СЕМЬ ФУТОВ ПОД КИЛЕМ

 

СЕМЬ ФУТОВ ПОД КИЛЕМ После того, как Германия во Второй Мировой захватила Францию, французский флот перестал существовать. В Тулоне, 27 ноября 1942 года он был затоплен по приказу Адмиралтейства

После того, как Германия во Второй Мировой захватила Францию, французский флот перестал существовать. В Тулоне, 27 ноября 1942 года он был затоплен по приказу Адмиралтейства Виши, чтобы избежать захвата. Но история наша начинается задолго до этого. Экипажи многих кораблей давно уже покинули страну.
Как вы понимаете, очень многие моряки и командный состав не собирался сидеть сложа руки. Их не устраивала политика соглашательства Виши и они
Они стали пробираться в Англию и Америку, чтобы продолжить воевать против фашистской Германии. Вот и наши герои отправились в США. Америка в то время не являлась сильной страной и армию имела небольшую. Всё только начиналось. Но военные корабли и подлодки строились. Проходил призыв, и самолёты переправлялись в Великобританию, чтобы помочь им воевать с авиацией немцев.
Команда небольшой французской подлодки во главе с капитаном добралась до Нью-Йорка и заявила о себе. Все они, кроме Зверя, такая кличка была у капитана, были призваны в подводный флот из гражданских, и никто не был профессиональным военным. Но даже такой небольшой опыт был для американцев манной небесной, потому что у них было и того меньше.
Поэтому подводная лодка под названием Улисс Грант вышла, направляясь на базу в районе Эдинбурга, чтобы, с уже готовой командой, войти в состав Королевского флота. И цель у них была одна отомстить. Семьи их погибли. Так что все, от матросов до капитана, желали только одного в бой. Забрать с собой на тот свет как можно больше врагов! Но им сказали:
Не имеете права умирать! Не так много у нас подводных лодок и опыта нет. Поэтому, не имеете такого права. Должны жить и возвращаться с победой.
А капитана не зря звали Зверь. Характеру он был жесткого, и был скор на расправу. Но команда его ценила и уважала, потому что он был справедлив и готов был жизнь отдать за каждого своего матроса. Ещё у них был слухач. Особый слухач. Раньше он играл на виолончели в Национальном оркестре Франции. Слух у него был абсолютный, музыкальный, и вообще. Он мог отличить движок противолодочного катера, идущего пустым, от набитого под завязку глубинными бомбами.
На базу под Эдинбургом лодка пришла с командой и ещё одним пассажиром. Нелегальным. Но тщательно скрываемым командой и оберегаемым, как зеницу ока. А проще. Когда вся команда взошла на борт, то выяснилось, что в носовом жилом отсеке поселился котёнок.
Ну, вы же понимаете. Что в новую квартиру положено заносить кота. Вот матросы и решили, что это к счастью. Поэтому, его укрывали от капитана, а за песочком следили специальные дежурные, которые немедленно всё собирали, а на стоянках тихонько выбрасывали.
Так что, на поиск Улисс Грант вышел в полом составе и стал охотиться. Была у капитана своя стратегия и тактика. Понимая, что он один, и ждать помощи будет не от кого, выработал он особую тактику.
Ложился на дно возле берега и ждал. Ждал, когда пройдёт немецкий корабль или подлодка. И тут особую роль играл наш слухач по кличке Музыкант. Он был в эти минуты Бог и Чёрт в одном лице. Все стояли, боясь издать хоть один звук, и с надеждой смотрели на него, а он
Он, прижав к ушам наушники, сидел, закрыв глаза. И потом
Потом, вскочив, говорил. И начиналось. Подлодка поднималась до глубины атаки и, дав залп из передних аппаратов двумя торпедами, уходила опять на глубину и скрывалась в тёмных водах.
На базу под Эдинбургом лодка всегда возвращалась с победой. Случая не было, чтобы они пришли без удачи. И поэтому количество нарисованных на борту звёзд было гордостью всей команды. Так их и называли Бич Божий. И когда команда, уставшая и грязная, сходила на пирс, все, кто в этот момент были в порту, стояли по стойке смирно и отдавали честь мужеству и самоотверженности команды.
Все говорили, что именно благодаря капитану Зверю и слухачу Музыканту, а также слаженности команды им удавалось всегда возвращаться. Возвращаться с победой. Но матросы знали.
Они точно знали, что причиной этому был их особый талисман по имени Водолаз. Самый настоящий морской котик. Любимец и гордость всей команды. Они прятали его и кормили пронесёнными на борт и оторванными от себя вкусностями. Они точно знали. Потому что, наверное, Богу было угодно увидеть на пирсе своего кота. Когда Зверь уходил, и можно было выпустить его прогуляться, то так оно и было.
И он, подняв хвост, гордо шагал по пирсу той особой шатающейся походкой, которой ходят настоящие моряки.
А в барах, где моряки после похода отдыхали, если кто пытался посмеяться или пошутить над талисманом Улисса Гранта и сказать об этом команде, разгоралась драка. В которой французы сумели показать себя с наилучшей стороны. Так что, никто не рисковал выразить неуважение к их морскому котику по имени Водолаз.
*****
В этот раз подлодка, как всегда, легла на грунт и наступила в отсеках полная тишина. Музыкант, прижав руками наушники к голове, вслушивался в звуки, окружавшие их. Команда стояла по местам, застыв, словно сжатая пружина, готовая распрямиться в одну секунду.
Над головой было почти 300 футов воды. Почти предел. Все ждали.
Музыкант убрал наушники и сказал:
— Эскадренный миноносец. Быстро идёт. С ним пару катеров, но пустые.
— Все по местам, — шепотом сказал капитан. — Отойдут на десять кабельтовых. Поднимемся и дадим залп.
Они ждали ещё некоторое время, а потом капитан издал какой-то рычащий звук, и команда бросилась выполнять бессловесный приказ. Когда лодка поднялась, капитан, глядя в перископ, приказал развернуться вправо на пару градусов и крикнул:
— Товсь. Пли!
Лодка дёрнулась, когда две мощные струи забурлили за бортом и начали свой смертельный полёт в воде к цели. Но тут
Тут из-за небольших островков, находившихся совсем недалеко, вылетели катера.
— Засада! Засада! — закричал Зверь. Погружение! Срочное!
Тральщики и катера, набитые под завязку подводными бомбами, гнали Улисс Грант в западню. Это место называлось Акулья глотка. Потому что, там было полно подводных камней и выступающих под водой острых скал. В глубине был проход. Но ни одна подводная лодка не рискнула войти в него. Все хорошо знали, что оттуда нет выхода. Там верная смерть.
Поэтому, когда Улисс оказался почти у скал, сотрясаемый взрывами бомб, сбрасываемых с катеров и тральщика, капитан собрал всю команду на капитанском мостике.
Он положил по правую руку пистолет, а по левую связку гранат.
— Мы не сдаёмся, как они хотят, — обратился он к команде. — Мы не всплывём. Таково моё решение. Для меня было честью служить с вами, господа. Поэтому, я предоставляю вам право выбора, — и он кивнул на пистолет и гранаты.
Мёртвая тишина была ему ответом. Матросы понимали, что другого выхода нет. Они не сдадут свой корабль врагу. И тут
Тут вдруг со стороны стола, на котором лежали навигационные карты, донёсся странный звук. Вой.
Все обернулись и замерли, пораженные увиденной картиной. Прямо посреди карт стоял, вытянувшись в струну, их любимый морской котик Водолаз. Он вытянул шею вправо и, вращая страшно глазами, тихонько выл.
У капитана Зверя от такой наглости глаза вылезли из орбит. Он, показывая пальцем на кота, грозно спросил:
— Этттто ещё что за ужас!
Можно подумать, что он не знал о нём. Знал, конечно, но закрывал глаза. Мало радости в жизни осталось у этих суровых людей, готовых к смерти каждый день. Поэтому, капитан Зверь молчал о коте. Он не хотел отбирать его у команды. Но это
Это же было полное и абсолютное нарушение устава.
Кот вращал головой и глазами и подвывал.
Зверь внимательно присмотрелся к нему и тихо сказал:
— Всех вас, мерзавцев, на гауптвахту. Под трибунал пойдёте. За — Он вдруг запнулся и его глаза просветлели.
Бросившись к коту, он упал на колени и, приблизив свою голову к его, сказал:
— Ну, Водолазик. Ну, родной. Давай!
И кот дал. Он повёл головой вправо и опустил её немного вниз.
— Все по местам! — закричал Зверь. — Тридцать градусов вправо и десять вниз. Малый вперёд!
Так они и прошли через смертельную Акулью глотку. Через тот самый проход в скалах. Немцы за ними не пошли. Потому что, не самоубийцы.
Когда Улисс Грант пришвартовался к пирсу на своё место, в порту недалеко от Эдинбурга, то все суда, и большие, и маленькие, стояли в полной тишине, а их команды построились на палубе. В полной парадной форме. Они стояли навытяжку. И когда Капитан Зверь в красивенном отутюженном кителе ступил с корабля на землю, воздух разорвали сирены. Все корабли одновременно дали такой звук, что и в Аду было слышно. А моряки и их капитаны отдали честь. Потому что, так полагалось.
Вам не понять.
Капитан шел, отмахивая правой рукой в такт четкому печатному шагу. Потому как, военный он потомственный. А левая рука была занята. Он нёс, прижимая к себе, морского котика по имени Водолаз. И Водолаз с гордостью и даже покровительственно смотрел вокруг. Он-то очень хорошо знал, для кого весь этот парад.
Позади шла разряженная команда. Широченные клёши мели пыль, и они тоже пытались маршировать. Но, во-первых, их покачивало, а во-вторых, просто не умели.
— Салаги, — подумал про себя строго капитан по имени Зверь. — Надо всех первым делом на гауптвахту, а потом строевой учиться, а то, понимаешь, позор один.
Но почему-то остановился в самом конце пирса, и «салаги» окружили его.
— Вы это, — сказал Капитан Зверь. — Вы это Извините, Бога ради, если кого оскорбил.
Он обвёл команду взглядом, на секунду ставшим влажным. А потом сказал:
— Все на гауптвахту пойдёте. Все! и, подняв вверх крепко сжатый кулак правой руки, добавил:
— Ух!
И вся команда подняла вверх крепко сжатые кулаки правой руки и ответила ему:
— Ух!
История эта случилась давно. И вы, конечно, не слышали о ней. Да и не верит никто в настоящего морского кота по имени Водолаз, спасшего свою команду. Но я-то помню. Но я то, знаю. Поэтому и рассказал вам.
Чтобы помнили. Знали и не забывали!
Автор:

 

Источник

Обсудить историю

  1. Слободянюк Алёна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *