Кайл

 

Кайл (часть первая) Наверно, я всегда ждал этого звонка. Поэтому я не удивился, услышав его голос в телефонной трубке. Кайл Эдвардс. Мой бывший пациент, которого я не видел целых семь лет. По

(часть первая)

Наверно, я всегда ждал этого звонка. Поэтому я не удивился, услышав его голос в телефонной трубке. Кайл Эдвардс. Мой бывший пациент, которого я не видел целых семь лет. По его голосу было понятно одно — его демоны снова вернулись.

В нашу последнюю встречу, состоявшуюся в психиатрической клинике Сан-Франциско, я сообщил ему о том, что он абсолютно здоров. Но даже тогда мы оба понимали, что болезнь может вернуться в любой момент. Что есть что-то в нас такое, что не подлежит полному исцелению. А в его случае это было вопросом времени.

Сразу после его звонка, я в спешке покинул свой офис в Нью-Йорке, вызвал такси до аэропорта и заказал через интернет билет на ближайший рейс до Сан-Франциско. По дороге я связался со своей женой, сообщил о срочной командировке, и предупредил о том, что меня не будет пару дней. Она отреагировала абсолютно спокойно, лишь попросила позвонить ей после того, как будет ясно, насколько все серьезно. И напомнила мне о том, что в воскресенье я выступаю приглашенным лектором в Принстонском университете.
Пока самолет не приземлился в аэропорту, я снова и снова прокручивал голос Кайла в своей голове. Он был очень напуган и взволнован:
— Я в беде, доктор Стивенс. Вы можете приехать и спасти меня

Из нашего короткого разговора я узнал, что Кайл находится в больнице, где ему оказали первую медицинскую помощь после несчастного случая. А после того, как им стали известны детали его заболевания, за ним ведется постоянное наблюдение, и в качестве мер предосторожности, они приковали его кровати наручниками.
Я понимал опасения врачей. Не многие из них знают, как работать с такими пациентами как Кайл. Его диагноз пугает, вызывает недоумение и недоверие и делает моего пациента в их глазах чудовищем.

Путь из аэропорта в больницу занял не так много времени как я думал. Ностальгия, вызванная этой поездкой по ночному городу, уняла в моем сердце волнение и страх перед предстоящей встречей.

Я боялся этой встречи. Снова встретиться с ним взглядом и осознать что счетчик снова на нуле, и нам предстоит начинать все с самого начала. И сказать ему, что, несмотря на все наши прошлые усилия, мы снова проиграли.

Оказавшись в холле больницы, я сразу прошел к стойке регистрации. Медсестра уткнувшись в монитор компьютера не сразу обратила на меня внимание, и только после того, как я назвал ей имя пациента, я смог заинтересовать ее. Она вскочила со стула, и обогнув стойку, представилась:
— Кэрол Ричмонд, старшая медсестра. А вы быстро прилетели. Мы ждали вас только к обеду.

Она нервничала, постоянно поправляя свои рыжие короткие вьющиеся волосы, выбивающиеся из-под медицинской шапочки и пыталась пригладить руками немного мятую форму. Кэрол знала, кто я, и ей льстило, что именно она встретила меня. Я уверен, что она непременно будет хвастаться этим перед своими коллегами, и конечно немного слукавит и добавит некоторые детали от себя.
— Я могу увидеть Кайла — спросил я, сразу переходя к делу.
Ее улыбка погасла, и лицо снова стало серьезным, таким же, каким оно было за минуту до моего его знакомства с ней.
-Конечно. Мы вкололи ему успокоительное, чтобы он мог немного поспать. Он почти все время очень возбужден, и мы боялись, что он может нанести себе вред — сообщила она. — И еще он отказывается впускать в палату свою жену.
-Жену
-Ну да. Они женаты уже два года — отвечает Кэрол, и делает странное выражение лица — думаю вам нужно будет поговорить с ней. Она не в курсе про его болезнь. И мы не знаем, как ей все объяснить. Мы редко имеем дело с такими пациентами. Если быть честной, Кайл, на моей памяти, первый пациент с таким диагнозом в нашей больнице.

Я понимающе кивнул.
-Как он здесь оказался
-Попал в небольшую аварию.В его машину врезалась другая машина. Кайл почти не пострадал. Его доставили в больницу, а потом
Она могла не продолжать. Я догадывался, что было дальше. Но сейчас самым важным было для меня увидеть Кайла. Только поговорив с ним, я точно буду знать, насколько все плохо.

Кэрол проводила меня до его палаты. Возле самой двери я увидел ее. Она сидела на стуле, прислонившись к стене и дремала. Ее левая нога иногда дергалась и она открывала глаза, а потом снова засыпала. Она выглядела очень уставшей и измотанной.
Я не был уверен, что она готова к разговору, после которого ее сердце возможно будет разбито. Бедная девочка. Почему то сейчас ее было жаль больше всего. Не Кайла с его проблемами, а ее. Та, что полюбила человека, которого не существует и вышла за него замуж. Случайная жертва его болезни.
Увидев меня, она подскочила со стула и почти бросилась на меня.
-Вы доктор Стивенс, так ведь — спрашивает она меня — Вы ведь приехали помочь Киту

Она смотрит на меня с надеждой. И взглядом карих глаз умоляет меня сказать ей да. Она верит в меня, и думает, что я смогу вернуть ей ее прежнего мужа. Что тот, кто отказывается ее видеть исчезнет, и ее Кит вновь вернется к ней.
Что мне ответить
Что сказать

-Поговорите с ним — просит она меня и начинает плакать.
Кэрол, как нельзя кстати , берет ее за руку, обнимает, и дает мне знак рукой, чтобы я не терял время и шел прямиком в палату к Кайлу.
Я кивнул и последовал ее совету. Когда дверь за мной закрылась, я оказался наедине с ним. Как в старые добрые времена. Словно я сумел отмотать время вспять и вернулся в тот день, когда я впервые встретил Кайла.

Дежавю.

Наша первая встреча состоялась пятнадцать лет назад в такой же больничной палате, куда он попал, после того как устроил драку в университетской столовой. Меня вызвали, потому что врачи заметили его странное поведение. Сначала они думали, что это вызвано травмой, но потом, когда появилась Джульет, они поняли, что все гораздо серьезней.

Тогда наше знакомство прошло не так гладко, как хотелось. Ему сложно было принять некоторые факты из своей биографии и признать тот факт, что он серьезно болен. А мне было сложно достучаться до него. Кайл долгое время не хотел разговаривать со мной, и только мое терпение и выдержка помогли наладить наши отношения. А потом я начал диалог с ними. С Китом, Джульет и Мартой.

 

Кайл открыл глаза. Он был очень бледен, мокрая от пота челка, зачесана к левому виску. На нем опять эта голубая медицинская пижама, а на запястьях и лодыжках ремни, сковывающие его движения.
— Рад вас видеть — говорит мне Кайл.
— Насколько все плохо — спрашиваю я, прекрасно понимая, что он поймет о чем я его спрашиваю.
— Три года. Я отсутствовал три года — говорит он мне. — Очнулся в больнице, рядом незнакомка. утверждающая, что она моя жена. На руке кольцо, подтверждающее ее слова, а в голове пустота.
-Что последнее ты помнишь
— Как покупал цветы на могилу мамы. А потом, бац — и я в больнице. Он просто меня выключил — говорит он.

Он почти никогда не называет его имени. В редких случаях, когда я почти принуждаю назвать его альтер-эго по имени. Чаще всего в разговоре, он называет его просто ОН. Кайл до сих пор не может простить себя, и именно это чувство вины, запустило процесс в его голове, в результате которого появился Кит.
-А другие

Кайл поник. Значит, они тоже вернулись. Великая Троица, снова решила взять управление его сознанием на себя. Они всегда оправдывались тем, что пытаются помочь Кайлу справляться со своими стрессами. А, насколько мне известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. В случае с моим пациентом — эта дорога ведет прямиком в психушку.

-Я могу поговорить, с кем нибудь из них — спрашиваю я, присаживаясь в стоящее рядом с его постелью кресло.
— Попробуйте. Потом расскажите, как все прошло — просит он меня.

Я киваю. Несмотря на внешнее спокойствие, я знаю, что он очень зол, только в его случае, он может злиться только на себя.
Он закрывает глаза. По телу проходит легкая дрожь, и его тело, до этого немного напряженное, расслабляется. Кайл открывает глаза. Он прищурился, на его лице появилась ослепительная улыбка, и он слегка кусает нижнюю губу.

-Роберт, я так рада тебя видеть — сладким голосом Кайла говорит Джульет — Ты немного постарел с нашей последней встречи, а я как видишь цвету и пахну.
Она говорит с британским акцентом, и постоянно в разговоре упоминает, как скучает по любимому Лондону. Джульет всегда тридцать пять, и она считает своим долгом оберегать Кайла и Кита от опасности. И постоянно жалуется на маленькое жалованье. Именно с ней я нашел общий язык. Единственной проблемой, было то, что она постоянно пытается флиртовать со мной. И я каждый раз напоминаю, что счастливо женат.

Она смотрит на мою руку, видит кольцо, и немного хмурится, но потом снова улыбается губами Кайла.
-Как дела в Нью-Йорке Я читала вашу книгу про нас. Мне она очень понравилось. Вы очень точно передали наши образы. Смогли донести до читателей нашу проблему. А Кит сказал, что это ваш способ заработать деньги на нашей истории. — мило щебечет она — Но я с ним абсолютно не согласна. Вы отлично справились.

Если бы я отлично справился, то тогда не разговаривал бы с тобой Джульет. За время работы с Кайлом, я привык к этому радостному выражению лица, появляющееся каждый раз, когда Джульет хотела поговорить с миром.
-Что случилось, Джульет Все же было хорошо.
-Не совсем. Кайл впал в депрессию. Его уволили с работы, бросила девушка, у него в голове опять возникали плохие мысли. И мы пришли ему на помощь. Мы спасли его от самого себя — начинает оправдывать она.
-Я хочу поговорить с Китом.
— Он не хочет с вами говорить. И считает, что вы зря приехали. Мы нужны Кайлу. — Джульет становиться серьезной.

Она любит Кайла. Любит Кита. И даже к Марте, она относиться как к дочери, несмотря на ее несносный характер. И она их защищает. Джульет ведет себя так, как должна была вести себя Джессика, настоящая мать Кайла и Кита.
-Кайлу нужен я — говорю я достаточно серьезно. — Мне нужно поговорить с Китом.

Джульет в раздумьях. Она прекрасно понимает, что я не желаю Кайлу зла, и, в то же время, она пытается защитить Кита. И ей нужно выбрать. Кому из них сейчас угрожает меньшая опасность. Джульет смотрит на связанные руки Кайла, потом на меня, и я вижу как она принимает решение.

Лицо Кайла снова меняется. Теперь он выглядит озлобленным. Брови сошлись на переносице, а челюсть плотно сжата, отчего Кайл сейчас похож на разъяренного питбуля, готового в любой момент перегрызть мне глотку.
-Ну здравствуй, Кит.

Но он молчит. Наш последний разговор, состоявшийся почти восемь лет, тогда казался для нас прощальным. Он был самой сильной альтер-личностью моего пациента, имеющий свои взгляды на жизнь, и очень долго отказывавшийся соединять свое сознание с Кайлом.

Он до последнего отказывался верить в то, что Кайл сможет жить без него. И не хотел идти с ним на диалог, делиться с ним воспоминаниями, принадлежавшими ему одному.
-Ты женился Поздравляю, ты сделал прекрасный выбор — говорю я ему, надеясь вызвать, хоть какую- то реакцию.

Но он продолжает молчать. Иногда на сеансах это могло продолжаться часами, пока наше время не подходило к концу. Но больше всего меня поражало, то, что он не позволял другим личностям в это время, занимать его место.

Однажды Джульет призналась: она боится, что Кит просто подавит Кайла и станет его основной личностью. И только я и мои коллеги понимали, чем вызвана эта ненависть Кита к Кайлу. Кайл ненавидел самого себя. Этот мальчик, превратившийся в мужчину,так и не смог простить себя. Съедаемый муками совести, его детский разум просто не выдержал. И в попытке вернуть брата к жизни, он потерял самого себя.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *