Ветер перемен

 

Ветер перемен Эх, хорошо! Капитан Джонсон, чуть пошатываясь, стоял на пороге таверны «Седьмой штурвал» в самом прекрасном расположении духа. Ветер с моря всколыхнул листья пальм, и на лице

Эх, хорошо!
Капитан Джонсон, чуть пошатываясь, стоял на пороге таверны «Седьмой штурвал» в самом прекрасном расположении духа. Ветер с моря всколыхнул листья пальм, и на лице капитана появилась довольная улыбка. Взгляд его был устремлен в сторону причала: там легко покачивался на волнах его гордый бриг «Распутная дева».
Эх, хорошо! вновь повторил Джонсон. Однозначно, жизнь удалась!
Спустившись с крыльца, он допил последний глоток рома, и, хорошенько размахнувшись, запустил пузатую бутылку прямо в прибрежные заросли. Бутылка врезалась в куст, и оттуда неожиданно раздался сдавленный крик.
Капитан нахмурился. С одной стороны, ему, вроде бы, не было никакого дела до того, кто прятался в кустах. С другой врожденное любопытство и страсть к приключениям не позволяли пройти мимо такого необычного явления.
Утвердившись в том, что происхождение голоса надо проверить, Джонсон вынул из ножен шпагу и решительно направился к зарослям. Оттуда послышалось робкое шуршание.
Кто тут, черт подери А ну, выходи! грозно рявкнул капитан. В кустах снова зашуршало, и внезапно оттуда вывалился мальчишка лет четырнадцати, грязный и оборванный. Впрочем, когда-то его одежду можно было назвать даже щегольской, сейчас же она являла собой печальное зрелище.
Капитан неопределенно хмыкнул. Он не успел обдумать, кого же ожидал увидеть, и теперь не знал, удивиться ему или рассердиться. Мальчишка тем временем поднялся на ноги и во все глаза уставился на пирата.
А это вы капитан Чарльз Джонсон
А что, не похож ворчливо отозвался капитан.
П-похожи, неуверенно проговорил парень. Толстый, чёрная борода, треуголка, всё сходится.
Так-так, толстый, значит, Джонсон прищурил глаза, и какого черта ты меня тут выслеживаешь, драная каракатица он протянул огромную лапищу, взял мальчишку за ворот и хорошенько встряхнул.
Тот перепуганно вытаращил глаза и торопливо залепетал:
Меня прислал Седой Бартоломео. Он просил передать вам это, с этими словами мальчик вытащил из-за пазухи сверток и протянул его Чарльзу.
Что-о Седой Бартоломео Тысяча каракатиц, давай сюда! капитан выхватил у мальчишки смятый пергамент и развернул его.
При ближайшем рассмотрении пергамент оказался старой, полуразмытой картой. В неё был завернут сильно потемневший от времени, но всё же явственно золотой дублон. Глаза пирата восторженно заблестели.
Старик Бартоломео, видать, совсем из ума выжил, что таких дураков отправляет с вестями, проворчал он. Что он еще велел передать
Я вовсе не дурак, обиженно отозвался парень. Я сын Вильяма Рыжего, капитана «Кровавой черепахи». Будете обзываться, больше ничего не скажу!
Чего-о Рыжего Уилла А ну пойдем, поговорим! капитан сунул дублон в карман видавшего виды камзола, решительно взял парня за плечо и потянул его к входу в таверну.
Устроившись за дальним столом в самом темном углу, убедившись, что вокруг нет лишних ушей, капитан Джонсон набил трубку любимым табаком, и, наконец, вполголоса спросил у мальчишки:
Что просил передать Бартоломео
Он нашел карту, на которой указан путь к Заклятому острову, также вполголоса ответил мальчик. Его глаза тускло блестели в темноте. Джонсон вытащил смятый обрывок карты и уставился на него.
Нет, это не она, прошептал его собеседник. На этой карте обозначено, как найти самого Бартоломео.
Но на ней же ничего не разобрать! проворчал Чарльз, пытаясь при свете свечи рассмотреть расплывчатые знаки на пергаменте.
Я знаю, покаянно кивнул мальчишка. Но Седой Капитан дал мне её очень давно. Прошло, наверное, уже месяца три с тех пор, как я покинул корабль и отправился искать вас.
Святая каракатица, где ж ты пропадал все это время возмутился Джонсон.
Юнец глянул на него виновато:
Корабль, на котором я рассчитывал добраться до Обезьяньей Гавани,захватили тамошние пираты, а меня продали в рабство, мне не сразу удалось сбежать.
Бедолага, сочувственно покачал головой Чарльз, и как же тебе удалось сохранить вот это он потряс картой у мальчишки перед носом. Тот смутился.
А теперь заканчивай врать! прикрикнул на него Джонсон. Кто тебя подослал и зачем
Да я не вру, клянусь, не вру! парень обиделся не на шутку. Я ведь знал, что без дублона вы мне не поверите, поэтому берег его, как зеницу ока, и карту тоже.
Ну, хорошо, смягчился капитан. Расскажешь, как удалось сохранить золотишко, поверю и всему остальному.
Меня никто не обыскивал, просто заставили палубы драить и всё, всё ещё обиженно отозвался мальчишка. Не рассказывать же старому пирату о древнем, хоть и не слишком приличном, способе провоза контрабанды.
Хорошо, поверю тебе на слово, Джонсону не терпелось услышать продолжение, поэтому он решил, что знать подробности не столь важно. Итак, зачем я понадобился Бартоломео, почему бы ему не отправиться на поиски сокровища самому
Мальчишка пожал плечами:
На этот вопрос может ответить только сам Седой Капитан.
Чарльз задумался и долго сидел молча. Трубка его погасла. Мальчик, устав ждать, осторожно кашлянул. Капитан бросил на него быстрый взгляд и коротко сказал:
Отправляемся завтра на рассвете, поднялся и вышел из-за стола, впрочем, успев заметить засиявшие глаза и счастливую улыбку на лице мальчишки.
***
В каюте «Дохлой чайки» было темно, и клубами плавал дым. Два бывалых пирата смотрели друг на друга, и каждый из них притворялся, что не видит нетерпения другого и сам не испытывает того же. Наконец, Джонсон не выдержал и задал мучивший его последние несколько недель вопрос:
Зачем тебе понадобился старый Чарли Я уже не тот, что прежде, во мне нет и капли прежней удали
Глаза Седого Бартоломео сверкнули в полумраке.
У меня предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Ты ведь знаешь, о чем мечтает каждый пират Найти сокровище Заклятого острова. Сокровище, которое всегда возвращается к его владельцу
И чем больше его тратишь, тем больше оно приумножается, добавил Чарльз.
А ты помнишь единственное условие, при котором с сокровища будет снято заклятие голос Седого Капитана звучал таинственно.
Конечно! Его знает каждый ребенок. Все монетки до последней должны быть разделены между присутствующими абсолютно поровну.
Так вот. Говорят, что в сундуке ровно девятьсот девяносто девять монет, и разделить это число поровну можно только на три, а значит, на поиски сокровища должны отправиться три человека. Но если кто-то из них нарушит уговор, и возьмет себе в пещере всего лишь на одну монетку больше, при свете дня всё сокровище превратится в прах, а взявшие его умрут. Туда нужно идти только с теми, кому доверяешь как себе.
Капитан Джонсон молчал, покусывая мундштук трубки. Действительно, среди пиратов немного нашлось бы тех, кому можно доверять. Во всяком случае, он, Чарльз Джонсон, никому из молодых не доверился бы. А пиратов старой закалки можно было пересчитать по пальцам одной руки.
Пожалуй, сейчас в мире есть только два капитана, которым я доверяю, продолжил Бартоломео, это ты и Вильям Рыжий. Поэтому ты здесь, Чарли. Ты согласен отправиться со мной на Заклятый остров
***
Чарльз Джонсон стоял на капитанском мостике и смотрел вдаль. На его лице блуждала мечтательная улыбка, из зажатой в зубах трубки вился дымок. Грядущее сулило хорошую наживу и нескучное времяпрепровождение, и капитан был весьма доволен жизнью. Очень доволен

 

Ветер перемен Эх, хорошо! Капитан Джонсон, чуть пошатываясь, стоял на пороге таверны «Седьмой штурвал» в самом прекрасном расположении духа. Ветер с моря всколыхнул листья пальм, и на лице

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *