился Паша. Работа мужа была наполнена командировками. В одной из них он и познакомился с Алисой, когда приезжал в ее город. Уезжал, а жена оставалась с Кабанихой — так она про себя именовала свекровь.
Тетка, обладавшая суровым нравом, отдавала ей распоряжения, как прислуге, внук ее раздражал. Могла отправить невестку на весь день в огород, впуская только к часу кормления ребенка. Девушка поливала грядки водой пополам со слезами. Сажала, полола, убирала курятник и скребла баню.
Алиса видела, что даже Андрей боится матери: слова против не скажет, за жену не вступается. Однажды признался, что мать лупила его до окончания школы. Когда молодые люди познакомились, Алиса выпившим его не видела. Но после свадьбы это происходило почти ежедневно. Не в дрыск — пара рюмок. Говорил, что помогает расслабиться. Как раз на это мать внимания совсем не обращала. Между тем, отец Андрея сильно пил и умер в стадии острого психоза.
Почему она не только не вернулась к матери, но и родила второго ребенка Ей казалось, что достаточно уйти из-под крыши свекрови и все наладится. Рождение дочки дало право на материнский капитал. Андрей подсуетился с кредитом и они купили малометражную квартиру из двух комнаток. Алиса крутилась с детьми — муж по-прежнему возражал против детского сада и ее трудоустройства.
А потом он в чем-то прокололся и лишился прибыльной работы. Крепко запил и впервые поднял руку на Алису. Она простила и, воспользовавшись, сильнейшим чувством вины мужа, устроилась помощницей по хозяйству к одинокому полковнику на пенсии. Федор Гаврилович проживал за городом, в коттедже. Вдовец, взрослый сын давно на ПМЖ в Германии.
Получалось — он да одиночество. Это было невероятно выгодное место: два дня в неделю, а деньги приличные. Убиваться у полковника Алисе особо не приходилось. Он каждый месяц приглашал работниц клининговой компании и они вылизывали дом. Готовка, стирка и глажка. Иногда беседа за чашкой чая. Вот собственно и все, что полковник хотел от молодой помощницы.
Ему-то и решилась позвонить Алиса. Офицер (а они бывшими не бывают) без лишних вопросов, ответил:»Еду!» Когда зареванные Пашка с Наташкой уснули, Федор Гаврилович сделал Алисе предложение. Замуж позвал. Он был крупным, крепким мужчиной 63-х лет. Староват для тридцатилетней женщины Алиса, которую он бережно обнял за плечи, припала к нему, как к крепкой стене и уходить не захотела. Дальше он решал все проблемы. Деньги, связи, его авторитет и Алиса безболезненно разведена. Отказалась от претензий на квартиру и алиментов: полковник пообещал о них позаботиться.
Федор Гаврилович окружил молодую жену и ее детей нежной любовью. По выходным культурная программа — театр, кино, аттракционы в парке. Дети посещали бассейн. Алиса, давно выдохнувшая, занималась хозяйством. У мужа был бизнес — изготовление пластиковых окон. Материально и физически полковник чувствовал себя прекрасно. Так прошло чуть больше трех лет.
Алиса и не знала, что у полковника есть внук — ребенок от первой жены сына. Он-то давно свил другое гнездо за границей. Невестку свою Федор Гаврилович считал непутевой и жизнью ее не интересовался, хоть и жила она в городке за 100 километров от него. Пятнадцатилетний внук позвонил почти ночью. Взрослый мальчик плакал: мать утром умерла в онкологическом отделении и он не знает, что делать. Федор Гаврилович немедленно выехал.
Вскоре подросток вошел в их семью — по другому полковник и не рассматривал. Покой оказался нарушенным. Парнишка, из трудных, убегал из дома, имел суицидальные наклонности, третировал детей Алисы. Женщина даже созвонилась с матерью, чтобы прозондировать почву, на предмет возвращения. Узнала, что мама, встречавшаяся с неким мужчиной, вышла за него замуж. С дочкой разговаривала сухо. Конечно, Алиса сама виновата. За всеми перипетиями к матери ездила пару раз. Впрочем, они никогда не были близки.
Федор Гаврилович запретил жене и думать об отъезде. Не гласно отдал внука в руки психотерапевта и психолога. Удалось пригладить колючки. Дед, когда парню исполнилось 16, взял его на работу и зарплату положил. Контролировал, конечно, но парень ощутил перспективы и дурить перестал.
Надо сказать, что Алиса, согласившаяся на неравный брак, конечно, искала защиты. О любви с ее стороны речи не шло. Однако благородство, ум, харизма Федора Гавриловича вызвали в ней искреннее женское чувство — любовь. Хотелось бы на этом поставить точку, но не все горькие яблоки были Алисой отведаны.
Прошло еще три или четыре года. Семидесятилетие полковника отметили тихо. Федор Гаврилович начал прибаливать. И почему-то меняться. Подолгу сидел, задумывавшись в своем кабинете. Нередко там и обедал. Между ним и Алисой с детьми, как стена образовывалась. А вот внука приблизил. Сергей продолжал работать у деда и поступил в
институт на заочное отделение. Не от большого ума — за деньги, но учился старательно.
И вдруг Федор Гаврилович поставил Алису перед фактом: он с Сергеем едет в Германию. Пора ему повидаться с сыном, а Сереже с отцом. Оказывается, все давно на мази: переписка, видео чат. Женщину очень задело, что муж не нашел нужным рассказать ей об этом. Все равно, что чужой.
А потом они уехали. На целый год. Бизнес Федора Гавриловича отлаженно крутился под присмотром доверенного лица. Он же приносил Алисе деньги на хозяйство. Полковник, случалось, звонил. Но казался не любящим мужем, а хорошим знакомым. Про Наташу с Павлом не спрашивал и о себе без подробностей. Чувство подсказывало Алисе, что ее семейная жизнь подходит к концу. Наверное, что-то следовало предпринимать, с кем-то консультироваться, чтобы не остаться на улице.
Федор Гаврилович вернулся один. Никакой апатии, бодрый. С полными карманами планов, но все мимо Алисы. Объявил, что подает на развод и продает бизнес. Ничего личного, за все признателен, но доживать желает рядом с родными людьми — сыном и внуками (там у него еще двое подрастало). Как обеспечить Алису и ее детей подумает. Дом он, разумеется, продаст.
И обеспечил их полковник от щедрот своих так: двухкомнатная квартира, Паше с Наташей по 100 тысяч на счет, а бывшей жене триста. Разумеется одежда, кое-какие украшения остаются. Разрешил взять в квартиру часть мебели: не в пустую же въезжать. Алиса ни глазам, ни ушам не верила. Да, муж не супер богач. Она имела о его доходах смутные представления. Но однозначно, он был миллионером. И это до продажи бизнеса и коттеджа.
Федор Гаврилович перевез их в новое жилье задолго до решения своих коммерческих вопросов и сразу попрощался. Алиса губы в кровь искусала от обиды, чувствуя себя собачонкой, которую подобрали, обогрели, полюбили, а наигравшись, сдали за ненадобностью. И за Павлика с Наташей было горько — они обращались к полковнику «папа».
Прошло месяца четыре. Дети учились в школе. Алиса, объединив деньги, упавшие с барского плеча, решила, что они пойдут на будущее Наташи и Павла. Полученная когда-то специальность бухгалтера подзабылась, и она поступила на курсы, чтобы освежить память. На что жили Женщина все же немного схитрила и, когда полковник задурил, извернулась сэкономить деньги для себя и детей. Немного. Был расчет и на золотые украшения, подаренные ей мамой, мужьями.
Алиса про каждый вздох своих детей знала. А тут приметила, что куда-то уходят вместе с видом разведчиков. Затревожилась. Ребята, помявшись, признались, что после предательства полковника, навели справки о родном отце. Выяснили, что бабушка умерла, а папка, выпив какой-то гадости, потерял зрение. На инвалидности. Живет в доме бабки. Вот его и навещают.
Алиса прореагировала гневом, но дети ее остудили, сказав, что Федор Гаврилович поступил не лучше отца, выставив ее за порог. Выбрал родную кровь. Почему бы и им не поступить так же Отец, может вынужденно, но стал другим. Рад им был и про Алису спрашивал. Он получает пенсию по инвалидности, сдает ту самую квартиру, в которой они жили. К нему приходит социальный работник. Словом, корысти в них не ищет.
Разговор этот гас и возникал заново. Наступил день, когда Алиса согласилась переступить порог некогда ненавистного дома. Она поставила условие, что войдет в дом для Андрея «невидимкой.» Пусть он не знает о ней. Посмотрит для начала. Сын с дочкой и этому были рады.
Алису встретил заросший сад. В доме все было по старому, но чисто. Андрей выглядел стариком, пожалуй, похуже Федора Гавриловича. Гостям обрадовался. Женщина тихонько присела в уголке, никак себя не обнаруживая. Бывший муж стал собирать на стол. Выставил слегка подгоревший пирог, счастливо объявив, что сам испек. И на стол …четыре чашки выставил. Почти точно подошел к тому месту, где она сидела и встал на колени.
Семья пока не воссоединилась, но Алиса с детьми часто навещают Андрея. Кажется, оборванная связь восстанавливается. Уже ведут бывшие муж с женой разговоры о будущем своих детей. Он с интересом расспрашивает, как идут у нее дела на работе — женщину приняли бухгалтером в школу. Бывает, Алиса готовит обед на его кухне.
В такой день, сидя за одним столом, они, четверо, кажутся семьей. Пашка с Наташкой надеются, что вот-вот и это случится по настоящему. Но даже старуха-судьба затрудняется в предсказаниях. Слишком много пережито, испорчено, пропито и с корнем вырвано…
Автор:

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *