Только бы ты улыбнулась

 

Только бы ты улыбнулась Он пришел в час перед рассветом. В самое темное, жуткое время, когда луна уже погибала, а солнце еще не имело права воскреснуть. Молчали ночные птицы, ни звука не

Он пришел в час перед рассветом. В самое темное, жуткое время, когда луна уже погибала, а солнце еще не имело права воскреснуть. Молчали ночные птицы, ни звука не издавали цикады. Мертвенная тишь стлалась за незваным гостем, будто плащ.
Изорванные лохмотья, клубящийся мрак да пасть, полная голода, морок двигался бесшумно, почти не касаясь земли.
Цель его была близкой и желанной. Хищник жаждал ее, чуял нежную плоть и отчаянно яркий, сводящий с ума огонек души. Впрочем, до плоти ему не было никакого дела.
Остановиться, предвкушая. Погрузиться в грезы: вот она, жертва, наслаждается хрупкой безмятежностью за секунду до слез. А в следующий миг уже захлебывается ужасом и криком, познакомившись со своим мучителем.
Преград нет. Добыча беззащитна оплетай щупальцами тьмы и пируй.
Далеко собрался, образина
Морок вынырнул из тягучей сладости образов и обескураженно воззрился на источник насмешливого голоса. С высоты исполинской, постоянно меняющей форму фигуры вставший на пути чудовища силуэт казался до смешного крохотным и уязвимым. Если бы у морока были брови, в этот момент они определенно взметнулись бы вверх. Быть такого не может! Да неужели перед ним действительно
Страж прошелестел он и, не выдержав, захихикал тихо и трескуче.
Незнакомец, приняв возмутительно расслабленную позу, выждал паузу. А когда чудовище отсмеялось, как ни в чем ни бывало, представился.
Зови меня Теодор. А твоего имени, чернильная клякса, я и знать не желаю. Убирайся, пока цел.
Такой вопиющей наглости от мятежного смертника морок никак не ожидал.
Вот что, начал он, подплывая ближе и откровенно забавляясь храбростью наивного хранителя. Я не причиню тебе вреда. Нет у тебя того, что мне нужно. Зато это есть у твоей Госпожи. Пропусти и останешься невредим.
Может тебе еще и лохмотья отутюжить фыркнул Теодор. Таким, как ты давно бы пора уяснить: совать сюда нос дело гиблое. Поворачивай оглобли и дуй восвояси.
Негромко вздохнув, морок двинулся в обход упрямца. Но, только лишь он поравнялся с несуразным Стражем, путь ему преградили взметнувшиеся прямо из-под земли языки пламени. Чудовище замерло. Медленно обернулось в сторону Теодора. Тот стоял, раскрыв ладонь в магическом пассе, и хмуро, исподлобья глядел на визитера.
Уходи, бросил без тени былой насмешки. Ты не тронешь мою Госпожу.
Вот как. У смельчака-то и впрямь имелись силы. Игры кончились. Морок ухмыльнулся, обнажив несколько рядов острых, словно лезвия, клыков и молнией метнулся к Стражу.
Это оказалось до одури просто схватить нелепое, слишком податливое и маленькое тело, тщетно забившееся в объятиях мрака, сжать так сильно, чтобы выдавить из чужого горла стон. И, притянув спелёнутого черными щупальцами хранителя ближе, заглянуть в потемневшие от страданий глаза.
Я слышал о вашем племени, мурлыкнул морок задумчиво. Легендарные защитники, воины без страха и упрека. Что ж, раз уж мне довелось повстречать столь интересного противника, просвети: ради чего ощущая, как слабеет сопротивление бунтаря, чудовище резко встряхнуло пленника и прошипело прямо в лицо: Ну Ответь, Страж! Это же не первая твоя ночь по повадкам вижу. Так ради чего ты, блаженный самоубийца, каждый раз сам себя отправляешь на бойню Думаешь, Госпожа позволит тебе быть рядом вечно Дурашка. Ее возня с тобой просто прихоть. Забавное развлечение и способ скоротать время. Сам ведь об этом догадываешься, верно Ради чего же тогда! Жажда какой чертовой выгоды тобою движет
Страж захрипел. Морок раздраженно мотнул головой и лишь спустя несколько секунд осознал: тот смеялся. Смеялся, полуобморочно глядя на своего палача, выжимая из легких остатки воздуха.
Тебе не понять. Не нужно никаких наград не… нужно. Только улыбка. Одна лишь ее улыбка.
Путы чуть разжались. Хранитель судорожно глотнул воздух, закашлялся и рассмеялся снова.
Что, прости чудовище смотрело на счастливого безумца почти шокированно.
Ее улыбка, повторил Страж. Вот то, за что я борюсь. То, чем окупаются все мои битвы.
Где-то внутри, в груди мятежника запульсировало мягкое свечение. И с каждым словом оно становилось все ярче.
Думаешь, я умом тронулся Ну так вот, страшилище ты эдакое: все я понимаю. И то, что не всегда рядом буду, и то, что в любой момент отыщется кто-то получше и подороже. Но сейчас… сейчас ей нужен именно я. Она в меня верит. А иначе откуда бы во мне взяться магии
Ослепительная вспышка света поглотила хранителя, заставив морок отдернуть щупальца и попятиться. Страж рухнул на землю. С трудом приподнялся и, пошатываясь, встал на ноги. Пламя обнимало его силуэт, горело в глазах, шальным бесом плясало в ладонях.
Ее вера дает мне силы. Ее надежда поддерживает упорство. И любовь ее позволяет мне быть живым. Что будет потом Да какая разница! Сейчас я пойду на любую казнь ради одной лишь ее улыбки!
Он шагнул прямо к чудовищу отчаянный, нескладный храбрец и яростно усмехнулся:
Да только разве поместится эта истина в твоей головенке, призрак, тень, наваждение, не ведающее, что значит тепло Развейся же горьким дымом поутру, исчезни и никогда слышишь никогда не возвращайся. Пропади ты пропадом, ночной кошмар.
Морок взвыл, когда с пальцев Стража сорвался огненный смерч. Свет завихрился вокруг порождения тьмы, поглощая и растворяя, заставляя корчится в агонии
Когда все закончилось, Теодор выдохнул и тяжело осел наземь. Тело стремительно обмякало, а ноги казались ватными. Измотанный, выжатый досуха, в этот миг он сам себе напоминал бессильную тряпичную куклу.
.
«Это ничего, — чувствуя, как заволакивает туманом сознание, подумал хранитель, ничего. Я успею прийти в себя. В конце концов, до следующей ночи так много времени. Улыбайся, моя Госпожа. Пока я рядом, ты в безопасности».
* * *
Солнечный зайчик пробрался в комнату и робко пощекотал ресницы Молли. Веки девочки дрогнули.
Она выбиралась из сна нехотя слишком уж много приключений и ярких красок тот ей подарил. Сладко потянувшись, Молли пошарила ладонью под одеялом: где-то там должен был обнаружиться знакомый мягкий плюш. Пальцы, как ни странно, раз за разом касались только хлопка простыней. Девочка удивленно распахнула глаза. Тщательно осмотрела кровать нет, действительно нигде нет! Пытливый взгляд скользнул на пол
Так вот ты куда делся!
Отбросив одеяло, Молли босиком промчалась к выходу из детской там, у двери, раскинув лапы, словно от сильнейшей усталости, лежал ее плюшевый мишка.
Как это ты здесь оказался, а вслух спросила девочка, поднимая с пола игрушку. Я ведь точно помню, что положила тебя рядом перед тем, как заснуть.
Искать ответ на этот вопрос совершенно не хотелось радость согревала детское сердце, будто поселившееся внутри маленькое солнышко. В последнее время все утра Молли были такими.
Ведь с тех пор, как у малышки появился этот забавный медвежонок, ни один кошмар больше не смел потревожить ее ночью.
Я люблю тебя, Тедди! шепнула девочка, обнимая Стража своих снов.
Счастливая улыбка озарила ее лицо.

 

Только бы ты улыбнулась Он пришел в час перед рассветом. В самое темное, жуткое время, когда луна уже погибала, а солнце еще не имело права воскреснуть. Молчали ночные птицы, ни звука не

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *